Медикаментозное лечение опухолей с использованием раковых нозодов. Кларк Д.

Кларк Д. Медикаментозное лечение опухолей с использованием раковых нозодов.

Предисловие

Со времен Ганемана гомеопатам было известно, что можно приготовить из возбудителя болезни препарат для лечения тех заболеваний, которые он вызывает. С. Ганеман заметил, что две болезни, подобные друг другу, не могут существовать у одного и того же пациента в одно и то же время, хотя это сосуществование возможно для двух не по­добных заболеваний. Вакцинацию для предохранения че­ловека от инфицирования оспой он верно рассматривал как пример проявления гомеопатического закона подобия. С тех пор, как стало точно известно, что вакцина во многих случаях, по крайней мере это верно для всех вирусных вак­цин, использующихся в настоящее время, — это не более и не менее, чем видоизмененный вирус оспы, стало очевидно, что предотвращение заболевания оспой путем вакцинации является профилактикой этого заболевания с помощью са­мого видоизмененного вируса оспы.

Но далеко не все знают, что гомеопаты уже достаточно долгое время используют это знание на пользу своих паци­ентов. Посредством применяемых в гомеопатии своеобраз­ных методов ослабления токсичности ядов врачи-гомеопаты в состоянии приготовить лекарства из вирусных культур, из змеиных ядов и других смертельно опасных токсинов, ко­торые в результате подобной обработки сохраняют все свои целебные свойства, но перестают быть токсичными. Лекар­ство, полученное из вируса заболевания, по гомеопатиче­ской терминологии называется нозод (nosode). Задолго до того, как д-р Пастер (Paster) приготовил профилактический препарат от бешенства, гомеопаты применяли нозод Нуdrophobinum”, или Lyssinum”, как его еще называют. За­долго до того как д-р Кох (Koch) начал применять Tubercutin в напуганном наступающим туберкулезом мире, гомео­паты с убедительным эффектом применяли нозод Tuberculinum, приготовленный из мокроты больного туберкулезом. Исходя из опыта применения этого нозода, д-р Джеймс Комптон (James Compton) дал в своей книге New cure for Consumption by its Own Virus наиболее наглядное представ­ление о том, чего можно достигнуть с помощью этого пре­парата еще до того, как д-р Кох (Koch) попытался приме­нить его при лечении туберкулеза.

Изучив действие одного нозода, мы получаем ключ к разгадке механизма действия всех других. Следовательно, у гомеопатов есть готовые лекарственные препараты, приго­товленные из возбудителей вирусных заболеваний, и среди них вирусы различных форм рака. Здесь снова, хотя не ав­тором идеи, но энергичным воплотителем ее в клиниче­скую практику был д-р Бурнетт (Burnett), и я буду ссылать­ся на некоторые из его работ на последующих страницах этой книги. Но моя основная цель заключается в ознаком­лении врачей с некоторыми результатами моего собствен­ного опыта практического применения этих раковых нозодов в клинической практике.

Гомеопаты не правы, позволяя так называемой “орто­доксальной” партии в медицине (имеется в виду аллопатическая медицина) эксплуатировать принци­пы гомеопатической медицины, готовя препараты грубым и насильственным способом, и в таком виде используя их для лечения. Инъекция раствора крови животного, называемого сывороткой, в кровоток пациента, по моему мнению, явля­ется насильственным поступком. И этот метод является ненужным с тех пор, как стали использоваться гомеопати­ческие сверхмалые дозы потенцированных препаратов, доступные всем. Лечебный эффект нозодов может быть достигнут без всякого насилия над организмом или орга­низмами, из которых эти нозоды получают.

