Несколько фактов, касающихся проблемы рака. Г. Хендерсон Патрик. Глазго.

Несколько фактов, касающихся проблемы рака. Г. Хендерсон Патрик. Глазго.

М-р председатель, дамы и господа, проблема поиска лекар­ственных средств для лечения раковой болезни, несомненно, яв­ляется одной из самых важных проблем, стоящих перед медици­ной сегодняшнего дня. Поэтому, хотя мой доклад, возможно, и не приблизит нас к решению этой проблемы, я без промедления приступаю к этой теме. Если же я сумею предоставить вам пищу для размышления или материал для плодотворного обсуждения, или же дам возможность кому-то по-новому взглянуть на эту проблему, значит цель моего доклада успешно реализована. Ис­торию развития раковой болезни я пропущу. Она была достаточ­но квалифицированно и полно освещена нашим уважаемым Пре­зидентом д-ром Джорджем Берфордом в докладе, который он прочел на нашем ежегодном Конгрессе в 1924 году. Мне доста­точно лишь сказать, что рак очень древняя болезнь, первые труды по данной проблеме относятся к 1500 году до н. э., и нет основа­ний полагать, что характерные симптомы этой болезни за после­дующие годы претерпели какие-то изменения.

На протяжении всех прошедших веков самые проницатель­ные умы медицинской науки пытались выяснить этиологию и средство лечения данной болезни; и. по крайней мере, в послед­ние годы огромные денежные средства были получены для ис­следовательских работ (исключая, к сожалению, гомеопатиче­скую медицину), и все же мы не получили определенных ответов на многие вопросы, относящиеся к данной проблеме.

Что касается теорий, то их существовало много, хотя ни од­на из них не была подкреплена достаточными доказательствами, чтобы быть принятой медициной.

Давайте освежим в нашей памяти знания, касающиеся неко­торых общепринятых фактов, связанных с данной проблемой. Раковая опухоль представляет собой массу клеток, которые по внешнему виду не отличаются от нормальных здоровых клеток организма. Раковые клетки могут относиться к различным типам, но все эти разновидности клеток обычно встречаются в организ­ме. Эти клетки не выполняют никакой полезной функции. Они никаким образом не организованы; кажется, они имеют лишь одно, и только одно свойство — постоянный рост. Это было опи­сано весьма образно, по моему мнению, как безумие клеток. Ра­ковые клетки проникают в прилегающие ткани, и происходит это не из-за какой-то особенной двигательной способности данных клеток, а единственно из-за давления клеток друг на друга вслед­ствие их размножения; пролиферация раковых клеток направлена по линии наименьшего сопротивления. Они могут внедряться в лимфатическую систему или в кровяное русло, достигая близле­жащих или отдаленных частей тела и демонстрируя таким образом свою способность к пролиферации. Попадая в окружение новых клеток, раковые клетки повторяют тот же процесс до тех пор, пока со временем вследствие паразитической деятельности раковых клеток здоровые клетки не будут разрушены. Поскольку массы раковых клеток никак не организованы, отдельные клетки легко отмирают, и это служит причиной образования некротических зон, и, как следствие, нередко возникают изъязвления. В таких случаях сепсис или кровотечение могут явиться непосред­ственной причиной смерти.

Первое проявление болезни всегда является местным. Бо­лезнь начинается в тканях, которые в это время находятся в со­стоянии роста или же в состоянии восстановления; например, карцинома, являющаяся наиболее распространенной формой зло­качественной опухоли, берет начало в эпителиальных или в эндо-телиальных тканях, где на протяжении всей жизни организма обычно происходят определенные восстановительные тканевые процессы. С другой стороны, саркома возникает в тканях, разви­вающихся из эмбрионального мезобласта, и обычно появляется только в тот период жизни, когда эти ткани находятся в состоя­нии роста.

Итак, что заставляет здоровую клетку организма трансфор­мироваться в раковую клетку, в эту безумную клетку, которая утратила всякое ощущение координации и, кажется, сохранила лишь одно свойство — свойство пролиферации? Все авторы ра­бот по данной проблеме, как мне кажется, высказывают единое мнение о том, что раковая клетка начала некую новую жизнь, приобрела некое новое неуправляемое качество, которого не бы­ло у нее раньше. Разве это не ошибочная точка зрения? Данная способность к репродукции является неотъемлемым свойством каждой клетки во время того или иного периода жизни организма и сохраняется в качестве потенциального свойства многих клеток на протяжении всей жизни организма.

