Терапевтическая записная книжка Беннингхаузена для врачей-гомеопатов, предназначенная для использования у постели больного и при изучении Materia Medica

Терапевтическая записная книжка Беннингхаузена для врачей-гомеопатов, предназначенная для использования у постели больного и при изучении Materia Medica

Пятое американское издание

Д-р Тимоти Филд Аллен

ПРЕДИСЛОВИЕ К НОВОМУ АМЕРИКАНСКОМУ ИЗДАНИЮ

“ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ЗАПИСНАЯ КНИЖКА” БЕННИНГ­ХАУЗЕНА оказалась настолько бесценна для всех добросовестных гомеопатов, что каждое издание полностью распродавалось, и воз­никала настоятельная необходимость в новом. При подготовке данного издания были добавлены новые препараты, чтобы привес­ти книгу в соответствие с сегодняшним уровнем знаний. Эти до­бавления иллюстрируют прогресс гомеопатии со времен Ганемана. Они превосходят числом препараты, содержащиеся в оригинале. Многие, конечно, не уступают по важности никаким из старых. Де­лая эти добавления, мы свободно обращались к клиническому опыту, а наши симптоматологии озарялись светом этого опыта.

Перечни лекарств под различными рубриками оригинала не из­менены, за исключением некоторых случаев, где это было сделано для того, чтобы поднять ранг препаратов. Это полностью оправда­но их возросшей полезностью. Например, под рубрикой “Глазни­цы” ранг Rhus. был повышен до наивысшего.

Раздел “Связи” (глава VII) был добавлен только для части новых препаратов, и в этом направлении сделано скорее слишком мало, ибо многое еще надо выяснить, и следует признать, что большин-

ство наших новых симптоматологии не были проверены клини-ческм опытом так же хорошо, как оставленные нам Ганеманом. В этой главе нам нужна дополнительная помощь от изучающих Materia Medica критичных студентов и враче и-гомеопатов.

Мыс уверенностью ожидаем, что небольшая книга даст импульс для более пристального изучения симптоматологии, которая одна может обеспечить получение наиболее успешных результатов у по­стели больного.

Следует постоянно иметь в виду, что книга задумана только как ориентир для поиска правильного препарата и никоим образом не должна использоваться вместо Materia Medica.

В этом издании лекарства распределены по пяти рангам, различа­ющимся шрифтовым оформлением, как в оригинальном издании Беннингхаузена,

ОРИГИНАЛЬНОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ БЕННИНГХАУЗЕНА

Более пятнадцати лет назад я впервые выпустил реперторий, ко­торый доказал свою полезность широким распространением как моих оригинальных изданий, так и издания трудолюбивого Яра, подготовленного согласно моей модели и без существенных изме­нений. Его беспрерывного использования в течение этого периода вполне достаточно для того, чтобы судить о достоинствах и дефек­тах книги. Появление и быстрая продажа аналогичных трудов вплоть до настоящего времени ясно показывают, что потребность в них еще не удовлетворена.

Нет никаких сомнений в том, что старательное и исчерпывающее изучение чистой Materia Medica невозможно осуществить путем ис­пользования какого бы то ни было репертория. Я не собирался обой­тись без такого изучения, а наоборот, считал все труды, написанные с таким намерением, положительно вредными. Тем не менее не сле­дует отрицать, что врач-гомеопат может посвятить себя такому изу­чению только в свои свободные часы (которых у него, конечно, весь­ма мало) и что ему необходим в его практике краткий труд, в котором легко было бы получить нужную справку о характерных симптомах и их сочетаниях. Таким образом в любом отдельном случае заболева­ния врач мог бы выбрать из показанных в целом препаратов один подходящий и гомеопатичный без лишних затрат времени.