Эти методы лечения, разработанные Пастером (Paster), Кохом (Koch), фон Берингом (von Behring) и Роуксом (Roux), действительно гомеопатические по своей сути, что было подтверждено исследованиями профессора фон Бе­ринга, д-ра Роукса и других ученых. “Много истинного в методе Ганемана «лечение подобного подобным»”, — ска­зал д-р Роукс, а фон Беринг выразился более ясно: “О тер­мине Ганемана «Гомеопатия» я могу сказать, что он так точно отражает это целебное воздействие подобных виру­сов, как мы никогда не сможем сказать о каком-либо техни­ческом термине”. Это является ясным свидетельством того, что гомеопатия, лечащая по принципу “подобное подоб­ным”, получает признание со стороны представителей алло­патической медицины. Это одна из основных причин, по которой я пишу эту маленькую статью, посвященную очень большому и важному предмету, и я надеюсь, что другие гомеопаты также передадут свой опыт миру.

Но было бы очень большой ошибкой предполагать, что нозоды — единственные препараты, используемые в го­меопатической медицине для лечения опухолей. Нозоды, как и любые другие лекарственные средства гомеопатиче­ской Materia Medica, имеют свои показания к назначению и выполняют свою целительную работу только тогда, когда эти показания присутствуют. Иногда их целебной силы хватает для полного искоренения заболевания, но чаще требуется помощь других препаратов, когда имеются для этого четкие показания. У меня нет готового рецепта лечения опухолей, отличающегося от предложенного. При лечении опухолей требуется особая наблюдательность. Выбор препа­рата в каждом случае является проявлением искусства вра­ча-гомеопата, и это искусство можно приобрести только в результате постоянной клинической практики.

Примеры лечебного действия нозодов и других клас­сов гомеопатических препаратов будут приведены на по­следующих страницах.

John H.Clarke Лондон, Болтон стрит, 8, 4 июля 1908 года.

ГЛАВА I. Введение.

Существует мало гомеопатов-практиков c более или менее обширным опытом, которые не наблюдали бы уменьшение опухоли в размере с последующим ее исчезно­вением в результате медикаментозного лечения, но еще меньше тех, кто начинает лечение каждого случая опухоли, встреченного им в клинической практике, с медикаментоз­ного лечения. И, разумеется, медикаментозное излечение опухоли — это наиболее приятный и прогрессивный путь лечения этого заболевания. В клинической практике гомео­патов наблюдается намного больше случаев успешного из­лечения опухолей с помощью медикаментозной терапии, чем в практике представителей любых других медицинских школ, и я думаю, что каждому гомеопату-практику важно письменно зафиксировать свой опыт успешного лечения для помощи и руководства другим врачам.

Следует сказать, .что медикаментозное лечение опухо­лей — достаточно сложный процесс, требующий особого умения и занимающий достаточно длительное время. Хи­рургическое удаление опухоли занимает гораздо меньше времени и требует от врача только прикладных навыков. Я не пытаюсь разграничить хирургию и терапию в лечении опухолей, т, к. этой грани не существует, или ее каждый терапевт и каждый хирург должен провести для себя сам. Мой собственный опыт, изложенный на этих страницах, покажет, что уже сделано со стороны врачей и, насколько это возможно, что может быть сделано, и как это можно сделать.

Не было ни одного врача за последние годы, кто бы вылечил больше случаев опухолей, включая раковые опу­холи, чем д-р Камптон Бурнетт (Compton Burnett), но даже он в некоторых случаях прибегал к искусству хирурга, которое, однако, являлось вспомогательным методом лече­ния, а не основным.

Д-р Бурнетт установил, что в большинстве случаев опухолей симптомы, указывающие на необходимое для из­лечения лекарственное средство, просто отсутствовали, и, следовательно, было необходимо найти какие-то другие указания для выбора подобного лекарства, Он выделил два параметра, указывающих ему на необходимые для излече­ния опухоли лекарственные средства, и одним из них была тропность лекарственных средств к определенным органам. Для группы этих препаратов подобие заключалось главным образом в локализации и направлении действия. Другой источник исцеляющих препаратов он нашел в нозодах, и особенно в нозодах рака. Практически д-ра Бурнетга можно назвать создателем лекарственных средств этого класса. Эти препараты, специально приготовленные из его образ­цов, я главным образом и использовал в своей работе в те­чение последних лет.

