Лекция 34. Гомеопатическое ухудшение.

«Органон», § 154: «…Болезнь недавняя уничтожается обыкновенно первым приемом, так что затем не происходит никаких заметных искусственных недугов».

При лечении острых болезней практически не бывает сильного первоначального ухудшения. Лишь в тех случаях, когда острое заболевание вызывает угрожающее жизни состояние или длится так долго, что появляются патологические изменения в органах и тканях, может наблюдаться первоначальное гомеопатическое ухудшение. Как правило, это ухудшение проявляется общим изнеможением, сильным потоотделением, истощением, рвотой и поносом, появляющимися через непродолжительное время после приема лекарства. Я наблюдал очень серьезные обострения даже в тех случаях, когда выздоровление было неизбежным. Острая болезнь, которую не лечат и которая не представляет непосредственной угрозы для жизни, как правило, переходит в хроническое состояние, длящееся многие годы. Если болезнь не излечивается, то она постоянно прогрессирует, и самые сильные ухудшения мы наблюдаем в тех случаях, когда имеются патологические изменения в органах и тканях, и чем значительнее эти изменения, тем сильнее гомеопатическое обострение.

В первую очередь врач всегда должен определить, острая болезнь у его пациента или хроническая. Когда нет изменений в тканях, то, как правило, нет и сильного первоначального ухудшения. Рвота и понос, появившиеся после назначения гомеопатического лекарственного средства, говорят нам о наличии в организме очага инфекции, продуцирующей септическое состояние.

Гомеопатическое ухудшение — это реакция жизненной силы, которая, так сказать, начинает наводить порядок в организме. Устанавливает порядок сама жизненная сила, а не гомеопатическое лекарство. Разумеется, аллопатическое средство, даваемое в грубой, непотенцированной форме, само вызывает изменения в организме, но потенцированное гомеопатическое лекарство лишь возвращает систему в состояние гармонии и порядка, а все происходящие в организме изменения обусловлены действием жизненной силы. При лечении хронического заболевания, если нет патологических изменений в тканях и органах, гомеопатическое ухудшение может вообще не проявиться, а будет наблюдаться очень слабое обострение симптомов, но это явление другого характера, вызванное установлением лекарственной болезни. Выделение болезненных субстанций должно происходить естественным путем через печень, желудочно-кишечный тракт, почки, кожу, слизистые, т. е. через так называемые естественные биологические клапаны. Подобные процессы, когда появляются сильные рвота, понос, обильное отхаркивание, учащенное и измененное мочеиспускание, высыпания на коже и т. д., легко можно принять за обострение болезни.

Например, к вам пришел пациент, у которого в результате неврита уже в течение нескольких лет парализована конечность. После приема правильно подобранного гомеопатического лекарства у него в парализованной конечности появилось ощущение бегающих мурашек и покалывание, причем настолько сильное, что он не может спать по ночам. Вот это и есть гомеопатическое ухудшение, которое в данном случае обусловлено тем, что восстанавливается нормальная иннервация парализованной конечности, и, когда это произойдет, конечность снова станет нормально функционировать.

Или возьмем, к примеру, ребенка, долгое время пребывавшего в состоянии оцепенения из-за снижения мозговой активности. После приема препарата у него появляется очень сильное покалывание в скальпе, в пальцах рук и ног — ребенок вертится, кричит и плачет, так что врач должен обладать поистине железной волей, чтобы не поддаться на мольбы и угрозы матери и близких, требующих немедленно облегчить состояние, т. к. они уверены, что ребенок может умереть.

Реакции больного организма, когда жизненная сила начинает восстанавливать порядок, часто бывают очень выраженными и болезненными, но, чтобы выздороветь, больной должен пройти через эти страдания. Врач-гомеопат должен понимать, что выздоровление нередко идет через страдания, и, если он не в состоянии выносить подобные сцены, то он должен заняться чем-нибудь другим, т. к. самое страшное, когда врач, не устояв перед мольбами и угрозами, дает другое лекарство, снимающее первичное ухудшение, но усугубляющее заболевание.

Врач-гомеопат должен хорошо различать гомеопатическое ухудшение и лекарственную болезнь; аллопатической медицине эти два понятия вообще неизвестны. Иногда врачи, особенно начинающие, не могут дифференцировать эти состояния.

