ИСПОЛЬЗОВАНИЕ АНАЛИЗА

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ АНАЛИЗА

Было выдвинуто возражение, что процесс анализа по Беннингха-узену отнимает слишком много вреиени у занятого врача. Однако можно спросить: “Сколько времени вы проводите в кабинете над трудно поддающимся хроническим случаем?” Если один-два часа, потраченных на реперторизацию случая, наведут вас на подобные препараты, из которых вы легко сможете выбрать simillimum, явля­ется ли это потерей времени?

Мы говорили о методе получения полной совокупности симпто­мов в процессе реперторного анализа с количественной точки зре­ния. Предположим, нашлось несколько препаратов с высокими показателями совпадения с полной совокупностью симптомов, но одного-двух симптомов не хватает. Всегда ли нужно выбирать пре­парат, который имеет все симптомы и наивысший показатель сов­падения с полной совокупностью симптомов? Отнюдь нет. Хотя опыт учит нас, что благодаря тщательной работе, проделанной при создании репертория и присвоении препаратам правильных оце­нок в каждом симптоме-рубрике чаше всего это будет simillimum. Мы иногда обнаруживаем, что препараты, у которых не хватает од­ного или нескольких симптомов, на самом деле очень подобны бо­лезненному состоянию, в то время как препарат с наивысшим по­казателем совпадения с полной совокупностью симптомов может не быть simillimum.

Всякий реперторный анализ надежен только тогда, когда он отве­чает картине, найденной нами в Materia Medica. Даже самый тща­тельный реперторный анализ ничего не даст нам, если плохо со­бран анамнез, кроме того, без обращения к Materia Medica мы мо­жем исказить картину. Может оказаться, что симптом, отсутствую­щий в репертории, на самом деле имеется в какой-нибудь форме в Materia Medica, хотя, возможно, с недостаточно высоким рангом, чтобы включить его в репертории.

С другой стороны, если ваш пациент дает вам симптом, которому

нет никакого соответствия в репертории, не говорите, что вы не можете проанализировать случай. Отложите его в сторону и про­анализируйте другие симптомы, а затем перейдите к анализу с по­мощью Materia Medica, а также к анализу симптомов, не обнару­женных в репертории, и вы найдете этот симптом в составе одного из подобных препаратов.

Пользуясь учением о сопутствовании и принципом аналогии, Беннингхаузен предполагает, что когда во время испытания повы­шается интенсивность одного симптома, может повыситься и час­то повышается интенсивность и других. Не следует, однако, пони­мать это как прямую противоположность тем симптомам, которые были найдены в испытаниях, или как наличие у найденных препа­ратов противоположных модальностей в разных частях тела — та­ких, как общее ухудшение у Arsenicum от холода, за исключением головной боли, которая ослабевает от холода, или у Phosphorus с его холодностью в отдельных частях тела и болями, кашлем и диареей, усиливающимися от холода пто время, как интенсивность симпто­мов со стороны головы от холода понижается.

Это — вопрос умного использования реперторного анализа; сле­довательно, чем полнее анализ, тем быстрее врач может просеять подходящие по ражу препараты на основе истинной связи этих препаратов с индивидуальным случаем.

Реперторный анализ может дать больше, нежели просто указать путь к группе препаратов, которые являются подобными и среди которых вы найдете simillimum. Ценность нашего реперторного анализа в том, что в трудных случаях, где simillimum кажется неяс­ным, мы почти неизменно находим, что реперторный анализ про­ясняет наше зрение и указывает нам на препарат, который излечит пациента.

Такой случай цитируется здесь.

Очень привлекательная молодая женщина, брюнетка, пришла ко мне с жалобами на следующие симптомы.

Она не любила холодную погоду, потому что очень сильно чувст­вовала холод. Она была холодной вообще, но особенно холодны были кисти ее рук и стопы. Когда она замерзала, ее кисти, а особен­но пальцы рук, немели и становились безжизненными, и пальцы рук бледнели. У нее было ощущение повязки вокруг тела, икота и отрыжка, ухудшение, когда голодна.

При дальнейшем опросе выяснилось, что у нее был беспокойный сон, она не могла спать, пока хорошо не укроется, видела много

приятных сновидений, а также часто просыпалась. Ей было трудно заснуть, если она не лежала плашмя на животе. Она стонала и гово­рила во сне. У нее была некоторая одутловатость лица, особенно шек. Она постоянно простужалась. Семья рассказала, что она вспыльчива и часто вскипает гневом.