На стадии эмбрионального развития рост клеток происходит с поистине удивительной скоростью: если мы вспомним, что ро­ждаемый ребенок плюс плацента и т. д. развились в короткий девятимесячный период времени из одной-единственной оплодо­творенной яйцеклетки, то поймем, что скорость роста клеток в это период настолько стремительна, что с ней могут соревновать­ся лишь немногие раковые опухоли. В чем же состоит различие? В первом случае рост клеток происходит упорядоченно, контро­лируемо, во втором случае тот же процесс протекает бескон­трольно. Этот “контроль” является весьма удивительной вещью. Оплодотворенная яйцеклетка делится на клетки, которые вскоре преобразуются в многочисленные виды различных тканей. Не­прерывный рост и дифференциация клеток продолжается до тех пор, пока не сформируются все многочисленные виды клеток, обнаруживаемые в организме, после чего клетки, как правило, производят лишь свою собственную разновидность. Скорость роста различных видов клеток невероятно отличается на разных периодах внутриутробного развития. Данный “контроль”, поэто­му, регулирует не только характер развития, но также скорость роста клеток, снижая или ускоряя ее в соответствии с нуждами организма.

Что же управляет ростом клеток? Я очень сильно сомнева­юсь, чтобы смертный человек смог когда-либо это узнать. Это относится к сфере нашей духовной сущности.

Данный контроль жизнедеятельности клеток продолжается на протяжении всей жизни человека. Мы наблюдаем это, к при­меру, в процессе восстановления тканей при повреждении кожи. Эпителиальные клетки размножаются до тех пор, пока ссадина не будет заживлена, а затем рост клеток останавливается. Контроль продолжает функционировать. Итак, мы видим, что данная спо­собность к репродукции присуща каждой клетке в период роста и сохраняется у многих клеток, например, эпителиальных и эндотелиальных, на протяжении всей жизни человека.

Итак, я хочу высказать предположение о том, что превраще­ние клетки из здоровой в злокачественную происходит не по причине увеличения способности клеток к делению, а вследствие поломки по какой-то причине контролирующей деление системы, которая управляет жизнедеятельностью и функционированием всех клеток, и это дает выход той потенциальной злокачествен­ности, которая присутствует в каждой клетке. Чем раньше в про­цессе жизни человека произойдет эта поломка контроля, тем бо­лее мощной оказывается скрытая сила, заложенная в клетке; по­этому, чем моложе жертва ракового заболевания, тем злокачест­веннее, как правило, бывает опухоль.

Хотя представляется весьма неправдоподобным, что мы ко­гда-либо проникнем в тайные механизмы регуляции жизнедея­тельности клеток, есть все основания полагать, что мы со време­нем сумеем установить с достаточной точностью факторы, кото­рые приводят к нарушению связи между клеткой и высшей регу­ляцией. Один фактор уже достаточно определенно установлен, а именно — фактор местного раздражения. Подтверждение этому — рак трубочистов, рак губы у курильщиков глиняной трубки (вероятно, здесь играет роль фактор высокой температуры), рак языка, возникающий в месте раздражения от соприкосновения зуба с языком, рак, возникающий по причине продолжительного воздействия рентгеновских излучений. Наиболее частые локали­зации рака в желудочно-кишечном тракте также служат аргумен­том, подтверждающим фактор раздражения, поскольку желудоч­но-кишечный тракт — орган, где раздражение является обычным явлением. Можно привести много других примеров из клинической практики. В дополнение к этому мы имеем искусственное продуцирование у животных опухолей, весьма схожих с раковы­ми, возникшими вследствие местного раздражения.

Если учесть все это, то довод, что длительное местное раз­дражение играет значительную роль в нарушении функции ре­гуляции жизнедеятельности клеток, становится почти неопро­вержимым.

Обычным эффектом кратковременного местного раздраже­ния является стимуляция восстановительной функции тканей, направленной на устранение повреждений, вызванных раздражи­телем. Регуляторные функции высшей нервной системы ослаб­ляются, клетки быстро размножаются (пролиферируют), и проис­ходит быстрое восстановление. Если раздражение является более длительным, тогда пролиферация клеток становится непрерыв­ной, контроль за этим процессом максимально ослабляется и в конце концов вообще теряется. Наиболее удачным сравнением является сравнение с эластичной лентой, которая растягивается лишь до определенных размеров, а затем лопается. Местное раз­дражение может быть обусловлено огромным множеством при­чин. В дополнение к уже перечисленным примерам я назову ме­стное нарушение кровообращения в месте локализации обычной хронической язвы, чрезмерная стимуляция вследствие продолжи­тельного неумеренного употребления специй, приправ, алкоголя или медикаментов (наркотических веществ); хроническое воспа­ление, например шейки матки.