Дефекты опубликованных до сего дня реперториев лежат, по мое­му мнению, главным образом, в их ограниченности материалом, данным в Materia Medica Рига, и присоединенными к нему тщатель­но проверенными случаями из практики. При этом оба компонента никогда не объединялись таким образом, чтобы дать возможность судить о ценности каждого симптома, доводить до полной формы те, которые неполны, и заполнять многочисленные пробелы, с ко­торыми постоянно встречается каждый практикующий врач.

Если многие симптомы неполны, то либо потому, что не указа­ны ясно часть тела или характер ощущения, но чаше всего потому, что опущены ухудшения или улучшения в зависимости от времени и обстоятельств. Вследствие этого оценка важности таких симпто­мов для нужд лечения существенно затруднена, ибо характерное никогда не проявляется в одном симптоме, каким бы полным он ни был, поскольку индивидуальность испытателя влияет на испыта­ние, что легко вводит в заблуждение. Кроме того, примешиваются вторичные симптомы вместе с чередующимися эффектами мень­шей ценности. И вообще, в ценности или никчемности большин­ства симптомов можно убедиться только посредством трудоемких сопоставлений всей целостности, и никогда использованием толь­ко Materia Medica Рига без предварительного изучения.

Неизбежным результатом этого было то, что, с одной стороны, при старой структуре реперториев более или менее важные симп­томы были рассеяны по разным рубрикам, что затрудняло понима­ние полной совокупности симптомов, с другой стороны — возника­ли многочисленные пробелы, для заполнения которых не было ни­какой основы, такой, какую могла бы дать аналогия.

Эта неопределенность и неполнота в сочетании с известной каж­дому гомеопату многословностью побудили меня несколько лет назад искать структуру, которая исправила бы вышеупомянутые дефекты, по меньшей мере, настолько, насколько это позволяет се­годняшнее состояние нашей науки. И я должен с благодарностью вспомнить моего покойного высокочтимого учителя и друга Гане-мана за его неоценимую поддержку и советы на протяжении всей нашей непрерывной переписки.

Боясь разделить симптомы более, чем это делалось до сих пор, и навлечь резкую критику, я сначала намеревался сохранить форму и структуру своего первоначального репертория, о котором Ганеман говорил, что предпочитает его всем другим. Сжать его в один том, сделав яснее в каждой части, а также полноценнее как по аналогии,

так и на основании опыта. Однако, закончив около половины руко­писи, я обнаружил, что, против всяких ожиданий, реперторий уве­личивается у меня на глазах до такого размера, что я, наконец, бро­сил его, так как увидел возможность достичь аналогичной цели бо­лее простым способом: путем выявления особенностей и характери­стик препаратов согласно их различным отношениям открыть путь в широкие поля сочетаний, которые были до того не исследованы.

Чтобы избежать умножения гомеопатической литературы еше одной бесполезной книгой, надо было сначала обратиться к опыту. Когда после использования аналогичной систематизации, ограни­ченной полихрестами, были получены весьма удовлетворительные результаты, а покойный высокочтимый основатель новой школы назвал мою идею “великолепной и крайне желательной”, у меня не оставалось более никаких сомнений, следует ли заканчивать этот труд, каковой я сейчас представляю гомеопатической обществен­ности в форме данной “Терапевтической записной книжки” в на­дежде на дружелюбный прием и снисходительность к неизбежным дефектам и ошибкам.

Назначение “Терапевтической записной книжки”, как указано в его заголовке, двоякое, а именно: с одной стороны, помочь врачу у постели больного при выборе препарата, а с другой — служить при изучении Materia Medica Рига ориентиром, при помощи которого можно найти свой путь и судить о большей или меньшей ценности каждого симптома, сделать целое полнее и точнее.