Но в дополнение к этим препаратам д-ром Робертом Купером был открыт третий источник препаратов, которых называют “arborivital”. Эти лекарственные средства, мно­гие из которых давно вошли в гомеопатическую Materia Medica, приготовлены из свежих растущих частей растений и употребляются в виде единичных доз настойки. Сын д-ра Купера д-р Ле Анте Купер (Le Hunte Cooper) успешно про­должает работу своего отца.

Так как в определенных случаях имеющихся симпто­мов бывает достаточно, чтобы обнаружить подобный пре­парат, мы имеем в нашем распоряжении четыре вида пока­заний, позволяющих подобрать необходимый для излече­ния препарат практически в любом случае:

  1. Точное подобие симптомов.
  2. Тропность к пораженному органу.
  3. Конституциональная гомеопатия, включающая:

а) нозоды, особенно нозоды рака;

б)   конституциональные гомеопатические препараты; в) характерные, этиологические препараты, такие как, например, Thuja в случаях вакцинации;

  1. “Arborivital” метод д-ра Купера.

С этим достаточно широким диапазоном методов под­бора лекарственного средства врачи-гомеопаты находятся в гораздо лучшем положении, чтобы справиться со случаями раковых заболеваний, чем их коллеги аллопаты. Поэтому нет прошения тем гомеопатам, которые сразу же прибегают к помощи хирургии, хотя в определенных случаях бывает необходимо воспользоваться помощью хирургов.

Я не ставил своей целью попытаться четко дифферен­цировать опухоли различных видов на доброкачественные и злокачественные. Природа сама не может провести четкую линяю для разграничения таких случаев, и не имеется спе­цифических препаратов для лечения доброкачественных или злокачественных опухолей: я могу привести примеры случаев опухолей, несомненно доброкачественных, изле­ченных раковыми нозодами, и, с другой стороны, я могу привести примеры случаев без сомнения злокачественных новообразований, излеченных растительными препаратами.

Очень глубокомысленная статья мистера В.Х. Клайто-на Грина (W.H. Clayton Green, F.R.C.S.) под названием “Простые опухоли и их отношение к злокачественным за­болеваниям” была опубликована в Medical Press 23 мая 1906 года, которая первоначально была обращена к Harveian Society. Из этой статьи я приведу несколько цитат.

“Мы были приучены, — пишет мистер Грин, — длительное время делить все новообразования на два класса — простые и злокачественные, проводя между ними гипотетическую границу, но до сих пор мы не были в состоянии объективно удостоверить­ся в наличии факторов, ведущих к нарушению этого незаметного барьера и производящих злокачественные изменения.

В течение последних нескольких лет в центре внимания экс­периментаторов оказывались различные формы злокачественных заболеваний, и хотя мы, несомненно, изучили многие важные особенности их структуры и роста, мы все еще не знаем причин, вызывающих их появление.

В то время как основное внимание уделялось опухолям, ко­торые были, несомненно, злокачественными, новообразования, которые все еще классифицировались как доброкачественные, были забыты, и мы сами; удовлетворенные предписаниями учеб­ника, стали относиться к. ним как к не заслуживающим особого внимания патологическим изменениям, что самым негативным   образом сказывалось на продолжительности и качестве жизни людей, ими пораженных.

Удивительно, что так мало внимания было уделено этому предмету, и как необъективно были оценены отношения между этими доброкачественными и злокачественными формами ново-образования. .

В конце учебника приводите” несколько версий, объясняю­щих появление злокачественных новообразований, но нигде не упоминается тот факт, что в удивительно большинстве числе случаев, несомненно, злокачественные заболевания предшествовало по­явление локального доброкачественного   новообразования.