То, что местное раздражение в той или иной его форме явля­ется основным причинным фактором поломки регуляции восста­новительной функции клеток, думаю, мы может принять как факт. Однако местное раздражение не объясняет само заболева­ние раком, каковым мы его обнаруживаем в наши дни. Оно не объясняет факт роста смертности от рака за последние годы. Оно не объясняет, почему рак — заболевание, распространенное пре­имущественно в высоко цивилизованных странах. Очевидно, должна существовать некая предрасполагающая причина или причины. Думаю, одна из причин обнаруживается в том, что я называю за отсутствием лучшего термина “общим раздражени­ем”. Под общим раздражением я подразумеваю различного вида психическое напряжение. Если вы внимательно изучите историю болезней ваших раковых пациентов, то обнаружите в огромном большинстве случаев эпизод психического напряжения, обычно тревоги, страха. Так, по крайней мере, свидетельствует мой опыт. Это психическое напряжение у женщин является очень часто тревогой по поводу друзей и близких людей, а у мужчин это бес­покойство, связанное с финансовыми проблемами. Перегружен­ность работой также может создать благодатную почву для раз­вития болезни, но это менее вероятно, если только работа не со­пряжена с беспокойством и нервными перегрузками.

В лице данного “общего раздражения”, я думаю, вы найдете основной предрасполагающий фактор, ведущий к развитию этой ужасной болезни. Нет никаких сомнений в том, что темпы жизни стали значительно стремительнее, чем они были, допустим, по­коление (лет тридцать) назад; и это объясняет увеличение роста смертности от конкретной данной болезни.

Статистика зачастую оказывается обманчивой и ненадеж­ной, но все же следует придать значение тому факту, что в среде священнослужителей, где распространено более спокойное и философское отношение к жизни, коэффициент смертности от рака составляет 45 % по отношению к среднему коэффициенту 78 %. Если вышеупомянутый тезис в принципе является верным, будет лишь логичным предположить, что чем сильнее “общее раздра­жение” или психическое напряжение у любого конкретно взятого индивидуума, тем меньшей силы местное раздражение потребу­ется для поломки регуляции клеточной жизнедеятельности, и наоборот.

Если мы не ошибаемся насчет этих этиологических факто­ров, тогда становится очевидной необходимость профилактиче­ского лечения. Устраните все возможные причины местного раз­дражения и “не волнуйтесь”. Вероятно, “не волнуйтесь” следует поставить на первое место как более важное условие.

При лечении пациента, страдающего карциномой, вопросом огромной важности является создать больному такие условия, чтобы он по возможности пребывал в состоянии душевного по­коя, умиротворенности. Это задача, требующая умения и изобре­тательности даже от самых лучших врачей. Поэтому я не беру на себя смелость советовать Вам, как сделать это наилучшим обра­зом, но если Вам удастся выполнить это требование, вы многое выиграете.

Одним из наиболее важных вопросов, который должен ре­шить лечащий врач, является вопрос хирургического лечения.

Надеюсь, врачи-хирурги, присутствующие здесь, простят мне следующее утверждение, но я считаю, что именно врач-гомеопат должен, как правило, решать этот вопрос, конечно же, учитывая в полной мере мнение своего коллеги-хирурга. Данный вопрос в прошлом представлял для меня огромную трудность, но придерживаясь тех взглядов, которые я попытался изложить вам, в настоящее время я редко сомневаюсь. Если существует подхо­дящая или оправданная возможность устранить злокачественную опухоль всю целиком, я советую операцию. Если операция оказа­лась успешной с точки зрения удаления всего новообразования, я не считаю, что пациент излечен. Он получил отсрочку, временное облегчение, была устранена непосредственная опасность, и те­перь задачей врача является разобраться с предрасполагающим причинным фактором. В тех случаях, когда пациент остается свободным от болезни на протяжении нескольких лет, а затем вновь становится жертвой рака, я не считаю это рецидивом, ско­рее болезнь началась повторно de novo.

Хирургическое лечение зачастую необходимо в качестве паллиативной меры, как правило, в случаях кишечной непрохо­димости.

В случаях неясного, который невозможно точно диагности­ровать, рака желудочно-кишечного тракта я никогда не разрешаю своим пациентам обследование с применением рентгеновских лучей, поскольку я убежден, что в определенном количестве слу­чаев воздействие рентгеновских лучей провоцирует значитель­ный рост злокачественной опухоли.

Медикаментозное лечение рака ничем не отличается от ме­дикаментозного лечения любой другой болезни.

Совокупная симптоматика пациента, и только этот фактор, может служить единственно верным, надежным руководством для выбора необходимого средства лечения. Фактической труд­ностью в вопросе медикаментозного лечения данной болезни является то, что очень часто симптомы бывают нечетко выра­женными и, за исключением тех, которые появились как вторич­ные эффекты самой опухоли, иногда совершенно отсутствуют. Однако отсутствие симптомов не является чем-то необычным, так как быстро растущие клетки, являясь частью самого организ­ма, не вызывают образование токсинов, и поэтому ответные ре­акции организма отсутствуют, поскольку организму не на что реагировать.