Учитывая большое число препаратов почти в каждой рубрике, было сочтено необходимым ради достижения обеих вышеупомяну­тых целей различать их относительную ценность посредством раз­ных шрифтов, как я это делал в своих предыдущих реперториях, необходимость чего многократно доказывал Ганеман. Таким обра­зом, на протяжении всего труда будут встречаться пять классов, различаемых по шрифту, из которых четыре самых важных содер­жатся в первом разделе “Психика и характер” в рубрике “Желание чужого”, которая может послужить примером. Слово Р u I s, напи­санное курсивом с разрядкой, занимает самое высокое, самое вы­дающееся место. После него следуют в нисходящем порядке про­стым курсивом А г s. and Lye. Как менее важные, все же особо вы­деляющиеся по своим характеристикам препаратов и на практике. К еще более низкому порядку принадлежат буквы прямого светло­го шрифта с разрядкой N a t г. и S e р., и к последнему рангу при­надлежит Calc., напечатанная прямым светлым шрифтом без раз-

рядки. Пятое место — последнее изо всех — содержит сомнительные препараты, которые требуют критического изучения и встречаются крайне редко. Они заключены в скобки.

Очевидно, что оценку и ограничение числа этих классов, увели­чение числа которых я не считал ни важным, ни полезным, ни лег­ко осуществимым делом, невозможно зафиксировать с математи­ческой точностью. Я не мог даже намекать на большую или мень­шую близость к тому или иному рангу, а мог пойти лишь настолько далеко, чтобы ошибка была меньше половины интервала. Не бе­рясь с уверенностью утверждать, что было достигнуто все возмож­ное в пределах той точности, я могу определенно сказать, что с мо­ей стороны не было недостатка в прилежании, тщательности и ос­торожности с целью в максимальной степени избежать ошибок. Поэтому я взял на себя утомительную работу по корректуре, а так­же подготовил английский и французский переводы, чтобы везде, где это позволяют шрифты, было бы надо изменить только назва­ния рубрик, оставляя стереотипированный, тщательно отредакти­рованный остальной текст. Английский перевод сделал один из са­мых выдающихся немецких врачей-гомеопатов, который в совер­шенстве владел английским языком и знаком с английской литера­турой, но не ищет известности. Французский перевод я сделал сам, и если в нем есть ошибки в отношении духа языка, который, кажет­ся, не слишком богат словами, я как иностранец надеюсь на снис­хождение. Исправление корректурных оттисков было крайне труд­ной работой, что может показать шестая форма, корректура кото­рой в силу необходимости, уехать была поручена другому человеку, и в которой можно найти много букв в неправильных позициях, что, однако, не вызывает никаких сомнений в отношении смысла. Несколько вводящих в заблуждение типографских ошибок и про­пусков целых слов указаны в конце книги.

Понять структуру книги легко, но потребуется несколько пояс­нений и замечаний. Она разбита на семь отдельных частей, в каж­дой из которых для того, чтобы в максимальной степени облегчить пользование книгой, систематический порядок был объединен с алфавитным расположением. Хотя каждый раздел сам по себе мож­но считать единым целым, он все же дает лишь одну часть симпто­ма. Другие компоненты, недостающие до полной формы, можно найти в других частях. Например, в случае зубной боли локализа­ция боли указана во втором разделе, характер боли — в третьем, усиление или ослабление в зависимости от времени или обстоя-

тельств — в шестом, и все сопутствующие симптомы, необходимые для получения полной картины и выбора препарата, также следует искать в разных разделах.

В отношении первого раздела следует особо отметить, что нигде в нашей Materia Medica Рига нет больше вторичных симптомов, кро­ме как под заголовком “Психика и характер”, а с другой стороны, большинство новичков в гомеопатии склонны упускать из виду эту часть картины заболевания или совершать ошибки, Поэтому я счел разумным привести здесь только то, что существенно и ярко, остав­ляя как можно меньше рубрик, чтобы облегчить поиск. Рубрику “Интеллект” я смог упростить очень сильно, так как все симптомы — такие, например, как психоз — разным образом были четко опре­делены в других местах.

