ЧТО ТАКОЕ ГОМЕОПАТИЯ?

ЧТО ТАКОЕ ГОМЕОПАТИЯ?

Гомеопатия демонстрирует ту прочность, которая глубоко прису­ща жизни, хотя и не всегда видна при поверхностном взгляде. Прежде чем впасть в сравнительное забвение, все опасности изопатии, патологии, серологии и “измов” вообще, наконец, приносят свой небольшой вклад к подножию единого великого закона изле­чения. Мы тщетно подчеркивали его превосходство, его сферу влияния и т.д., не производя серьезного впечатления на ментальность девятнадцатого века, которая присуща теперь врачам двадца­того века.

В то, что подобное может быть излечено подобным, верили многие сотни лет, но только гений Ганемана доказал, что подобное лечится подобным, из чего вытекает, что это — путь природы. Почему это так, нелегко понять без хорошего знания принципов физики и понимания содержания “Органона”(ибо они взаимозависимы). Пока вы не сможете увидеть это, вы не сможете это по-настоящему понять, и будете немногим лучше прочих эмпирических врачей, которые рабо­тают без всяких правил или ориентиров. Это главный момент, кото­рым невозможно пренебречь и при этом надеяться научиться лечить. Он также является камнем преткновения для невидящего аллопата, из-за его образования, ибо последний слишком часто поддается гипнозу блеска того, что он называет “хирургией”, — необходимой на са­мом деле вещи, которой, однако, широко злоупотребляют. Если на-стоящий гомеопат полностью уверен в способности simillimum изле­чить все излечимые болезни, то обычный хирург придерживается противоположного взгляда. Оба опираются на опыт, но характер их опыта радикально различается.

Закон similia полностью доказан, сила динамизации широко про­демонстрирована, а способность потенцированного лекарственноного средства приносить облегчение, исцелять и продлевать жизнь не подлежит сомнению, но тем не менее главные политики от меди­цины держатся за своих идолов на глиняных ногах. Часть из них жива, другие дремлют, а большинство находятся в стадии острого упадка. Почти сверхфизическое представление, открытое нашей мадам Кюри, до сих пор не проникло в их внутреннее сознание, и для них этот подход к силе неосязаемого неизбежно остается за­крытой книгой. Они по-прежнему мыслят в терминах грубой силы, которому действуют так же и получают соответственно ошеломляющие результаты. Те, кто рассуждают с точки зрения принудитель­ных мер, вынуждены всегда оставаться “сапожниками”, потому что невозможно вообразить, будто рассудок заменит закон природы. Их насильственные действия приводят только к подавлению, кото­рое может лишь сделать излечимое неизлечимым. Человек, кото­рым пытается практиковать гомеопатию таким образом, вдвойне заслуживает порицания. Бесчестно и недостойно нас оставаться глухими к организму, из которого мы тайком крадем те самые ве­щи, которые как наносят невероятный вред, так и приносят неве­роятную пользу нашим пациентам. Смешанные методы сильнее остальных обречены на неудачу и означают, что врач утратил чувство направления и хаотически мечется. Сегодняшнего студента заставляют до умственного истощения зубрить материальную сторону дела, поэтому он становится сле­пым ко всему, лежащему за пределами его притупленного восприятия. Он не может понять, что исключая из рассмотрения неосязаемое, он исключает из рассмотрения жизнь всего сущего, нюансы которой являются единственными реальными ключами к успеху. Образование стремится насаждать чистый метод, хорошо зная при этом, что определенные отклонения неизбежны. Что тогда можно сказать об обучении, которое само имеет неопределенное содержа­ние и характеризуется полусырыми идеями под видом свободы действия. Все это подрывает наше положение, вносит неопреде­ленность и влечет неэффективность, которая, в конечном счете, прибегает к деструктивным паллиативным средствам. Только на­стоящая гомеопатия учит медицине во всей ее полноте, а остальные методы в большой степени являются явными заблуждениями, ко­торые потворствуют невежеству.