Как часто в случае рака молочной железы мы слышим от пациентки: “У мене была маленькая опухоль в течение несколь­ких лет, но я не придавала этому большего значения!”.

На основе этого краткого обзора — и в настоящем я не могу похвастать наличием большого количества каких-либо других сочинений — я бы рискнул сформулировать три аксиомы относи­тельно доброкачественных опухолей:

  1. Каждая доброкачественная опухоль является выражением
    нестабильности ткани.
  2. Любая так называемая доброкачественная опухоль является потенциально злокачественной;
  3. Раздражение — важный фактор не только в появлении
    многих форм доброкачественных опухолей, но и в их развитии, нарушающий гипотетическую грань, отделяющую их от злокачественных заболеваний”.

И дальше:

“Вернувшись к патологии доброкачественных опухолей, мы обнаружим, что они являются отклонением от естественного со­стояния части клеток, изменяющих определенные элементы, ко­торые входят в их состав.

Стандартное определение доброкачественных опухолей со­стоит в том, что они медленно развиваются, обладают капсулой, не появляются вторично, если были полностью удалены, и не метастазируют. Такое определение является недостаточно точ­ным и вводит в заблуждение. Темп роста опухоли различен и может быть такой же, как у злокачественной опухоли, и в то же время капсула может иметь случайное происхождение, зависящее от локализации опухоли: некоторые доброкачественные опухоли не обладают ей, в то время как саркома или даже карцинома на ранних стадиях развития может обладать капсулой, достаточно выраженной, чтобы удовлетворить даже самых придирчивых врачей. Опухоли не появляются вторично, если были полностью излечены, но мы можем добавить, что это не относится к злока­чественным опухолям в тех случаях, когда по жизненным пока­заниям не может быть произведено полной экстирпации органа. Является неоспоримым фактом, что некоторые из этих так назы­ваемых невинных образований опасны для жизни в силу их лока­лизации (папиллома мочевого пузыря или гортани), что многие из них предрасположены к изъязвлению, отторжению некротических масс и разложению. Все это, кроме других соображений, настой­чиво предполагает, что нам следует пересмотреть свои взгляды и определения по отношению к этой группе опухолей”.

Далее:

“Простые разрастания, потенциально доброкачественные, являются выражением нестабильности и показывают слабое ме­сто в организме человека, которое может быть легко подвержено раковым изменениям, — многие из них через несколько лет по­сле появления в конце концов становятся злокачественными.

Как инфекция выбирает ту часть тела, где сопротивляемость понижена предшествующими повреждениями или болезнями или которая из-за патологии в развитии или по анатомическим осо­бенностям более уязвимая или чувствительная, так же и рак вы­бирает для своего зарождения те области тела, где слабость ткани была выражена появлением простого разрастания или предшест­вующим развитием хронического состояния. Мы не можем гор­диться результатами хирургического лечения в отношении злока­чественных опухолей. Чтобы добиться лучших результатов, вни­мание должно быть уделено тем состояниям, которые предшест­вовали появлению раковой опухоли. Это обусловлено тем, что экстрипация раковой опухоли не является идеальным лечением”.

Как невозможно, что ясно показывает м-р Грин, про­вести черту между злокачественными и доброкачествен­ными опухолями, так и невозможно разграничить препара­ты для их лечения. Следовательно, наиболее существенным является то, что показания к назначению гомеопатического лекарства более достоверны, чем аллопатические названия раковой опухоли.

Статья м-ра Клайтона Грина показывает бесплодность поиска “раковых препаратов”, т. е. препаратов, которые могут вылечить все случаи рака и не излечат другие болез­ни, не относящиеся в аллопатии к раковым. Если невоз­можно однозначно определить рак или четко разграничить раковые образования от нераковых, абсурдно ожидать по­явления “специфического препарата” для неподдающегося определению заболевания.