Чем мы можем помочь тем пациентам, у которых не обна­руживается никаких симптомов, у которых отсутствует клиниче­ская картина, в соответствии с которой мы можем подобрать не­обходимое для излечения лекарственное средство?

С точки зрения гомеопатической философии пациент, кото­рый серьезно болен и у которого отсутствуют симптомы, являет­ся неизлечимым. Следует ли нам ждать, пока симптомы не обна­ружат себя? Если да, то мы, вероятно, будем ждать, пока не поя­вится изъязвление кожи, и пока мы не получим симптомы токсе­мии. Назначение препарата, основанное на данных симптомах, позволит устранить токсемию, но, скорее всего, не поможет оста­новить развитие опухоли.

Несколько лет назад в Гомеопатический госпиталь Холдсворта поступила пациентка с диагнозом “карцинома шейки мат­ки”. Она посещала бесплатный диспансер несколько месяцев до этого, и ее состояние медленно, но верно ухудшалось. Хирург, обследовавший данную пациентку, посчитал, что сможет полностью удалить эту опухоль, и хотя случай являлся весьма пробле­матичным, была назначена операция. В ходе операции предвари­тельно был проведен кюретаж и матка была продезинфицирована насколько это возможно, до того как предпринять операцию по абдоминальной экстирпации матки. При вскрытии брюшной по­лости на стенке мочевого пузыря были обнаружены узелковые образования, поэтому брюшная полость была зашита, а операция отменена. Вскоре после этого у пациентки появились обильные зеленовато-желтые вагинальные выделения, имевшие очень от­вратительный запах и в то же время ее общее состояние настоль­ко ухудшилось, что, казалось, ей осталось жить всего несколько дней. В этот период времени в журнале “Homoeopathic World” (“Мир гомеопатии”) появилось несколько статей на тему исполь­зования черного пороха в качестве лекарственного средства, и, с целью попытаться устранить запах, который очень мешал другим пациентам в палате, я решил испробовать черный порох. Я на­значил третью сотенную потенцию. В очень короткое время про­изошло заметное улучшение состояния, запах исчез, у пациентки улучшился цвет лица, к ней вернулся аппетит, влагалищные вы­деления прекратились, и я, сокращая свой рассказ, скажу, что она выписалась из госпиталя через шесть недель, чувствуя себя впол­не нормально. Хирург вновь обследовал ее и сообщил, что он впервые видит эту пациентку; он не смог поставить диагноз, так как не обнаружил ничего аномального в шейке матки, а также в широких связках. К сожалению, примерно через десять месяцев у данной пациентки произошел рецидив, и она умерла примерно восемнадцать месяцев спустя после выписки из госпиталя.

Несмотря на такой исход, данный случай является весьма примечательным, и в том, что черный порох оказал эффект вре­менного облегчения, нет никаких сомнений. Это побудило меня испробовать два других соединения: первое — Sulphur, Carbo vegetabilis и Carbo animalis. второе — Sulphur, Silicea и Carbo vegetabilis. Я сделал заказ компании Nelson & Co.: растереть эти вещества все вместе до шестой сотенной потенции. Еще слишком рано делать какие-либо заявления насчет этих препаратов. Хочу лишь сказать, что я более доволен результатами, полученными при использовании второго порошка — Sulphur, Silicea и Carbo vegetabilis — более чем всеми другими препаратами, когда-либо использованными мной.

Дабы не возникло никаких недоразумений, я хочу подчерк­нуть, что я не настаиваю на использовании этого порошка во всех случаях рака. В каждом отдельно взятом случае следует попы­таться найти симптомы, на основании которых можно назначить лекарственное средство. Если такие симптомы имеются, значит, следует назначить препарат, соответствующий этим симптомам. Если вы не можете обнаружить симптомы, способные помочь вам определить лекарственное средство, тогда я советую вам по­пробовать это соединение, которое я нашел весьма эффективным.

Какое бы средство вы не выбрали бы для лечения, я счи­таю, что его следует повторять часто и назначать способом, именуемым метод “plus”1. Ответная реакция всегда является вялой, слабо выраженной, и эффект однократной дозы вскоре исчерпывается.

В заключение позвольте мне сказать, что хотя на раковое за­болевание невозможно смотреть иначе, как на одну из самых опасных и грозных болезней, я теперь не подхожу к лечению ра­ковых больных с тем чувством беспомощности, которое испыты­вал раньше.