Выраженность гомеопатического ухудшения не зависит от длительности заболевания. Нередко заболевание, уже многие годы беспокоящее человека, излечивается с незначительным первичным ухудшением или вообще без него или, наоборот, совсем недавно появившееся заболевание излечивается после очень сильного гомеопатического ухудшения. Выраженность первичного ухудшения зависит от степени тяжести патологических изменений в органах и тканях: чем сильнее изменения, тем более сильные страдания и боли испытывает больной при гомеопатическом ухудшении. Когда после каждой дозы лекарства вы наблюдаете у своего пациента сильное ухудшение, вы должны знать, что есть серьезные изменения на тканевом уровне.

Следует различать такие состояния, как проявления болезни и абсолютная слабость жизненной силы. Существуют понятия слабость организма и активность организма, которые проявляются при сильных патологических изменениях в тканях. У ослабленных пациентов после приема лекарства может наблюдаться слабая реакция или вовсе никакой, но, когда наблюдается абсолютная слабость, то, как правило, имеется несколько слабо выраженных симптомов, по которым практически невозможно подобрать нужное гомеопатическое лекарственное средство.

Например, вы пришли к длительно болеющему пациенту, у которого начинается общее истощение, но четкие проявления кахексии еще отсутствуют. Вы правильно назначаете ему подобное лекарство и наблюдаете в период гомеопатического ухудшения четко выраженные симптомы кахексии. Ваш пациент испуган, он считает, что вы дали ему токсическую дозу лекарства и т. д. Но врач должен знать, что это состояние обязательно развилось бы у больного, если бы ему не дали гомеопатическое лекарство: препарат не может вызвать тех болезненных состояний, которых у человека нет, за исключением сверхчувствительных к этому препарату людей. Для сверхчувствительных типов и при слабой конституции гомеопатическое лекарство следует давать в более высокой потенции, чем обычно. Следующий параграф развивает эту тему.

«Органон», § 155: «Я сказал: никаких заметных недугов; ибо когда вышеупомянутое лекарство действует на тело, то в действии бывают только припадки, сходные с припадками естественного страдания, занимая место последних в организме, преодолевая и уничтожая их своим перевесом. Другие припадки (часто многочисленные) гомеопатического лекарства, не соответствующие лечимой болезни, почти вовсе не обнаруживаются, а между тем болезнь час от часу слабеет. Дело в том, что лекарственный прием, чрезвычайно малый в гомеопатическом применении, слишком слаб для того, чтобы проявить свои негомеопатические действия на части тела, свободные от болезни; но он непременно производит эти действия в частях, чрезвычайно раздраженных и возбужденных страданиями, чтобы тем вызвать в пораженной жизненной силе подобную же, но сильнейшую лекарственную болезнь и удалить болезнь первоначальную».

С. Ганеман утверждает это, исходя из своего опыта. Это его сугубо личное мнение, и он сам не придавал ему принципиального значения.

Занимаясь гомеопатической врачебной практикой, вы должны принять за правило не повторять дозу при лечении острых болезней, если через несколько минут после приема появилось даже слабое ухудшение. В этих случаях подобранное лекарство настолько подобно, что в повторении нет никакой необходимости. Разумеется, существуют ситуации, когда необходимо повторить прием дозы лекарства, но это зависит от конкретного случая, и нет каких-то строгих правил на этот счет — единственное разумное поведение врача заключается в том, чтобы дать больному единичную дозу лекарства и затем ждать, отслеживая результат.

При брюшном тифе, когда у пациента высокая температура и он находится в бессознательном состоянии, я даю через определенные промежутки времени в зависимости от типа конституции одну дозу лекарства, разведенного в воде, за другой, пока не замечу изменения в состоянии больного, говорящего о том, что лекарство начало действовать. И как только эти признаки появляются, я сразу перестаю давать лекарство. В подобных лихорадочных состояниях, когда организм ослабел, никогда не следует ожидать немедленной реакции.

При перемежающейся лихорадке реакция организма на действие гомеопатического лекарства появляется довольно быстро, как правило, уже после первой дозы, и повторять лекарство уже нет необходимости, в то время как при тифе в большинстве случаев реакция появляется через несколько часов и повторные дозы в подобных случаях приемлемы. При тифе, протекающем в не очень тяжелой форме, повторять дозу не следует.

Чем крепче организм у человека, тем сильнее эффект лекарства, производящего быстрое и безопасное действие. Чем слабее пациент, тем более осторожным должен быть врач, назначая самые высокие потенции, какие у него есть. При многих хронических заболеваниях реакция организма на действие лекарства проявляется в течение суток, и поэтому повторять дозу через несколько часов — опасно. Если дрожь утихла или выступил пот и ваш пациент спокойно спит — никогда не следует при таком состоянии повторять лекарство. Например, при дифтерии в одних случаях повторение дозы приводит к смерти пациента, а в других повторение дозы спасает жизнь, и я надеюсь, что когда-нибудь смогу установить эти закономерности, которые пока нам неизвестны.

