Беннингхаузен Cur? (Почему?)

5. Cur? (Почему?) Причинам заболевания отводится значительное место в учебниках по патологии, и это справедливо. Но большая часть объяснений причин заболеваний сводится лишь к догадкам и попыткам объяснения, имеющим преимущественно лишь второстепенное значение или же не имеющим вовсе никакого значения для грамотного лечения болезни и слишком абстрактным для нашего имеющего чисто практическое направление учения.
Причины заболевания, как правило, и справедливо, подразделяются на внешние и внутренние.
Внутренние причины относятся собственно к общей наследственной предрасположенности, которая в некоторых случаях достигает уровня особой сверхчувствительности (идиосинкразии).
Внешние причины или случайные факторы подразумевают то, что, если существует наследственная предрасположенность, она может продуцировать болезнь.

Фактор общей наследственной предрасположенности, которая также называется непосредственной причиной, фактически относится к первому вопросу (Quis?), касающемуся индивидуальности пациента. Данный фактор заслуживает быть упомянутым здесь лишь тогда, когда последствия перенесенного заболевания каким-либо образом видоизменяют врожденную причину предрасположенности.

Предметом обсуждения данного вопроса является случайный фактор, который заслуживает быть рассмотренным более подробно. Что касается наследственной предрасположенности, проявляющей себя посредством перенесенных заболевании, то она зависит либо от миазматического характера этих заболеваний, не искорененных предыдущим лечением, среди которых в соответствии с учением Ганемана многие гомеопаты и по сей день выделяют Psora, Syphilis и Sycosis, либо является производным остаточных явлений и последствий острых заболеваний, которые, если они не относятся к вышеуказанным факторам (миазмам), как чаще всего и бывает, составляют многочисленный класс медикаментозных заболеваний и отравлений. Однако нередко мы сталкиваемся со случаями, когда оба этих фактора объединяются, подрывая природные силы и здоровье и таким образом продуцируя заболевание, которое является еще более глубоко укоренившимся и еще более трудноизлечимым.
Что касается распознавания и лечения первой из двух названных групп заболеваний — миазматических, а также их осложнений, сам Ганеман в своей замечательной работе «Хронические болезни» оставил нам наиболее полные указания, составленные на основе многих лет практики. Широко дискутируемый вопрос о разделении лекарственных препаратов на антипсорические и неантипсорические нет необходимости рассматривать в данной статье. Достаточно понять, что первая из двух названных групп препаратов намного превосходит по своей эффективности последнюю при лечении хронических заболеваний и что автор, установивший эти две категории препаратов, нигде не указал на необходимость исключения их из пользования при острых заболеваниях. Более поздний опыт научил нас также, что к этой категории следует причислить дополнительные средства из нашего арсенала лекарств; все эти средства были рассмотрены в «Хронических болезнях». Приходится сожалеть, что Ганеман не смог выполнить обещания, данного мне письменно, что он рассмотрит так же подробно и обстоятельно картины миазмов Syphilis и Sycosis, употребив все свое мастерство, как он это сделал в вышеуказанной работе в отношении скрытой и вновь пробудившейся Psora.

Верим ли мы в теорию, иронично называемую многими Ганемановой Psora-теорией, или нет, но каждому добросовестному врачу часто приходится сталкиваться со случаями, когда правильно подобранное средство при некоторых острых заболеваниях не действует надлежащим образом до тех пор, пока не будет использован один из сильно критикуемых так называемых антипсорических средств, чаще всего Sulphur, когда хроническим миазмом является Psora, или антисифилитических либо антисикотических средств, когда налицо картина неискорененного Syphilis или Sycosis. Однако следует признать, что задача подбора наиболее подобного средства среди антипсорических препаратов является одной из наиболее трудных задач для врача, поскольку большинство из данных лекарственных средств обладают почти идентичными симптомами и очень немногие имеют действительно характерные симптомы. Поэтому каждому гомеопату, тем более, необходимо изучать с неизменным прилежанием патогенезы антимиазматических препаратов, сравнивая их друг с другом, чтобы быть способным отобрать для себя редкие крупицы золота.