Во втором разделе “Части тела и органы” материал сжат в макси­мально возможной степени, поскольку тенденция всего труда в це­лом заключается в том, чтобы каждая часть критически проверя­лась другими. Однако в этом разделе встречаются симптомы (на­пример, “лицо”, “кашель”), которые напрасно искать в других тру­дах. Кроме того, эта часть труда в особой степени служит для указа­ния лекарств, которые в той или иной мере действуют на различ­ные части и органы тела. В случае некоторых органов было добав­лено несколько других симптомов: таких, которые ограничены этой темой, и таких, для которых невозможно было найти никако­го иного подходящего места.

В третьем разделе расположены по алфавиту все ощущения и жа­лобы (1) в общем порядке, затем в частном (2), со стороны желез (3), со стороны костей (4) и со стороны кожи и наружных частей, а так­же показана более или менее характерная жалоба каждого типа, так же, как и в предыдущем разделе, с указанием различных частей тела.

В четвертом разделе рассматриваются сон и сновидения, в пятом — лихорадки, но только с точки зрения существенных и четко опреде­ленных особенностей.

В отношении второго, четвертого и пятого разделов следует пояс­нить рубрику “Сопутствующие жалобы”. Будучи убежден в важно­сти симптомов, которые возникают одновременно, и тем самым образуют группы симптомов, я много лет добавлял к содержащим­ся в Materia Medica Рига сопутствующим симптомам все, что отно­сится к ним, из моего собственного опыта и опыта, который могли предложить другие, и их число так невероятно выросло, что я смог вывести общие правила. Из них ясно видно, что у некоторых пре-

паратов сопутствующие симптомы встречаются чаше, чем у других, и состоят не только из частных симптомов, но и, как правило, из всевозможных жалоб, лежащих в сфере данного препарата. И дей­ствительно, эти характеристики можно гораздо чаще встретить сре­ди них, чем где бы то ни было еще. Это открытие, проверенное дол­гим опытом, навело меня на мысль поместить “Сопутствующие симптомы” в каждый раздел, и под этим заголовком я снова указал меняющуюся иенность препаратов посредством разных шрифтов. Когда они учитываются, их следует искать среди тех особенностей препаратов, которые являются более или менее сопутствующими. Шестой раздел, который включает изменения в симптомах, обус­ловленные временем и обстоятельствами, не отстает от предыдущих по важности, но в применении требует максимальной осмотритель­ности. В частности, следует избегать интерпретации как ухудшения того, что является просто проявлением чередования в действии пре­парата, даже если в других ситуациях это следует признать ухудше­нием общего состояния… Например, диарею, которая возникает только по утрам, часто можно вылечить с помощью Bryonia, хотя к самому характерному первичному действию этого препарата при­надлежат запор и вечернее ухудшение. Такие симптомы, которые мы называем в испытаниях вторичными или чередующимися эф­фектами, встречаются даже в ходе развития естественных болезней, при котором может возникать состояние, противоположное перво­начальному расстройству, но не менее патологическое и способное легко заставить неумелого врача выбрать неверное лекарство. С од­ной из точек зрения, указанные состояния ухудшения или улучше­ния гораздо теснее связаны с полной совокупностью симптомов случая, чем обычно полагают; они никогда не ограничены исклю­чительно тем или иным симптомом, а напротив — от них очень час­то зависит правильный выбор подходящего препарата. Приведу пример. Мой друг д-р Адаме, которому я всегда передаю своих па­циентов в свое отсутствие, занимался одним из них. Я вылечил его от туберкулеза легких очень глубокой локализации, но учитывая не­которые еще остававшиеся симптомы, — особенно неприятную гладкость зубов, которые были покрыты большим количеством сли­зи, всегда с сильным ухудшением в течение двух дней после бритья, он назначил Carbo animalis 30, и получил весьма ярко выраженный и стойкий результат, хотя единственного кожного симптома со сто­роны лииа, который наблюдал д-р Адаме, не было, и, вообще, симп­том этого ухудшения ни разу не наблюдался полностью.