Были выбраны следующие рубрики:

“Раздражительность”, с. 18

“Холодность вообще”, с. 260

“Холодность отдельных частей тела”, с. 260

“Ощущение повязки”, с. 144

“Икота”, с. 73

“Отрыжка”, с. 72

“хуже когда голоден” (см. “хуже перед едой”), с. 278

“Сновидения; приятные”, с. 248

“Сон; беспокойный”, с. 244

“Лежит на жявоте”, с. 241

“Просыпается ночью; часто”, с. 241

“Хочет много одежды (легко зябнет)”, с. 255

“Белизна частей тела”, с. 196

“Омертвение; ощущение (в отдельных частях тела)”, с. 154

“Пальцы рук”, с. 132

“хуже при охлаждении”, с. 276

“Тенденция простужаться”, с. 148

“Отек щек”, с. 55

В восемнадцати рубриках единственным препаратом, у которого имелись все симптомы, была Calc. carb. 18/64. У следующих препа­ратов не было рубрики “Лежит на животе”: Nux-vom. 17/70, Sulph. 17/68; Phos. 17/67; Merc. 17/62; Caust. 17/50. У Puls. 17/67 не было модальности “хуже при охлаждении”. У Вгу. 16/58, Nit- ас. 16/58 и Ars. 16/57 не было рубрики “Лежит на животе”; кроме того, у Вгу. не было рубрики “Белизна частей тела”, у Nit- ас. не было рубрики “Икота”, а у Ars. не было рубрики “Омертвение; чувство в частях те­ла”. У Bell, не было последнего из упомянутых симптомов и рубри­ки “Белизна частей тела”.

Можно было быстро отбросить некоторые из обладающих нуж­ным рангом препаратов; знание Materia Medica и пациента очень помогает отбрасывать некоторые препараты в случаях, когда в про­цессе анализа их возникает много, благодаря разнице в объедине­нии в группы у пациента и у препарата, а также с учетом симптомов личности в целом. Для изучения по Materia Medica и дифференци-

рования всерьез рассматривались следующие препараты: Merc., Nux-vom., Phos., Sulph. и Nit-ас. Рассматривалась также Sepia, хотя при реперторном анализе у нее не было трех симптомов. Из этих препаратов только Nit. ас. удовлетворяла требованиям, и мы нахо­дим недостающие симптомы в Materia Medica. Мы также находим рубрики “Сон; тревожный, с рыданиями; беспокойный, неосвежа­ющий; и т.д.” (у Беннингхаузена нет рубрики “Стонет во сне”). В “Словаре” Кларка и “Энциклопедии” Аллена обнаруживается руб­рика “Омертвение; ощущение в пальцах рук на холодном воздухе “.

Таким образом, мы видим, что с помощью Materia Medica удает­ся закончить то, что не удается сделать с помощью одного реперто-риума. Кроме того, личное знание врача о приобретенной отцом пациентки в молодости дискразии дополнило реперторный анализ, и изучение Materia Medica стало дополнительным аргументом в пользу выбора в качестве simillimum Nit. ас.

Время показало правильность этого выбора, ибо пациентке по­требовалось повторять препарат лишь через большие и постоянно удлиняющиеся интервалы. Ее здоровье великолепно, а тенденция к повторяющимся простудам была устранена.

Невозможно переоценить значение аксиомы, которую никогда не следует забывать: окончательное решение при выборе любого препарата должно оставаться за Materia Medica и определяться по­добием отдельного препарата отдельному случаю. Как было удачно сказано, препарат должен говорить, как пациент; по своей сути, он должен иметь характеристики пациента, хотя может отличаться по некоторым из своих индивидуальных симптомов. Реперторий не является и не должен быть чем-то большим, чем систематическое расположение симптомов, позволяющее представить запутываю­щие картину элементы так, чтобы ясно показать симптоматическую тенденцию пациента, которая должна быть диагностичной как для болезни, так и для препарата. Это верно при изучении связей между препаратами в той же степени, что и при первом выборе препарата.

Было выдвинуто критическое замечание, что при реперториза-ции случая по методу Беннингхаузена находятся только полихрес-ты. До определенной степени это верно и частично обусловлено физическими ограничениями “Терапевтической записной книж­ки”: он не вырос в свой полный рост. Аллен попытался добавить препараты к рубрикам, но эта работа не была выполнена в объеме, достаточном для того, чтобы сделать их по-настоящему полезными при анализе большого случая.

Более веская причина такого частого появления полихрестов в длительных хронических случаях указана Беннингхаузеном в его “Предисловии”, страница V:

“…поскольку полихресты, которые богаты симптомами, что есте­ственно, представляют большинство точек соприкосновения, близкое знакомство с этими точками позволит ему пользоваться этими лекарствами легко и с максимальной пользой”.

Если дополнить и завершить реперторий путем доведения до полной формы тех препаратов, которые уже частично внесены, его полезность значительно возрастет, однако даже тогда в сложных хронических случаях полихресты будут доминировать по рангу над всеми остальными.

Полезно повторить, что математические результаты сами по себе -это еще не все, но через них мы можем постичь искусство назначе­ния simillimum, а если не удается найти окончательный simillimum, то так раскрыть случай, чтобы последовательно достичь simillimum. Эта работа включает умное использование математических результа­тов нашего анализа и умное сравнение этих результатов с Materia

Medica.

При сборе анамнеза на сцену выходит наша гомеопатическая фи­лософия; она присутствует тогда, когда мы рассматриваем результа­ты своего анализа, и даже еще определеннее вступает в игру после рассмотрения пациента и препарата. Если хотите, это — наше окон­чательное сравнение, и мы все еще зависим от него и после назначе­ния препарата.