Обсуждение

Д-р Кларк сказал, что все согласятся, что доклад д-ра Пат­рика является чем-то неординарным, выходящим за рамки обыч­ного. Д-р Патрик представил, по крайней мере ему, д-ру Кларку, более ясную концепцию ракового процесса, чем была у него раньше: данный процесс является процессом бесконтрольной пролиферации клеток. Члены Конгресса уже слышали подобное заявление на вчерашнем заседании во время доклада сэра Фреде­рика Кибла (Frederick Keeble) о контроле репродукции клеток; но весьма четкое объяснение д-ра Патрика помогло, по крайней мере ему, д-ру Кларку, яснее представить себе, что такое данный кон­троль, особенно когда это иллюстрируется развитием оплодотво­ренной яйцеклетки в период беременности. Д-р Кларк был рад услышать, что д-р Патрик использовал старинное средство — черный порох. Это чрезвычайно эффективное средство. Сам д-р Кларк считает данное средство одним неделимым соединением (injt). Это больше, чем простое соединение, и д-р Кларк считает, в настоящее время этот метод называется методом “кумулятив­ного” назначения (прим. ред).

что в процессе производства черного пороха добавляется некото­рое количество графита с той целью, чтобы крупицы пороха не слипались. Это не является выдумкой д-ра Кларка. Он всего лишь попытался дать более ясное представление об этом средстве, так чтобы данное лекарство могло быть включено в гомеопатиче­скую Materia Medica, и этот препарат значится в приложении к Справочнику д-ра Кларка. В прежние времена черный порох был тем лекарством, при помощи которого Джек Тар (Jack Таг) и Томми Эгкинз (Tommy Atkins) излечили свои гонорею и сифили­тические шанкры, и это средство помогло им значительно боль­ше, чем все лекарства, прописанные доктором.

Д-р Купер сказал, что в докладе д-ра Патрика содержится одна мысль, которая весьма поразила его, д-ра Купера, а именно замечание, что д-р Патрик не считает действие однократной дозы продолжительным в случаях раковой болезни. Лично сам д-р Ку­пер обнаружил, что однократная доза, как правило, действует очень длительное время. Продолжительность действия одной дозы в каждом случае различна. Иногда приходится повторять лекарственное средство чаще, чем в остальных случаях. Д-р Ку­пер считает, что многое зависит от частоты повтора однократных доз, от этого зависит и конечный результат действия лекарствен­ного средства. Если дозы назначаются слишком часто, то иногда мы получаем избыточную стимуляцию и, как следствие, неблаго­приятный результат. Д-р Купер не согласен с д-ром Патриком относительно заявления, что действие дозы не является долгим в некоторых случаях. Д-р Патрик затронул вопрос хирургического устранения опухоли и сказал, что он сторонник хирургического удаления опухоли во всех случаях, где это возможно. Лично сам д-р Купер подчеркивал в своем докладе, что считает, что прежде чем удалять опухоль, необходимо укрепить организм больного. В этом случае хирургическое удаление опухоли будет гораздо бо­лее безопасным. Д-р Патрик подчеркнул, особенно в одном при­мере, необходимость операции в случае непроходимости кишеч­ника. Сам д-р Купер часто наблюдал в случаях кишечной непро­ходимости и раковой опухоли, что при правильном подборе ле­карственного средства непроходимость кишечника исчезала са­мым удивительным образом.

В одном случае, который д-р Купер наблюдал в своей прак­тике много лет назад хирург, обследовавший пациента, сообщил, что у пациента такая сильная непроходимость, что через его кишечник не пройдет даже соломина, и ставил вопрос о необходи­мости операции. Д-ру Куперу сообщили, что необходимо срочно что-то решать, поскольку кишечник пациента был полностью закупорен и, казалось, он вскоре умрет. Д-р Купер посоветовал, однако, подождать несколько дней, чтобы посмотреть, не сможет ли помочь назначение дозы подобного гомеопатического средст­ва. Д-ра Купера спросили, возьмет ли он в таком случае на себя всю ответственность, и д-р Купер согласился сделать это. Он на­значил пациенту дозу, если он сейчас правильно помнит, Ruta, и у пациента сразу же появился нормальный стул. Родственники больного были настолько поражены, что даже не поняли, что же произошло.

Хотя д-р Купер не вылечил этим средством пациента, хи­рург был очень сильно удивлен и не понимал, как такое могло случиться при столь сильной закупорке кишечника. Д-р Купер ответил, что это произошло только благодаря воздействию на организм через жизненную силу. Что касается влияния фактора психического напряжения и фактора местного раздражения, то местное раздражение формирует очаг для развития абсцесса. Психические факторы, влияние диеты и конституции являются дополнительными факторами, способствующими снижению жиз­ненных сил и сопротивляемости организма той или иной инфек­ции или тому или иному микроорганизму, которые, естественно, атакуют организм, когда он ослаблен под влиянием этих причин. Продукты питания, например, чай, белый хлеб и т. д., — все яв­ляются второстепенными причинами, но никак не конкретными специфическими причинами возникновения рака. Сам д-р Купер считает, что специфической причиной возникновения рака явля­ется микроорганизм, и что этот микроорганизм по какой-то при­чине атакует одних людей, но не трогает других.