Опытный гомеопат легко увидит, что я уделил особое внимание этому разделу и внес в него много результатов своего собственного опыта, которые напрасно искать в Materia Medica Рига или где бы то ни было еще.

В седьмом и последнем разделе под рубрикой “Согласование” приведены результаты сравнительного действия различных упомя­нутых в труде препаратов: во-первых, в связи с предыдущими раз­делами, помеченными соответствующими номерами, а в заключе­ние — под цифрой VII, в связи с каждым конкретным препаратом; при этом везде указывается их ранг, и это делается так же, как в предыдущих разделах. Эта трудоемкая и требующая много времени работа (которая, правда, расширила и прояснила наши знания Materia Medica Рига) заменит “Связи”, которые были опубликова­ны в 1836 г. и признаны очень несовершенными. Однако мой кри­тик, противореча самому себе, признал их полезность тем, что бук­вально скопировал в свой справочник “Гомеопатическая Materia Medica” (Лейпциг, издательство “Шуман”) со всеми дефектами и ошибками и несколькими по большей части ошибочными добавле­ниями, не указав источника, из которого он их получил. Поэтому я надеюсь, что никто не сочтет этот раздел бесполезным и поверхно­стным в его улучшенном и, насколько это возможно, исправлен­ном виде. Для меня, сделавшего в течение последних пятнадцати лет Materia Medica Рига своим главным предметом изучения в го­меопатии, это согласование было крайне важно не только для рас­познавания духа препарата, но и для проверки правильности его выбора, а также для определения последовательности различных препаратов, особенно при хронических заболеваниях. Я, конечно, признаю, что следует быть достаточно хорошо знакомым с Materia Medica Рига, но использование этого согласования облегчает такое знакомство новичку, поскольку полихресты, которые богаты симп­томами, естественно, представляют большинство точек соприкос­новения, что позволит ему пользоваться этими лекарствами легко и с максимальной пользой. В заключение я указал известные антидо­ты, а также ядовитые лекарства под заголовком Мох. Я хотел бы также заметить, что причина, которая заставила меня в 1835 г. опу­стить осмий и несколько других лекарств, по-прежнему в силе, и я не хочу смешивать надежное и проверенное с сомнительным и не­определенным.

Для новичков в гомеопатии, которым, главным образом, пред­назначен этот краткий справочник, нужно сказать несколько слов

о том, как им пользоваться, особенно с точки зрения его двоякой цели в соответствии с вышеупомянутой схемой.

При изучении Materia Medica Рига я обнаружил, что проще и по­лезнее всего подчеркивать карандашом, в соответствии с принятым в этом кратком справочнике порядком, те характерные симптомы, которые были выделены использованным пояснительным шриф­том в оригинале, в одном из моих реперториев или в реперториях других авторов, и добавлять те, которых не хватает. Это немного требует времени и труда, но обеспечивает простоту обзора, кото­рую можно сделать полной при наличии большего опыта. Таким способом можно приобрести не только фундаментальные знания о самых важных симптомах и духе каждого препарата, но и долговеч­ное письменное собрание самого ценного, что с помощью такой подготовки хорошо запоминается и впоследствии может быть рас­смотрено в трудных случаях и помочь правильно выбрать препарат.

При использовании этой книги у постели больного многое зави­сит от того, является врач совершенным новичком или уже имеет какие-то навыки в гомеопатии. Тот, кто не знает ничего, должен, конечно, с максимальной тщательностью искать все без исключе­ния. Чем больше он знает, тем меньше ему надо искать, и, наконец, можно пользоваться справочником лишь от случая к случаю в по­мощь своей памяти. Это лучше всего показать на примере, взятом из моей недавней практики. Выбрать препарат в этом случае было нетрудно, и сначала казалось, что это очень просто, хотя по невни­мательности легко было сделать ошибку. Этот случай может послу­жить новичку в гомеопатии тестом для испытания своих собствен­ных навыков.

