ПРИСТРАСТИЯ И ОТВРАЩЕНИЯ

ПРИСТРАСТИЯ И ОТВРАЩЕНИЯ
Псорный пациент испытывает пристрастие к сладким и кислым блюдам; туберкулезный пациент любит то же самое, но именно лежа­щий в основе миазм Psora производит данное пристрастие. Туберкулезный пациент любит горячие или по-настоящему холодные блюда. Эти пациенты впадают в крайности во всем, что касается температуры: например, часть дня ощущают озноб, другую часть дня испытывают жар. Они нередко хотят несъедобных вещей, таких как мел, известь, грифель карандашей и т. д. Примечателен тот факт, что если организм

не усваивает какие-то вещества, то пациент начинает испытывать при­страстие к этому веществу. Особенно часто это наблюдается у молодых девушек, детей и беременных женщин. Им присуще желание различных специфических продуктов, например, желание соли, которую едят от­дельно от пищи, и кладут много соли в пищу — больше, чем вся семья, вместе взятая. Но проблема в том, что эти вещества не усваиваются их организмом, т. к. у них нарушены механизмы ассимиляции, и чем боль­ше внутри их организма развивается миазматическая болезнь, тем хуже у них усваиваются те или иные вещества. Туберкулезные пациенты, никогда не употреблявшие алкоголь, нередко начинают испытывать к нему пристрастие, особенно к пиву, имбирному пиву, вину, к горячим ароматическим напиткам. Во время лихорадки у псорных пациентов появляется желание пахты, кислых блюд, соленьев, маринадов, капусты, а также несъедобных вещей. Так и беременные женщины начинают пи­тать пристрастие к веществам, которые раньше никогда не употребляли в пищу, и делают все, чтобы их получить. Эти пристрастия обычно исче­зают после родов и сменяются отвращением; женщины теряют влечение к данным веществам и больше о них не вспоминают. Нередко их при­страстия передаются ребенку и сохраняются у него многие годы жизни.

Иногда псорный пациент испытывает желание жирной пищи, жи­ров, мучных кондитерских изделий и засахаренных продуктов, которые плохо усваиваются его организмом, нарушая функцию печени и вызывая различные желудочные расстройства. Действительно, многие нарушения деятельности печени нередко обусловлены этими пристрастиями. Часто вещи, весьма желанные и приятные для пациента, становятся для него отвратительными; например, курильщик внезапно перестает любить трубку или свой привычный жевательный табак и некоторое время не может не только употреблять его, но даже видеть его. Вскоре это бо­лезненное состояния проходит, и он возвращается к своим старым при­вычкам с новой энергией и энтузиазмом. Мы наблюдаем в этом случае активизацию миазма Psora: все токсичные вещества рано или поздно начинают воздействовать на миазм Psora, пробуждая и активизируя его, и не только на миазм Psora, но и на остальные хронические миазмы.

При наличии миазмов Lues или Sycosis довольно жесткими бывают правила традиционной школы в отношении питания: любая возбуж­дающая пища исключается из рациона, равно как и алкогольные напит­ки, такие как пиво, вино, различные ликеры, строго запрещены. Поче­му? Потому что они провоцируют возобновление сыпи или гонорейных выделений. Врачи-аллопаты прекрасно сознают, что не смогут подавить эти заболевания, если пациент будет употреблять данные продукты.

Стимулирующие средства вредны как больному, так и здоровому человеку, различие состоит лишь в степени чувствительности организма: организм более чувствителен и более возбудим при заболевании, чем в здоровом состоянии. Нередко, будучи здоровым, пациент упот­ребляет чай, кофе или спиртные напитки в продолжение многих лет без какого-либо особого вреда для себя, но, перенеся какое-то серьезное заболевание, становится не способным принимать эти вещества, по­скольку они наносят ущерб его здоровью.

У меня есть одно предположение, а именно: необычные пристра­стия и желания веществ, так же как и влечение к стимулирующим ве­ществам, таким как чай, кофе, табак, или любым другим стимулирую­щим средствам, берут свое происхождение из миазмов Psora или псевдоPsora, т. е. миазм настолько ослабляет организм, настолько понижает его жизненные силы, что важнейшие жизненные центры уже не спо­собны предоставить необходимую психическую энергию и устойчи­вость. Поэтому возникает потребность в тех веществах, которые обес­печивают временный стимулирующий эффект, заставляя эти жизненно важные центры усилить свою активность. Таким образом, потребность организма восполняется, пока сохраняется эффект действия этих сти­мулирующих средств (а он всегда кратковременный). Затем наступает замедление активности данных жизненных центров, и, поскольку они более не способны реагировать на стимуляторы, приходится усиливать дозу стимулирующих средств. Но наступает момент, когда стимулятор перестает действовать и нужно искать новое возбуждающее средство, и так до тех пор, пока организм не перестанет воспринимать их вовсе. Так, пациент может начать с мяса, затем перейти к чаю, кофе, затем к табаку и, наконец, к спиртным напиткам, при этом он все больше уве­личивает дозу стимулирующих веществ, поскольку прежняя доза пере­стает действовать и уже не способна обеспечить нужную психическую энергию и устойчивость. Так пациент становится невоздержанным, на­чинает вести губительный для здоровья образ жизни, идя на поводу у своего организма, тогда как единственный способ вернуть ему здоровье — через гомеопатический закон исцеления.

Псорные пациенты любят сладости, сиропы, засахаренные фрукты, леденцы, конфеты, тогда как туберкулезные пациенты питают пристра­стие к картофелю и к различным видам мяса.

Эти пищевые пристрастия, влечения, склонности и отвращения являются симптомами огромной терапевтической ценности и играют важнейшую роль при выборе гомеопатического лекарства, т. к. они яв­ляются симптомами — маркерами миазмов, по своей значимости и цен­ности занимают верхние строки в списке характерных симптомов и ус­тупают лишь психическим симптомам. Однако все подобные симптомы представляют собой внешнее проявление нарушения нормальных процессов жизнедеятельности и, к счастью, не относятся к патологическим симптомам.

Кроме пищевых пристрастий и влечений отмечаются пристрастия к путешествиям, перемене обстановки, смене работы и образа жизни. Пациент испытывает потребность в чем-то, и он точно знает, что имен­но ему необходимо, — это весьма характерно для подавленных, слабых, истощенных псорных пациентов, силы которых всегда ослаблены и ко­торым невозможно поставить какой-то определенный нозологический диагноз.

Total Views: 4881 ,