ЯЗЫК БОЛЕЗНИ

ЯЗЫК БОЛЕЗНИ

Язык болезни, как и любой другой, следует учить. Многие тыся­чи лет медицина пыталась понять болезнь своими собственными методами, обращая мало внимания на тот язык, с помощью кото­рого болезнь сама выражает себя. Подорванная жизненная сила пользуется самым старым и универсальным языком в мире — язы­ком знаков. Все выраженные внешним образом признаки болезни мы находим путем наблюдения так называемых “объективных симптомов”. Болезнь также выражает себя субъективно в форме так называемых “субъективных симптомов”, которые должны быть получены от пациента. Часто все это очень трудно сделать. Бывает, что гомеопат слишком часто ожидает указаний от субъективных признаков, почти полностью пренебрегая объективными. Все ве­ликие врачи являются интуитивно внимательными наблюдателями признаков болезни. Именно от этих двух диалектов болезни зависит наша картина симптомов болезнетворного воздействия. Когда приходит паци-еп г, врач должен, прежде всего, внимательно наблюдать его, отме­чая выражение лица, манеры, характер поведения, привычки и все инешние проявления. Это часто дает ключ ко всему случаю без еди­ного вопроса. Один приходит неуклюжей походкой, он неопрятен, и его препаратом может быть Sulphur. Другой наряден, пижон, волосы элегантно причесаны, и это, вероятно, пациент типа Arsenicum. Мягкий скромный пациент с хорошими манерами, который часто плачет, рассказывая о своих проблемах, часто принадлежит к типу Pulsatilla. Обращайте внимание на действия пациента, минеру говорить — медленная или быстрая, уклончивая, с использованием обдуманных слов, нервная и т.п. Все это мы должны на­учиться замечать и записывать, будучи начинающими. Позже, с приобретением опыта, это входит в привычку, и больше не нужно фиксировать каждое мелкое наблюдение. Живой нервный пациент, особенно если это женщина, часто является Phosphorus. Из­менчивый пациент, демонстрирующий всевозможные противоре­чия, предполагает Ignatia, болтливый — Lachesis. Однако при болт­ливости, обусловленной старческой дегенерацией, этот препарат обычно не требуется, и так далее по всей теме.

Если врач может добраться до способа мышления пациента, его непроизвольных идей, то он способен построить картину его психи­ческого процесса. Это часто трудно сделать. Психоаналитику требуются на это часы и недели, а у врача редко есть в распоряжении столько времени. Для того, чтобы вскрыть подсознательные психи­ческие тенденции, спросите, часто ли пациент видит сны и какой характер они носят: о бизнесе, возбуждении, пожаре, эмоциональ­ных или эротических вещах и т.д.; о чем он думает в спокойные мо­менты, когда его ум не занят, т.е. о “блуждающих мыслях”, как их иногда называют. Некоторые, например, мгновенно переключаются с одного на другое без определенных идей. Медленно или быстро протекают процессы мышления? Сила ума — важный фактор.

Эти картины симптомов обычно можно разбить на две катего­рии — состояния экзальтации или возбуждения и состояния де­прессии. Все картины болезней отвечают той или другой, и весьма трудно решить, какому классу принадлежит пациент. Все препараты являются по своему характеру, прежде всего, депрессивными или возбужденными. При депрессивном состоянии редко думают пи Aconite, за исключением, возможно, острого коллапса, или о Phosphoric acid при состоянии возбуждения. Разделение всех препаратов на два этих широких класса оказывает неизмеримую по­мощь при выборе назначения.

Теперь мы должны изучать остальную часть организма пациента. Часто я, проделав все вышеописанное, при внимательном обследо­вании тела обнаруживал что-нибудь, опровергающее весь мой вы­вод, — огромную бородавку, тенденцию к изменению цвета и т.д. и т.п. Такие наблюдения часто полностью меняют интерпретацию картины симптомов, полученную до этого момента. Вывод может также радикально измениться, когда выяснится, что несколько лет назад у пациента была операция, после которой он никогда не чув­ствовал себя хорошо. Это может означать, что симптомы являются отраженными, и дать нам еще одну точку зрения.

Недавно ко мне пришел молодой человек, истеричный настоль­ко, насколько может быть истеричен мужчина, с экзальтированны­ми истерическими идеями. Эта картина симптомов возникла после операции. Раздражение от операции возбудило неустойчивую нервную систему и вывело на поверхность истерическое состоя­ние, латентно присутствовавшее в системе до операции. Иными словами, операции была возбуждающей причиной предъявленного состояния. Возбуждающая причина раскрывает нижние слои, ко­торые часто дремлют годами, и является важной частью картины симптомов. Падение с лестницы, автомобильная авария, большое горе могут вывести на поверхность эти базовые слои. Такой слож­ный случай невозможно разгадать, не учитывая все возбуждающие причины и то, что они в конечном счете вскрывают.

Различные формы и типы болезней почти бесчисленны. Видоиз­менения болезни могут быть обусловлены временем суток, време­нем года, влиянием звезд, метеорологическими условиями, про­фессией, местонахождением и т.д. Долгом гомеопата является со­поставление разных типов болезней с препаратами, и только насто­ящий гомеопат способен и может справиться с такой ситуацией. У нас есть болезни геморрагического типа — геморрагическая корь, геморрагическая оспа, геморрагическая дифтерия; у нас есть вне­запно и быстро развивающиеся болезни, при которых пациент умирает через два-три дня или быстрее; у нас есть септические бо­лезни; у нас есть депрессивный тип и, напротив, типы церебраль­ного раздражения, при которых оно проявляется у пациента при любой болезни. У некоторых пациентов самые острые заболевания будут проявляться в форме, соответствующей какому-нибудь част­ному типу: например, при эпидемическом паротите будет присутствовать церебральное раздражение, а остальная картина будет со­ответствовать регулярному типу.

Позвольте мне повторить: мы должны внимательно наблюдать и подбирать препарат в соответствии с типом. Помните, что пациент выражает болезнь как целое, а не посредством рассеянных здесь и там симптомов. Эти рассеянные симптомы приносят нам наиболь­шую пользу при заключительном дифференцировании препаратов. И некоторых эпидемиях почти сразу проявляется септический тип.

Это отягощает прогноз. Я много раз замечал, что, когда преобладает какой-нибудь определенный тип эпидемии или заболевания, многие возникающие в той же местности острые состояния будут иметь признаки того же типа. Например, у женщины произошел выкидыш во время эпидемии септического типа. У нее начался сепсис без какой бы то ни было видимой причины, кроме вышеуказанной. Препаратом против данной эпидемии был Rhus tox., и ее препаратом был Rhus. Эта связь часто называется genus epidemicus и верна для различных периодов, но подвержена внезапным изме­нениям, что является ее слабым местом.

Total Views: 1693 ,