Д-р Берфорд сказал, что желает обратить особое внимание на книгу д-ра Шпигеля. Сам д-р Берфорд знает все книги, посвя­щенные проблеме рака, написанные с точки зрения гомеопатии или с позиций других медицинских школ, но ему неизвестна ни­какая другая книга, рассматривающая актуальные практические вопросы раковой болезни и способы борьбы с ней, которая могла бы сравниться с книгой д-ра Шлигеля; это самая замечательная работа на эту тему, которую довелось прочесть д-ру Берфорду. Она содержит весьма объемную информацию; кроме того, данная книга включает подробное описание действительно излеченных случаев рака; все диагнозы представлены в книге, в ней содер­жится самая полная информация. Единственное замечание. имеющееся у д-ра Берфорда — то, что все случаи, упомянутые в данной книге., все без исключения, были исцелены, Все случаи — точно диагностированные, неясные и сомнительные, — которые врач встречает в своей частной или общей практике, имеют ана­логи в книге д-ра Шлигеля.

Д-р Берфорд лично обязуется по окончании Конгресса найти богатого филантропа, чтобы сделать для книги д-ра Шлигеля то, что сделал м-р Стюарт для книги д-ра Хаепа.

Необходимо иметь ясное представление об одном вопросе с точки зрения патолога, а именно; с того времени, когда началась раковая инфекция, человеческий организм делает все возможное, чтобы избавиться от нее.

Причина, по которой человеческий организм разрушается в процессе борьбы с данной инфекцией, состоит в том, что раковый паразит является действительно очень активным и впервые попал в организм (другими словами, нет иммунитета против данного паразита). Все то время, пока рак присутствует в организме, за­щитные силы организма делают все возможное, — и эти усилия невероятно огромны, — чтобы избавиться от рака. Вот почему раковое заболевание имеет столь длительный период развития. Время от времени то паразитическая инфекция, то защитные си­лы попеременно берут верх в больном организме. Д-р Берфорд совсем не склонен поощрять вивисекционные эксперименты. Миллионы подобных экспериментов ни к чему не привели, но некоторые из них — те, что были проведены недавно в Russel Square, могут оказаться интересными. Если взять животное и ин­фицировать его, то через 12 недель у животного с неизменным постоянством обнаруживаются раковые клетки. Если в конце шестой недели провести повторную инокуляцию вируса в другом участке тела того же самого животного, а первоначальную рако­вую опухоль, возникшую три месяца спустя после первой иноку­ляции, удалить, — все ожидают, что по истечении очередных шести недель появится патологическое новообразование, обу­словленное повторной инокуляцией, поскольку шесть недель на­зад была проведена операция по удалению перной опухоли. Но вторая раковая опухоль так и не появляется. Опухоль всегда по­является только один раз. Очевидно, в организме животного вы­рабатывается достаточно защитных сил вследствие развития первой опухоли, чтобы держать повторную инокуляцию под контро­лем. Можно сделать вывод о том, что в случае опухоли, вызван­ной первой инокуляцией (part passu), в организме развились за­щитные силы, которых не хватает для устранения первой опухо­ли, но которых достаточно, чтобы предотвратить развитие второй опухоли.

Что касается диеты, то два года назад д-р Берфорд попросил наиболее известного в этой стране сторонника диетического пи­тания при раковой болезни посетить Лондонский гомеопатиче­ский госпиталь и рассказать о своей работе. Д-р Белл принял при­глашение и д-р Уинни Томас спросил: “Вы говорите, Ваш метод лечения раковых больных — диета. Какого рода диета?” — “Оп­ределенная вегетарианская диета”. — “Какой процент больных, которые попадают к Вам обычным путем, без отбора, Вы ожи­даете исцелить исключительно посредством диеты?” — “80 про­центов”. Несколько лет назад, до того как состоялся этот разго­вор. Британская медицинская ассоциация послала экспертов, что­бы изучить врачебные записи д-ра Белла, и эти эксперты, усердно трудившиеся день и ночь, не смогли найти какое-нибудь доста­точно убедительное доказательство, которое могло бы опроверг­нуть утверждения д-ра Белла. В руках специалиста диета •— ме­тод, при помощи которого возможно достичь самых превосход­ных результатов.

Что касается рекомендации по устранению сепсиса, д-р Берфорд настоятельно подчеркнул, что при наличии у пациента любого септического состояния, данное состояние следует не­медленно устранить. Одним из самых блестящих случаев д-ра Берфорда явился случай пожилого джентльмена, у которого в течение шести недель не отмечалось никакого прогресса, и тогда д-р Берфорд настоял, чтобы пациент удалил все оставшиеся у него зубы. На протяжении восемнадцати месяцев после этого отмечался непрерывный прогресс, и теперь этот джентльмен гу­ляет по окрестностям своей деревни как живое свидетельство ценности гомеопатического метода лечения.