При серьезных заболеваниях всегда следует придерживаться следующего правила: пока одна доза лекарства работает, никогда не назначайте повторную. Когда мы видим, что симптоматика изменяется и необходим другой препарат, то мы должны обязательно дождаться, пока действие препарата полностью прекратится — никогда нельзя назначать новый препарат, пока не закончилось действие предыдущего. Искусство врача-гомеопата заключается не только в том, чтобы суметь подобрать подобный препарат, но и в том, чтобы понимать, когда гомеопатическое лекарственное средство действует, в какой момент его действие закончилось и когда следует дать другой препарат или повторить дозу. Все это можно узнать, только наблюдая и анализируя симптомы.

«Органон», § 158: «Это незначительное гомеопатическое усиление болезни в начале лечения (верный признак, что острая болезнь будет скоро вылечена, и обыкновенно уже первым приемом) очень естественно; врачебная болезнь должна быть сильнее лечимой, чтобы преодолеть и уничтожить последнюю; точно также и естественная болезнь способна уничтожить другую, подобную себе, тогда только, когда она сильнее ее (§§ 43-48)».

То, что одна естественная болезнь может подавить другую, если превосходит ее по силе и качеству, но прежде всего, за счет их подобия, не подлежит никакому сомнению. В тех случаях, когда при лечении острой болезни наблюдается даже незначительное первичное гомеопатическое ухудшение, можно быть уверенным, что для излечения будет достаточно всего одной дозы, и только в редких случаях ее приходится повторять. Но когда мы не наблюдаем даже самого слабого первичного ухудшения, а состояние постепенно начинает улучшаться, то мы должны знать, что лекарство подействовало недостаточно глубоко и это улучшение может прекратиться в результате острой болезни. Когда улучшение прекращается, то значит прекращается и действие гомеопатического лекарства, а следовательно, для полного излечения мы должны дать еще дозу.

Улучшение, которое не предваряется каким-либо гомеопатическим ухудшением в случаях острого заболевания, не сохраняется так же длительно, как улучшение, появляющееся после первоначального ухудшения.

В тех случаях, когда вы назначаете не совсем подобное лекарство, также не наблюдается первоначальное ухудшение, за исключением сверхчувствительных к этому препарату пациентов, но это уже является лекарственной болезнью. Когда вы не обнаруживаете у пациента, не ослабленного длительной изнуряющей болезнью, первоначального гомеопатического ухудшения, то в большинстве случаев это значит, что лекарство, которое вы ему дали, имеет лишь частичное подобие и может потребоваться еще два или три таких частично подобных лекарственных средств, чтобы излечить болезнь. Как правило, средние врачи-гомеопаты назначают одному пациенту поочередно два-три препарата, в то время как мастер назначает всего одно.

«Органон», § 159: «Чем меньше прием гомеопатического лекарства, тем мнимое усиление болезни на первых порах бывает слабее и короче».

Это было написано во времена, когда С. Ганеман экспериментировал с низкими потенциями до 30-й включительно и почти не пользовался более высокими. В то время у него был уже достаточный опыт работы с 30-ми потенциями и он еще только начинал свои опыты с более высокими потенциями. Поэтому мы можем рассматривать это ухудшение как лекарственную болезнь. В более поздних своих работах С. Ганеман пишет, что болезнь действительно усиливается, когда дается подобное лекарство в грубой форме или в низких потенциях, но, начиная с 30-й потенции и выше, мы наблюдаем более мягкое и более глубокое целебное действие, и чем выше потенция, тем слабее и короче выражено гомеопатическое ухудшение. Смысл этого параграфа в том, что ухудшение должно появляться в первые часы после приема лекарства, и именно это имеет в виду С. Ганеман.

Хорошо известно, что нельзя назначать Belladonna в низких потенциях (3С или 4С) при симптомах сильного мозгового перенапряжения детям, т. к. гомеопатическое ухудшение настолько сильное, что если действие лекарства не нейтрализовать, то ребенок может умереть. Когда болезненное состояние ярко выражено, то подобное действие Belladonna как бы добавляется, усиливая болезнь. Но это характерно только для низких потенций, а начиная с 30-ой потенции, гомеопатическое ухудшение тем слабее и короче, чем более высокая потенция применяется. Эту закономерность установил еще С. Ганеман. Это ухудшение можно объяснить тем, что лекарственная болезнь, вызванная действием препарата, добавляется к подобной естественной болезни и внешние проявления усиливаются. Но, как правило, несмотря на внешнее ухудшение, пациенты говорят, что их общее самочувствие улучшилось.