Каждый студент имеет право получить хорошее рабочее знание за­кона действия и противодействия на примере живого организма и, соответственно, его гомеопатическую интерпретацию, чтобы он мог достичь мастерства и прикладной клинической медицине. В про­шлом, когда обучение “Органону” и Materia Medica были частью почти повседневной работы в колледжах, студент за два года больше узнавал о действительно стоящих вещах, чем узнает сейчас за четыре года работы до изнеможения, заполненных изучением вещей, кото­рые дают ему ложное представление о природе болезни и мешают быть полезным ” будущем. Колледжи уводят его далеко от природы, несомненно, чтобы он мог найти свой собственный путь назад. На­громождение мелочей на сознание незрелых учеников полностью разрушает чувство пропорции и делает их истощенные умы легкой жертвой абсурдных заблуждений интернатуры, где лечение копиру­ется с помощью методов массового производства и стандартизации. Здесь можно указать, как трудно найти человека, который знает, как получить ясную и информативную историю случая, а потому они не могут знать, как найти правильный препарат.

Гомеопат должен хорошо знать свои инструменты и избегать не­подходящих для него целей. Это означает доступ к использованию правильных гомеопатических книг, Materia Medica, реперториев и картотек и способность пользоваться ими. Последние — новейшие и лучшие вспомогательные средства для назначения при условии, что они используются для поиска указаний на конкретные группы препаратов, среди которых путем обращения к самому тексту Materia Medica почти наверняка будет найден simillimum.

Наши выпускники выглядят удручающе беспомощными даже при наличии хорошей справочной библиотеки. Прежде всего потому что у них, по-видимому, есть только самые туманные представления о ценности симптомов, и они почти ничего не знают о систематиче­ском обращении к соответствующим книгам. Все медицинское об­разование слишком похоже на гротескный шарж, тесно гранича­щий со страшной трагедией инвалида. Что касается самой научной медицины, то она опасно близко приближается к глупой разновид­ности человекоубийства. Все ее сегодняшние спасительные откры­тия завтра отбрасываются после того, как общественность заплати­ла за эксперимент цену, исчисляемую жизнями. Это называется
прогрессом и похоже на ту идеологию, которая провела нас через кровопускания, затем период насыщающего воздействия ртут­ными препаратами, затем период увлечения хиной, а сейчас молодое поколение отравляется созданными с большей изобретательностью сыворотками сделанными из крови животных низшего поряд-
ка . Все это — дикая оргия свирепствующего материализма, пришед­шего в упадок в результате умственного затмения. Если по-прежне­му верно, что как мыслите, так и живете, то это, конечно, печаль­ный комментарий к положению медицины сегодня, и он окончательно доказывает, что мышление исключительно в материалистическом ключе приводит к поступкам того же плана. Таким умам естественно с подозрением смотреть на то, что они едва могут понять, к они глухи ко всему, кроме самых низких концепций материи. Они с огромным трудом поднимаются до всего, что лежит на более высо­ком уровне. Существующая система школьного обучения усиливает тенденции и закрывает ум для более высоких концепций жиз­ни. Это одна сторона ужасной картины.

Природа не выдает свои секреты и не раскрывает их полностью низкопоклонникам, завороженным миражами распадающейся материи, то есть теми самыми вещами, которые ведут к умственной слепоте к утрате идеализма. Аллопат является оппортунистом по отношению к природе, в то время как настоящий гомеопат так же неизбежно является виталистом и признает, что душа вещей стре­мится вверх, а не вниз, за исключением пути к угасанию. Гомеопатия по своей сути отображает развертывание силы, дает власть видеть источники болезни, дает владение силой, развившейся и освобожденной из своего латентного состояния в сырой материи. В результате этого гомеопатия становится мощным инструментом, который стабилизирует нарушенную жизненную силу, так что она снова может нормально излучать энергию. Вы спросите: “Откуда мы можем все это знать?” Во-первых, мы откладываем в сторону все предвзятые идеи и мнения, а затем садимся у ног природы и на­блюдаем, как она действует и где нуждается в помощи, как она дей­ствует изнутри наружу и от мысли к делу, и как все проявляет внеш­ним образом. По этим наблюдениям мы строим цельную картину, чтобы найти ее целительное подобие. Это можно сделать путем кропотливого поиска, внимательного наблюдения и большого тру­да, благодаря чему мы сможем заглянуть в глубины болезни и уви­деть дух нужного исцеляющегося средства.

Total Views: 1132 ,