Гомеопатическая Materia Medica обладает своей собственной па­тологией. Симптом, который патолог исключил бы как случайный и не имеющий значения, — это обычно тот симптом, который оп­ределяет выбор гомеопатического препарата. На самом деле, он имеет насущное отношение к случаю. Это — лишь одна из причин придавать большое значение следующей аксиоме: ПРИ ОКОНЧА­ТЕЛЬНОМ АНАЛИЗЕ МЫ ДОЛЖНЫ ОБРАТИТЬСЯ К MATERIA MEDICA.

Нельзя упустить два важных момента при изучении и анализе случая по методу Беннингхаузена:

1. Убедиться, что в окончательный синтез не допущено ни одно­го противоречивого симптома. Давайте ясно разберемся, что мы имеем в виду под противоречивыми симптомами. Никакие симп­томы не являются противоречивыми, если они встречаются у паци­ента на самом деле и являются истинными; чего мы должны избе­гать как противоречивых симптомов — так это тех симптомов, ко-

торые пациент может сообщить в одной фразе и опровергнуть в следующей. Или мы можем обнаружить, что симптомы, указанные пациентом во время рассказа, противоречат друг другу при анализе случая. Может случиться так, что мы найдем симптомы, которые только кажутся противоречивыми из-за отсутствия концепции свя­зи между различны ми элементами или из-за того, что вы не смогли ясно интерпретировать случай. Так, пациент может жаловаться на то, что ему хуже на открытом воздухе, однако его насморк на от­крытом воздухе ослабевает. При этом он может иметь в виду, что его насморк ослабевает, а ревматические жалобы усиливаются на открытом воздухе. Это может быть обусловлено различными связя­ми между локализацией, ощущениями и ухудшением, либо может оказаться, что ему лучше от пребывания гам, где тепло или где он тепло одет, но его гордость мешает ему носить необходимое коли­чество одежды; это может вообще не иметь никакого отношения к открытому воздуху. Пациент может сообщить о сухости рта и из­бытке слюны. Эти симптомы не обязательно являются противоре­чивыми; они могут быть проявлениями чередования симптомов, не являющихся противоречивыми, а представляющих собой действи­тельно ценные сопутствующие симптомы случая.

Полезно заметить, что Беннингхаузен сам предостерегает от за­путывания проблемы выбора препарата тем, что мы можем изме­нить свое суждение, приняв за условие ухудшения или улучшения то, что на самом деле является чередованием симптомов. Мы нахо­дим это предостережение на странице VIII “Предисловия”:

“В частности, следует избегать интерпретации как ухудшения то­го, что является просто проявлением чередования в действии пре­парата, даже если в других ситуациях следует признать ухудшение общего состояния… Такие симптомы, которые мы называем в ис­пытаниях вторичными или чередующимися эффектами, встреча­ются даже в ходе развития естественных болезней, при котором мо­жет возникать состояние, противоположное первоначальному рас­стройству, но не менее патологическое и способное легко заставить неумелого врача выбрать неверное лекарство”.

Это еше одна причина никогда не забывать при работе с реперто-рием следующую аксиому: ПОДТВЕРЖДАЙТЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ЧЕРЕЗ MATERIA MEDICA. Реперторий является средством до­стижения конечного результата, но никогда конечным результатом сам по себе.

Проблема в каждом случае заключается в том, чтобы среди многих

подобных найти самый подобный, и потому симптомы пациента собираются и складываются по кусочкам воедино, а затем сравни­ваются с симптомами препаратов в общих рамках, одинаковых для всех препаратов, до тех пор пока характеристика за характеристикой не будет построен образ, в котором проступает индивидуальность. Не имеет значения, что та группировка симптомов, которая имеет место в частном случае, никогда не встречалась в точно таком же ви­де в испытаниях какого-либо одного лекарства. Все симптомы всех лекарств, объединенные в одну большую полную совокупность симптомов, как это сделано в “Терапевтической записной книжке” Беннингхаузена, дают нам испытание, в котором можно найти симптомы любого отдельного случая заболевания.

Точно так же, как все симптомы многих испытателей какого-ни­будь лекарства объединяются в один план, а все симптомы многих пациентов объединяются, чтобы описать типичное заболевание в практическом учебнике, либо как все симптомы многих случаев собираются воедино при поиске эпидемического препарата, так Беннингхаузен в своей “Терапевтической записной книжке”, про­двигая этот принцип на шаг дальше в логическом развитии, распо­лагает все симптомы всех лекарств в форме единого универсально­го и включающего все лекарства. Он объединяет все меньшие пол­ные совокупности симптомов в одну большую Полную совокуп­ность симптомов. Он организует всех индивидов в сообщество, все свои сообщества в штат, а все штаты — в нацию!

“Терапевтическая записная книжка” Беннингхаузена является результатом долгих лет его неутомимого труда, полным осуществ­лением цели всех его глубоких исследований, итогом всего его ог­ромного опыта, доведенным до совершенства типом механизма, посредством которого принципы гомеопатии становятся практи­чески применимыми. Когда мы тоже усвоим его и сможем пользо­ваться им гак же хорошо, как Беннингхаузен, мы станем мастерами искусства исцеления.

Total Views: 1125 ,