Гомеопатическое ухудшение затягивается по времени при использовании низких потенций и при частом необоснованном повторении доз. Я недавно наблюдал сильное ухудшение состояния, произошедшее как раз из-за необоснованного повторения доз лекарства. Ко мне пришла молодая женщина 20-ти лет с жалобами на сухой, резкий кашель. Я дал ей одну дозу Bryonia, но, вместо того, чтобы сразу рассосать все гранулы под языком, она растворила их в воде и принимала в течение двух дней. К концу второго дня ко мне прибежала испуганная мать этой молодой особы. Я посетил свою пациентку и выяснил, что у нее из-за неправильного приема появилась клиника тяжелой формы пневмонии, характерная для патогенеза Bryonia. Я с помощью антидота снял действие Bryonia и уже на следующее утро девица чувствовала себя полностью выздоровевшей. В этом случае пациентка из-за своей невнимательности невольно стала испытателем, а так как она оказалась чувствительной к действию этого препарата, то у нее четко проявились симптомы Bryonia. Когда лекарство подобно, вы будете в практике много раз наблюдать такие случаи. Когда гомеопатическое средство подобно лишь частично, то оно может излечить заболевание, но такие состояния может вызвать лишь препарат, полностью подобный болезни.

Объяснить вышесказанное можно тем, что организм пациента чувствителен как к болезни, так и к лекарству, которое эта болезнь излечивает. Можно вызвать лекарственную болезнь или усугубить состояние больного ненужным повторением доз либо использованием низких потенций. Как это ни пародоксально звучит, но, чем искусней врач-гомеопат, тем опаснее для него низкие потенции до шестой включительно, т. к., чем больше подобие между болезнью и лекарством, тем более сильное и продолжительное ухудшение вызывает действие гомеопатических препаратов в низких потенциях. Поэтому врач по мере своего профессионального роста старается переходить на все более высокие потенции, отказываясь от низких разведений, проявляющих токсическое действие.

Гомеопатическое ухудшение при назначении десятитысячных потенций короткое и четкое: обостряются только патогномоничные симптомы болезни, а общее состояние значительно улучшается. Само заболевание не ухудшается, не прогрессирует и не становится интенсивнее, обостряются лишь симптомы болезни, но пациент при этом заявляет, что ему становится лучше. Усиление симптомов иногда тревожит больного, но в глубине он осознает, что общее его состояние улучшается. Часто можно слышать примерно следующее: «Доктор, я чувствую себя этим утром значительно лучше», — говорит пациент, хотя объективно симптомы обостряются.

Органон, § 160: «Но как почти невозможно приготовлять лекарство в столь бесконечно малом приеме, чтобы оно не могло исправлять, преодолевать и совершенно излечивать сходную болезнь (см. прим. к § 249), то понятно, почему прием его, не уменьшенный в возможной степени, обладает способностью вызывать в первое время кажущееся ожесточение болезни».

В настоящее время из-за того, что мы применяем в своей практике потенции выше 30-ой, нас обвиняют в отходе от идей С. Ганемана. Но наш Учитель писал в тот период своей жизни о 30-й потенции как о достаточно высокой для одних случаев и достаточно низкой для других. Это был ранний период его исследований, когда он только начал выяснять, где заканчивается действие лекарственного средства. Нас обвиняют в отходе от идей С. Ганемана лишь потому, что в своей практике мы используем потенции, отличные от тех, которые использовал С. Ганеман. Но в § 279 «Органона» мы читаем: «Вот общий итог всех моих опытов и наблюдений в этом отношении. Если болезнь не имеет очевидного источника в органическом поражении какого-либо важного внутреннего органа, то прием никогда не может быть настолько мал, чтобы тотчас по принятии не в состоянии был произвести припадки сходные, даже несколько превосходящие силою те, которые больной ощущал в естественной болезни (малое гомеопатическое ожесточение, §§ 157-160). Лекарственная болезнь всегда сильнее той, о которой идет дело, и способна превозмочь, уничтожить и прекратить последнюю надолго, если при этом будет устранено всякое постороннее лекарственное влияние». Когда мы используем 200-ю потенцию, то обнаруживаем гомеопатическое ухудшение; используем 1000, 10 000, 50 000 и опять отмечаем гомеопатическое ухудшение, т. е. все они способны усиливать внешние проявления болезни, и, следовательно, лекарственное средство в этих потенциях сохраняет свою целительную силу. Только тогда, когда потенция будет настолько высока, что не сможет вызвать гомеопатическое ухудшение, мы можем заявить, что в этом разведении лекарственное средство утратило свою целительную силу. В настоящее время мы дошли до потенции 13ММ, и это еще не конец.