Е.Н. из города Л., мужчина примерно 50 лет, с ярким, почти не­здоровым румянцем на лице, обычно бодрый, но во время своих са­мых буйных пароксизмов склонный к вспышкам гнева с выражен­ным нервным возбуждением, в течение нескольких месяцев стра­дал характерной сильной болью в правой голени после предыдуще­го аллопатического избавления от так называемой “ревматической боли” в правой глазнице наружными препаратами, какими именно выяснить не удалось. Эта последняя боль поражала мышцы задней стороны голени, особенно от икры вниз к пятке, но не затрагивала коленного или голеностопного суставов. Саму боль он описывал как крайне острую, вызывающую болезненные спазмы, судорож­ную, разрывающую, часто прерываемую внезапными острыми ко­лющими болями, распространяющимися изнутри наружу, но в ут-

ренние часы, когда боль была обычно более терпима, она представ­ляла собой тупую роюшую боль с ощущением ушиба. Эта боль уси­ливалась к вечеру и в покое, особенно после предыдущего движе­ния, сидя и стоя, особенно если он делал это во время прогулки на открытом воздухе. При ходьбе боль часто внезапно перескакивала из правой икры в верхнюю часть левого предплечья, если он клал руку в карман пальто или нагрудный карман и не двигал предпле­чьем, но ослабевала при движении предплечьем, а затем внезапно снова перескакивала в правую икру. Самое большое облегчение он испытывал при ходьбе взад-вперед по комнате и трении поражен­ной части. Сопутствующими симптомами были бессонница перед полуночью, часто повторяющиеся по вечерам внезапные приливы жара с жаждой без предыдущего озноба, неприятный жирный вкус во рту с тошнотой в горле и почти постоянная давящая боль в ниж­ней части грудной клетки и эпигастрии, как будто что-то проталки­вается наружу.

Имея такую полную и точную картину заболевания, в данном случае ни один хорошо знакомый с действием своих препаратов квалифицированный гомеопат не будет долго пребывать в сомне­ниях относительно правильного препарата, поскольку все эти симптомы вместе соответствуют одному, который полностью го-меопатичен. Однако новичок будет обязан найти почти все симп­томы, и только после долгих поисков найдет самый подходящий из рассматриваемых возможных препаратов. Между этими двумя крайностями знания и незнания лежит много степеней частичного знания, которые требуют более или менее регулярного обращения к книге.

Один человек, например, знает, что боли, постоянно переходя­щие с одного места на другое, усиливающиеся к вечеру и в покое, в сочетании с жирным вкусом во рту, бессонницей перед полуночью и другими упомянутыми симптомами особенно характерны для действия Pulsatilla, но он не уверен, принадлежат ли ей и остальные симптомы, и если он действует добросовестно, то он не поленится сравнить последние симптомы. Однако он быстро увидит, что Pulsatilla не является правильным гомеопатическим препаратом, потому что, кроме психических симптомов, есть другие, которые не подобны, а прямо противоречат ей.

Другой человек, который больше изучал особенности болей и от­четливо помнит, что паралитическим болям как от ушиба, а также судорожным разрывающим и внезапным острым колющим болям

изнутри наружу, а также болям, перескакивающим с места на мес­то, соответствует China. Кроме того, он считает, что этому лекарст­ву соответствуют и такие симптомы, как бессонница перед полуно­чью, ухудшение в покое и облегчение от движения и трения вместе с приливами жара с жаждой, однако поскольку его знание неполно, то он также должен обратиться к книгам. В результате, он быстро столкнется с противоречиями, как и предыдущий, и ясно увидит непригодность China для данного случая.

Ни один из этих двоих, однако, не подумает о том, чтобы назна­чить пациенту препарат, целительная сила которого в этом случае столь сомнительна, но оба как добросовестные врачи-гомеопаты будут искать дальше и сравнивать, и с помощью этого справочника вскоре без особого труда найдут единственный действительно го­меопатически показанный препарат.