Все производные опухоли — доказательство, как выра­зился м-р Грин, “нестабильности ткани”, и, следовательно, все препараты, которые влияют на формирование ткани, могут применяться при раковых заболеваниях. Проблема состоит в нахождении препарата или группы препаратов, являющихся целебными при каждом конкретном случае ракового заболевания.

Но, хотя нет четкой границы между злокачественными и доброкачественными опухолями, есть определенные об­щие особенности, характеризующие разные формы рака, которые достаточно четко установлены. У меня нет ника­ких сомнений, что причиной возникновения ракового забо­левания является длительная инфекция. То, что инфекци­онный фактор присутствует в самом раковом образовании, который можно выделить, доказано силой целебного дей­ствия гомеопатических нозодов, приготовленных из про­дуктов ракового заболевания; присутствие инфекции у са­мого пациента, проявляющееся поражением желез и окру­жающих тканей, доказывается экспериментальными теста­ми и опытами по передаче рака от одного животного дру­гому того же вида, в том числе и от одного человека друго­му человеку.

Другим доказательством передачи ракового заболева­ния являются случаи злокачественных заболеваний у суп­ружеских пар, встречающиеся с гораздо большей частотой, чем закон повторения. Инфекционный фактор объясняет и существование “раковых домов”,

Подобный пример приводился в моих заметках, опуб­ликованных несколько лет назад. Это произошло в Лондо­не, в роскошном доме, принадлежавшем известному баро­нету. Когда его семья отсутствовала в городе, дом был ос­тавлен для присмотра пожилому военному и его жене. Этот человек был болен и вскоре умер от рака желудка. Через некоторое время умерла его жена (не в этом доме), но от той же болезни. Несколькими годами позже заболел баро­нет и через два года умер от рака. Через год или чуть боль­ше после этого от той же болезни умерла его жена и их старший сын, следующий баронет.

Рак является комплексным заболеванием, и формиро­вание опухоли может расцениваться как финальная стадия развития хронического заболевания. При этом немаловаж­ную роль играет наследственность и, вероятно, инфекцион­ное начало. Иногда, независимо от двух вышеперечислен­ных, существенную роль в развитии ракового заболевания играют и другие факторы. Например, заражение крови раз­личных видов может быть определяющим фактором в слу­чае появления рака. Я наблюдал развитие рака по крайней мере в двух случаях, во всей видимости, как результат за­ражения крови у людей, живущих в антисанитарных усло­виях за рубежом. В одном случае это была пожилая жен­щина, у которой появилась глубокая язва горла, не дифте­рийная, но как своеобразный дренаж. Когда она вернулась из-за границы, острые симптомы прошли, но общее само­чувствие не улучшилось, и вскоре развилось злокачествен­ное заболевание горла. Другой случай наблюдался у моло­дой женщины с обширной фибромой матки, у которой бы­ло неплохое общее состояние, до тех пор пока она не попа­ла в антисанитарные условия в заграничном отеле. Женщина почувствовала недомогание, потом появилась боль в пра­вой молочной железе, где вскоре сформировалась опухоль.

Позже д-р Р.Т. Купер (R.T. Cooper), насколько я знаю, стал первым, кто установил связь между обычным зараже­нием крови и появлением рака, и он настаивал на том, что раковые заболевания намного легче излечиваются медикаментозно, чем многие другие менее тяжелые болезни. При­чина этого заключается в том, что рак более склонен к пре­рыванию, чем многие другие болезни, и, таким образом, его элементы, так сказать, более растворимы и легко открыты к действию “фагоцитов”, активных клеток, которые “съеда­ют” ненормальные элементы, и продукты фагоцитоза вы­водятся через обычные каналы выделения.

Прежде чем закончить рассуждения о природе раковых заболеваний, я хочу упомянуть тот факт, отмеченный мно­гими исследователями, что во многих случаях рака сущест­вуют предраковые стадии, которые могут быть достаточно легко излечены, если они обнаружены вовремя.