Отравление и лекарственные болезни находятся в одном ряду, и не имеет значения, чьей рукой человек был лишен здоровья посредством веществ, являющихся губительными для его организма, — к числу данных веществ принадлежат как лекарства, так и яды.
Конечно же, в каждом случае всегда очень важно знать эти лекарства или яды, чтобы быть способным подобрать соответствующие антидоты. Простые яды можно достаточно легко распознать по эффекту их воздействия! Врачу-гомеопату понадобится лишь однажды увидеть один из случаев отравления мышьяком, чтобы распознать результаты воздействия этого яда, остававшегося неизвестным для всех врачей-аллопатов до тех пор, пока не были собраны все факты в случае всех тридцати предумышленных убийств, совершенных в Бремене. При лекарственной болезни это сделать гораздо труднее, поскольку редко, практически никогда, не назначается одно лекарственное средство, как правило, всегда назначают несколько лекарств; поэтому картина лекарственной болезни не может иметь ясного и определенного характера. Следовательно, в этом случае является необходимым, а в первом случае желательным, поскольку это облегчает задачу врача, иметь под рукой правдивые отчеты о ранее принятых пациентом лекарственных средствах и иметь возможность просмотреть все прошлые рецепты. Поскольку это небесполезно даже в более поздние сроки в процессе гомеопатического лечения, в дневниках многих гомеопатов содержится специальная рубрика, отведенная для подобного рода информации. Мы должны учитывать эти симптомы, именуемые анамнестическими, как симптомы особой важности в связи с данным вопросом. Хотя обычно последствия подобных губительных влияний, как правило, уже содержатся в патогенезах препаратов, прошедших патогенетические испытания, все же гомеопатическая практика уже давно сократила долгий и хлопотливый путь подобных испытаний и определила для большинства подобных случаев лекарственные средства, являющиеся наиболее эффективными. Это, к примеру, в значительной мере упростило задачу подбора препаратов при ушибах, растяжениях, ожогах и т. п. В других случаях, например при заболеваниях из-за переохлаждения, дело обстоит несколько иначе, поскольку холод бывает разный (сухой, влажный, холодный ветер и т. д.), его действию подвергаются разные части тела и, соответственно, мы получаем указания на разные средства. Существует огромная разница в том, как человек простудился: вследствие обычного пребывания на холоде, или вследствие переохлаждения при разгорячении, когда тело было потным, или же когда человек одновременно с действием холода промок. Кроме того, хорошо известно, что в зависимости от того, какие органы — внутренние (желудок, органы брюшной полости, грудной клетки) или наружные (голова, ноги, спина) — были подвержены действию холода, назначаются различные препараты, и это должно быть внимательно проанализировано в каждом отдельно взятом случае. Все это, как было выше сказано, содержится в Materia Medica, и стоило лишь выяснить, что насморк из-за пребывания на холодном воздухе после посещения жаркой комнаты или же после стрижки волос указывает на Belladonna или Sepia, после переохлаждения ступней ног — на Baryta или Silicea, или когда в то же время промокли и ноги- на ряд других конкретных препаратов, — и тогда внимание направляется в первую очередь на эти лекарственные средства, а сравнение с другими, являющимися дополнительными, требуется лишь тогда, когда первых оказывается недостаточно для полного действия.

В завершение необходимо остановиться вкратце на инфекционных заболеваниях, имеющих отношение к рассматриваемому вопросу, — о них в учебниках по патологии дано так много противоречивой и недостоверной информации, а влияние данных учебников на умы врачей гораздо более сильное, чем обычно считается. Для борьбы с инфекционными заболеваниями, которые зачастую распространяются, пока не станут настоящим бедствием, у гомеопатии имеются надежные и проверенные практикой профилактические средства, и это фактически те же самые лекарственные средства, которые способны излечить данные заболевания, когда они уже развились в полную силу. Поэтому, когда в семье находится больной инфекционным брюшным тифом, то же самое лекарство, которое было прописано пациенту в соответствии с его симптомами, послужит надежным средством защиты от инфекции тем, кто находится рядом с больным, поскольку данное лекарственное средство устраняет наследственную (внутреннюю) предрасположенность к данному заболеванию. Этот препарат в самые короткие сроки вернет здоровье тем, у кого уже появились симптомы начавшегося заболевания. Последний факт является наиболее значимым, поскольку данные первичные симптомы обычно бывают настолько слабо выраженными, что не позволяют уверенно выбрать необходимое лекарственное средство; но знание внешней причины заболевания полностью восполняет недостаток информации. Конечно, подобное излечение не будет таким блестящим, как в том случае, если бы больной был при смерти, но благо, оказанное пациенту, и сознание выполненного долга являются достаточным вознаграждением для врача.

Total Views: 909 ,