Мы никогда не утверждали, что потенция не зависит от болезненного состояния, наоборот, мы всегда говорим, что степень потенции должна соответствовать болезненному состоянию. Мы не отошли от учения С. Ганемана, а действуем в полном соответствии с ним.

«Органон», § 280: «Это неопровержимое правило, выведенное из длинного ряда опытов, учит нас уменьшать приемы всякого лекарства до той степени, на которой они производят едва заметное ожесточение болезни. Итак, не будем опасаться тонкости разжижений, до которой мы должны нисходить при лечении, вопреки всем умствованиям и насмешкам тех, которые, сроднившись с материальными понятиями, находят невероятным, чтобы бесконечно малый прием мог быть действительным; их неверие и насмешки ничего не значат при непреложных доказательствах опыта».

Может ли быть тут какое-то сомнение в отношении того, что С. Ганеман имел в виду, когда говорил о самых малых дозах? Могут ли быть тут какие-то сомнения в том, что он имел в виду разбавления, и разбавления все более и более высоких степеней, пока не будет достигнут тот уровень, при котором уже не наблюдается никакое гомеопатическое ухудшение?

В примечании к § 249 С. Ганеман пишет: «Так как опыт доказывает, что, как бы ни был мал прием гомеопатически пригодного лекарства, он почти неизменно производит явное облегчение болезни (§§ 161, 279), то было бы неразумно и вредно приписывать недействительность средства или даже некоторое ожесточение болезни слишком малому его приему и на том основании повторять или увеличивать последний. Каждое ожесточение болезни появлением нового симптома, если не было каких-либо нравственных потрясений или погрешностей в диете, доказывает только непригодность употребленного лекарства для данного случая, но отнюдь не бессилие приема вследствие его малости». Так, чувства не имеют никакого отношения к величине потенции. В аллопатической медицине принято отталкиваться от токсической дозы вещества, т. е. врач-аллопат назначает пациенту в качестве лекарства дозу вещества немного меньше той, которая является ядом. Это можно сделать с помощью обычных весов. Но это не та проверка наличия целительной силы, которую предлагает С. Ганеман: он предлагает проверять дозу лекарства на способность произвести даже самое слабое обострение симптомов. Мы видим, что он не ограничивает степень потенции, а лишь на практике учит, как определить наличие целительной силы.

Существует широко распространенное мнение не среди истинных последователей С. Ганемана, а вообще среди врачей, называющих себя гомеопатами, что дозы лекарственных средств, которые предлагает С. Ганеман, слишком малы, чтобы лечить. Это роковая ошибка. Увеличение дозы действующего вещества не может сделать лекарство более гомеопатическим. Подобие лекарства болезни — это первое условие успешного излечения, а потенцирование — второе. Но мнение, что доза лекарственного вещества в потенциях, которые предлагает С. Ганеман, слишком мала для излечения, в корне неверное. Правота нашего великого Учителя постоянно подтверждается великолепными результатами нашей повседневной врачебной практики. Выбор потенции зависит от конкретного случая, и в настоящее время нет каких-то строгих правил, регламентирующих выбор потенции.

Из всего нашего опыта мы четко знаем, что 30-я потенция — это наиболее низкая потенция, которую можно назначить при любом остром или хроническом заболевании: более низкие дают в лучшем случае лишь частичное, временное облегчение. Но где тот предел в потенцировании, после которого лекарственное средство теряет свои целительные свойства, мы не установили. При лечении нужно назначать препарат в разных потенциях, которые соответствуют степени нарушения внутреннего состояния, т. е. разные потенции одного лекарственного средства действуют на разных уровнях организма, но они неразрывно связаны между собой.

Самая непростительная ошибка для любого врача-гомеопата — начать свою практику с мыслью, что действующего вещества в 30-ой потенции, предложенной С. Ганеманом как самой низкой, недостаточно для лечебного действия. Это говорит о том, что ум такого врача недостаточно гибок и находится в плену материалистических суждений и он не может быть истинным ученым, для которого главный критерий — практика. Умозрительно можно вывести любую, даже самую фантастическую теорию, но практический опыт всегда покажет ее ложность. Знание является истинным тогда, когда оно подтверждается опытом.

Просмотров: 8718 ,