Организм должен сконцентрировать все свои защитные си­лы на борьбе со злокачественным элементом.

Хотя и не всегда возможно добиться исцеления во всех слу­чаях, посредством использования гомеопатических средств мож­но основательно облегчить симптомы пациента. Однажды к д-ру Берфорду обратилась дама, которой другие врачи сказали, что нет смысла тратить время на медикаментозное лечение, а необ­ходимо провести колостомию. Д-р Берфорд посоветовал ей не делать этой операции. Пациентка сообщила: “Я могу очистить кишечник только лишь используя огромные количества слаби­тельных средств с регулярностью раз в неделю. Температура тела поднимается до 103°. Меня разрывает на части, и я не могу вы­держать этого дольше”. Назначения Atropinum ЗХ, четырежды в день два дня в неделю, оказалось вполне достаточно, чтобы осу­ществить необходимую работу, заменив прежние слабительные средства. Вздутие живота почти сразу же исчезло после назначе­ния данного средства. В последующие шесть месяцев не было ни малейшей необходимости назначать слабительные средства.

Д-р Патрик затронул вопрос о разрушительном воздействии рентгеновских лучей. Д-р Купер сослался на вчерашнем заседа­нии на замечания д-ра Берри относительно данного момента. Рентгеновские лучи являются обоюдоострым оружием. Если бы рентгеновское исследование не осуществлялось в рамках лече­ния, повторяемого вновь и вновь, то все, чего удалось бы достичь при помощи рентгеновского исследования, — дать раковой опу­холи толчок к прогрессированию. Использовать рентгеновские лучи только для установления диагноза в случае раковых болез­ней, и ограничиться только этим, — означает причинить наихуд­ший вред здоровью пациента. Д-р Берфорд советует всем практи­кующим врачам не прибегать к помощи рентгеновских лучей только как к мере диагностики в случаях сомнительного, неточно установленного рака.

Сегодня утром мы слышали, что одним из лучших методов подбора лекарственного средства является выявление совокупной симптоматики — со стороны всего организма. Существенной причиной, из-за которой гомеопатия до настоящего времени тер­пела неудачи в лечении раковых больных, является то, что в слу­чае рака очень трудно установить совокупное единство симпто­мов пациента.

Сколько раковых больных вы можете вспомнить, у которых наблюдались бы хоть какие-то значимые симптомы? Д’р Берфорд помнят одного своего пациента, у которого в полости таза обна­руживалась обширная саркома, но при этом у него не выявлялось ни одного выраженного симптома, но обнаруживались все при­знаки видимого здоровья. С таким положением дел приходится встречаться каждый день, и совокупная симптоматика не является критерием, способным помочь в такого рода случаях. Д-р Бер-форд ожидает результатов дальнейшего развития эманометрии. Это основанная на использовании технических средств методика, которая окажет большую помощь в практике врачей. Применение технических средств делает очень эффективной диагностику рака и дает весьма четкие указания относительно гомеопатического лечения. Д-ра Берфорда иногда спрашивают, что он предприни­мает в случае карциномы. Д-р Берфорд всегда советует гомеопа­тическое лечение на протяжении всего времени, обязательно рас­сматривая возможность устранения локализованного поражения, но продолжая гомеопатическое лечение непрерывно и в полном объеме. Однажды к д-ру Берфорду пришла пациентка и сообщи­ла, что трн или четыре года назад ей удалили правую грудь не потому, что в груди была обнаружена злокачественная опухоль, а потому, что за год до этого ей удалили левую грудь при анало­гичном состоянии —- в груди обнаруживались некие шишки, зло­качественность которых вовсе не была доказана, но пациентке посоветовали не тянуть время и побыстрее удалить грудь. Что же произошло?

С обеих сторон параллельно операционным шрамам появи­лись ряды мелких узелковых новообразовании, которые возникли в этой области вследствие раздражения, вызванного операцией. Эта пациентка впоследствии умерла от раковой болезни, которая была спровоцирована поспешными “защитными” мерами.

Д-р Уинни Томас сказал, что д-р Берфорд затронул вопрос, касающийся методики лечения раковых больных при помощи вегетарианской диеты д-ра Роберта Белла; д-р Берфорд утвер­ждал, что лечение д-ра Белла состоит исключительно из диеты. Но он (д-р Томас) хотел бы напомнить д-ру Берфорду, что д-р Белл кроме того назначал своим пациентам вытяжку щитовидной железы. Д-р Томас хотел бы спросить д-ра Берфорда, помнит ли он потенцию препарата щитовидной железы, назначаемого д-ром Беллом; насколько помнит сам д-р Томас, этот препарат назна­чался в довольно массивных материальных дозах.