Однако даже третий врач, образованный в гомеопатии, который распознает противопоказания Pulsatilla, China и других рассматри­ваемых возможных препаратов, не до конца уверен, что главным симптомам соответствует Valeriana. И для того, чтобы быть полно­стью уверенным в этом довольно редко используемом препарате, он быстро посмотрит несколько сомнительных симптомов и убе­дится, что это лекарство из всех известных лекарственных средств лучше всего подходит к данному случаю, что и было доказано в ре­зультате, ибо после единственной очень маленькой дозы, разведен­ной в высокой потенции в воде, расстройство со всеми сопутству­ющими симптомами в течение трех дней полностью пройдет. Од­нако полуобразованному врачу, который обращается только к ори­гинальным источникам и отбрасывает все репертории, не сразу придет в голову мысль искать это лекарство, которое редко исполь­зуется при таких жалобах, во втором томе “Архива”. И перед тем, как сделать это, он потратит много времени и труда, которые мож­но было бы использовать с бо’льшей пользой, сравнивая другие и чаще используемые препараты. А если, наконец, и обратится к не­му, то даже здесь столкнется с трудностями и сомнениями, которые неумелому врачу трудно преодолеть без посторонней помощи, по­скольку большинство симптомов, которые следует здесь рассмот­реть, необходимо в большей или меньшей степени дополнить ха­рактеристиками препарата, чтобы счесть его подходящим, а кроме того, многочисленные ошибки в записях, многочисленные вторич­ные эффекты, которые не отмечены как таковые, а потому нелегко распознаются, увеличивают неопределенность.

Неопытному гомеопату гораздо труднее лечить пациентов, имею­щих даже немного симптомов, без репертория, потому что кажется, что случаю соответсгвуют многие препараты. Например, в настоя­щее время в данном регионе распространен характеризующийся тяжелым злокачественным течением коклюш среди детей, который вначале только в исключительных случаях обнаруживает хорошо известные показания для Drosera и никогда — для других препара­тов, обычно показанных при коклюше. Однако больные дети ха­рактеризовались заметной одутловатостью и отеком не столько всего лица, сколько над глазами, между веками и бровями, часто похожим на толстый маленький мешок. Этот симптом до сих пор наблюдался только у Kali carb., и с начала эпидемии это было фак­тически единственное лекарственное средство, которое приносило быстрое и стойкое излечение. Только в последний период болезни появлялась еще одна форма, характеризующаяся холодным потом на лбу при рвоте, которая требовала Veratrum alb.

Здесь не место говорить о величине и повторении дозы, в их от­ношении мнения пока не совпадают. Однако я не могу удержаться от того, чтобы привлечь внимание к тому, что я уже сказал в “Но­вых архивах” о гомеопатии, и от заверения, что мой опыт был наи­более убедителен при использовании высоких потенций, которые обеспечивали длительное действие, что говорит против повторения дозы и прерывания ее действия другими препаратами, даже при за­болеваниях костей, например, при искривлении позвоночника и вывихах плечевых и тазобедренных суставов. Я видел гораздо боль­ше случаев быстрого излечения после применения высоких дина­мизации. Поэтому я могу на основании своей собственной дли­тельной практики только повторить то, что сообщили наши истин­ные приверженцы учения Ганемана. Я гораздо больше удовлетво­рен своими результатами последних двух лет (в течение которых я пользовался почти исключительно высокими потенциями), чем ранее, хотя гораздо большая доля моих пациентов пришла из рук аллопатов.

В заключение я предлагаю этот небольшой труд как плод почти трехлетнего труда для совершенно непредвзятой, но дружеской критики всех тех, кто, как и я сам, желает только наилучшего и твердо решил посвятить остаток своей жизни гомеопатии и страда­ющему человечеству.

Клеменс Франц фон Беннингхаузен

Total Views: 2158 ,