К ним относятся случаи трудноизлечимых ревмати­ческих болей, не поддающихся ни одному из правильно подобранных препаратов, хронические головные боли и невралгии.

Случай, когда ревматизм перешел в рак, по всей ви­димости, из-за применения в качестве лечебного средства Salicylate of Soda, описан в предисловии моей книги о ревматизме.

“Пациенты, чьи родители или родственники умерли от рака, часто болеют ревматизмом в той или иной форме. Если это со­стояние должным образом лечится с помощью специфических препаратов, тенденция может быть излечима; если ревматизм не лечится, то рано или поздно появляется раковое заболевание.

Один конкретный случай я наблюдая воочию. Замужняя да­ма из семьи, в которой были случаи раковых заболеваний, сильно страдала от ревматизма. Однажды она почувствовала боль в пра­вом бедре и доктор-аллопат, посещавший ее, прописал сильную дозу Salicylate of Soda, после чего боль мгновенно прекратилась и больше не возобновлялась. Но очень скоро появилось новообразование в форме опухоли на передней границе подмышечной впадины, захватывающее большую грудную мышцу. Это был рак. Ревматизм в случае с этой дамой являлся в действительности предраковой стадией и мог быть излечен. Внезапное подавление манифестации болезни в виде симптомов ревматизма этого кон­ституционального состояния определило стремительное форми­рование опухоли”.

Здесь можно упомянуть несколько аналогичных случа­ев. Незамужняя женщина несколько лет страдала из-за сни­жения жизненного тонуса: холодные руки, холодные липкие стопы и неопределенные ревматические боли в различных частях тела. Среди других симптомов были периодически повторяющееся подавленное настроение и страх того, что она сойдет с ума (ее отец совершил самоубийство). В нача­ле климактерического периода в правой молочной железе появились узелковые уплотнения фиброзного рака, и с их появлением все остальные симптомы уменьшились.

Нередко случается, что в процессе формирования опу­холи симптомы предраковой стадии исчезают, и это явля­ется некоторым оправданием обращения за помощью к хи­рургам. Раковая опухоль является компенсаторным прояв­лением внутренней болезни. Если новообразование было удалено без всякой попытки изменить в лучшую сторону конституциональное состояние, которое привело к форми­рованию опухоли, вероятность рецидива заболевания очень велика, и действительно, в этом случае состояние пациента ухудшается, вместо того чтобы улучшиться.

Рак — заболевание, легко излечивающееся медикаментозно, но, к сожалению, не во всех случаях. Хотя в боль­шинстве случаев рак можно действительно излечить, а во многих других можно приостановить развитие злокачест­венного процесса, когда уже появилась раковая опухоль, и предотвратить, когда он был обнаружен в стадии формиро­вания. Существует много препаратов, эффективных при лечении рака, я некоторые из них будут упомянуты в этой работе. Но, прежде всего, я буду рассказывать о действии нозодов.

В аллопатической школе д-р Колли (Colley) из США использовал жидкость, полученную из микробной культу­ры, и д-р Дойен (Doyen) из Парижа воздействовал на бо­лезнь с помощью нозода, или препарата, полученного из продукта самой болезни, который успешно действовал. Ос­новные гомеопатические нозоды рака следующие: Scirrhinит, Carcinosinum, Durum, Mamillinum, Epithsllominum, Sarcominum. Первые четыре — варианты одного и того же нозода. Carcinosinum, Durum, Mamillinum — препараты, приготовленные д-ром Бурнетгом (Burnett) и названные им. Не следует думать, что нозоды рака являются специ­фическими для лечения любого случал ракового заболева­ния: существует больше, чем один способ лечения рака, но нет ни одного способа, который бы подходил для всех слу­чаев. Из всех препаратов для лечения рака, как подтвер­ждает мой опыт, нозоды — наиболее важный класс, и пока­зания к их назначению должен знать каждый врач-гомеопат.

Просмотров: 204 ,