Д-р Берфорд ответил, что это правда: д-р Белл назначал своим больным экстракт щитовидной железы, но данный препа­рат назначался не всем пациентам. Д-р Белл, кроме того, сочетал применение вытяжки щитовидной железы с применением нозо-дов, полученных из эндокринных желез. Пациенты д-ра Белла в основном лечились с успехом методами диеты, но д-р Уинни Томае не ошибается, — дополнительно также применялся экстракт щитовидной железы.

Д-р Уинни Томас подтвердил то, о чем говорил д-р Патрик, а именно; если сказать пациенту, что у него рак, пациент сдается, признавая себя побежденным. Д-р Томас иногда сообщал паци­енту, что у него рак, уже на последней стадии этого заболевания; и он всегда обнаруживал, что больной знал об этом с самого на­чала, но до тех пор, пока ему не сказали об этом, он продолжал бороться. Д-р Томас всегда советует скрывать от пациента правду и вселять в него надежду.

Д-р Кларк сказал, что он абсолютно согласен с тем, что па­циенту не следует сообщать правду. Слово “рак” для пациента и для врача означают не одно и то же. Чем меньше пациенту гово­рят о его болезни, тем лучше.

Д-р Бенджамин (Benjamin) сказал, что д-р Патрик затронул вопрос о необходимости операции в случае непроходимости кишечника. В практике д-ра Бенджамина был случай, который, как считал д-р Бенджамин, потребует операции. Пациентом являлась женщина примерно лет сорока. Д-р Бенджамин направил ее в срочном порядке в частную лечебницу — на тот случай, если понадобится операция, но прежде чем подвергнуть пациентку хирургическому вмешательству, д-р Бенджамин, к счастью, по­просил д-ра Берфорда прийти и осмотреть больную. Д-р Берфорд посоветовал дать сначала дозу Opium 200, а затем Atropinum ЗХ. Женщина прожила два или трн месяца после этого безо всякой операции.

Другой случаи, который может заинтересовать присутст­вующих здесь врачей, следующий. Эта история произошла при­мерно четыре года назад. Один мужчина пришел к дантисту, чтобы удалить зуб, и анестезиолог, осмотрев полость его рта, сказал: “ Я не могу дать Вам сегодня анестетик, поскольку у Вас флегмонозная ангина”. Дантист направил пациента к врачу-специалисту на Харлей-стрит; специалист подтвердил факт флегмонозной ангины и отправил пациента домой. Прошло три или четыре дня, но   уплотнение в горле не уменьшалось. Боли не наблюдалось. Пациент пришел к д-ру Бенджамину — такую странную “ангину” д-р Бенджамин наблюдал впервые. Д-р Бенджамин провел тщатель­ное обследование и пришел к заключению, что это саркома миндалины. Пациент пожелал проконсультироваться у сэра Сайт Клара з Томпсона (Clair Thomson): д-р Томпсон подтвердил диагноз и порекомендовал операцию. Опухоль была удалена хирур­гически, и патолог дал заключение о том, что это была саркома. Некая опухоль все же продолжала оставаться — по краю, где располагалась прежняя опухоль. Пациенту назначили радиевую терапию разово и, поскольку пациент соответствовал по своему конституциональному типу Phosphorus, ему прописали это сред­ство. Все это случилось четыре года назад, и этот мужчина чув­ствует себя сегодня превосходно. До вчерашнего дня он не знал, что с ним случилось. Он весьма нервный парень, и поэтому врачи скрыли от него факт злокачественности его болезни. Но на днях друг этого человека убедил его застраховать свою жизнь, и в свя­зи с этим вся правда, конечно же, откроется. Д-ру Бенджамину пришлось направить сообщение в страховую компанию, и теперь он беспокоится, что же произойдет, ведь пациент является таким восприимчивым, нервным человеком. Хотя несколько недель назад д-р Бенджамин видел данного пациента: его горло выгля­дело абсолютно здоровым, пациент чувствовал себя хорошо.

Д-р Грэнвилл Хей сказал, что он за колостомию, где она действительно необходима или где она может стать крайне необ­ходимой. Он также считает, что колостомию следует делать свое­временно. Если проводить колостомию, то чем раньше она будет сделана, тем лучше по той причине, что множество пациентов хоть и не полностью выздоравливают, но получают огромное облегчение после того, как освобождаются от причины непрохо­димости. Это при том условии, что у пациента наблюдается явная кишечная непроходимость. Вчера д-р Хей вспомнил случай из своей практики, когда пациенту оставалось жить около шести недель; д-р Хей предпринял в данном случае колостомию. Этот случай имеет десятилетнюю давность, и пациент до сих пор жив и здоров. С другой стороны, следует быть уверенным в целесообраз­ности колостомии или в вероятности того, что она понадобится.

Просмотров: 201 ,