Аллен. Вторичная стадия миазма Sycosis

ВТОРИЧНАЯ СТАДИЯ
Вторичная стадия миазма Sycosis не имеет четко определенного начального периода: она может начаться уже через девяносто дней по­сле заражения, а с другой стороны, симптомы вторичной стадии могут проявиться не ранее чем через год или два. Конституция пациента, его (или ее) образ жизни, привычки и способ лечения значительно влияют на эти временные характеристики. Я вспоминаю сейчас случай молодой женщины восемнадцати лет, которая вступила в интимную внебрачную связь с мужчиной, страдавшим скрытой формой гонореи; лишь иногда он замечал у себя незначительные выделения из уретры, всего лишь одну скудную каплю, и редко она была гнойной. Инфекция у этой женщины проявила себя лишь незначительным жжением и непостоян­ным зудом в области наружных половых органов. На основании этих симптомов врач назначил ей лекарственные спринцевания, и через не­продолжительное время у нее появилась боль в правой ступне, которая день ото дня становилась все сильнее, а в итоге у нее развился подострый ревматизм в тяжелой форме, так что пациентка была вынуждена провести три месяца в постели. Она почти потеряла надежду на выздо­ровление и примирилась со своей болезнью, когда ее родственники пригласили меня. Заподозрив заражение гонореей на основании имею­щихся характерных, упорно держащихся симптомов, я весьма обстоя­тельно расспросил пациентку и узнал всю вышеизложенную историю.

Учитывая историю заболевания и имеющиеся симптомы, был назначен Medorrhinum, и вскоре после его приема появились прежние зуд и жжение вместе со скудными, водянистыми, грязного цвета вагиналь­ными выделениями. На основании этих симптомов была назначена Bryonia, излечившая пациентку. С тех пор эта женщина абсолютно здорова. Она вышла замуж и родила ребенка, у которого до настоящего вре­мени не обнаруживается ни единого признака наличия миазма Sycosis. В данном случае не имелось случаев заболевания ревматизмом в семье, как не было эпизодов простуды или переохлаждения; кроме того, паци­ентка никогда прежде не обращалась к врачам и никогда, насколько она помнит, не употребляла лекарств. Специфический и серьезный характер болезни, упорство симптомов вместе с историей предшествовавшего отличного здоровья пациентки, а также отсутствие болезней в ее семье навели меня на мысль о возможности развития болезни вследствие зара­жения. Данный случай является типичным — вторичная стадия миазма Sycosis проявилась в форме подострого подагрического ревматизма.

Почти что все патологические состояния, появляющиеся на вто­ричной стадии миазма Sycosis, имеют воспалительный характер. Эти воспалительные процессы могут быть либо острыми, либо подострыми, либо хроническими и могут быть любой интенсивности: от умеренных блуждающих ревматических болей в мышцах до серьезных форм спе­цифического острого артрита. Наиболее часто сикотические воспаления проявляются в виде специфических заболеваний органов малого таза у женщин, которые лечатся сегодня только хирургическим путем и из­вестны как воспаления женских половых органов. Могу назвать неко­торые из них: воспаление яичника, или оофорит, в его различных фор­мах. Далее болезнь классифицируется в зависимости от того, какие структуры этого органа, т. е. яичника, поражены: гидросальпингит, пиосальпингит, цистосальпингит, абсцессы маточных труб — все они являются достаточно распространенными в наши дни заболеваниями. Кистозная дегенерация яичников, шейки матки и самой матки относят­ся к более серьезным патологическим состояниям, обусловленным вос­палительными состояниями.

Может также наблюдаться перитонит, панникулит, перицистит, цистит, метрит, периметрит, воспаление эндометрия. Аппендицит, как уже отмечалось, нередко имеет в качестве своей первопричины вторич­ный Sycosis. Действительно, существует заметная связь между увеличе­нием процента заболевания аппендицитом за последние десять лет и распространением гонореи, и данный рост по-настоящему тревожит врачей, так как одновременно отмечается увеличение злокачественных болезней всевозможного вида, а также заболеваний туберкулезом.

При внимательном осмотре тканей, вовлеченных в данные локаль­ные воспалительные процессы, обнаруживается, что слизистые оболоч­ки крапчатые. Иначе говоря, они выглядят пятнистыми: одна часть тка­ни имеет темный красноватый цвет, другая же — естественный, здоро­вый цвет. Эти темные, заполненные венозной кровью пятна нередко покрыты тонким слоем гнойного секрета, имеющего отвратительный запах; иногда эти пятна чувствительны к прикосновению. С другой сто­роны, пятна могут иметь темный синеватый оттенок, обнаруживая спе­цифическую венозную конгестию, характерную именно для сикотических воспалительных состояний. Выделения подобны выделениям, обна­руживаемым при сикотических воспалениях всех других органов: они имеют грязный цвет и неприятный запах. Один только этот специфиче­ский запах часто способен помочь распознать миазм Sycosis. Пациенты нередко сами замечают этот запах, и никакие спринцевания, никакие час­тые обмывания не могут его устранить. Как правило, это едкий, затхлый запах плесени или же запах тухлой рыбы. Даже пот сикотических паци­ентов имеет чрезвычайно неприятный запах, который наиболее выражен в области подмышек, на внутренних поверхностях бедер и наружных ге­ниталиях; сикотические больные постоянно моют и обтирают свое тело.

Для миазма Sycosis характерны эритемы и опрелости кожи со спе­цифическими скверно пахнущими сикотическими выделениями, осо­бенно у полных, тучных пациентов. Пораженная поверхность имеет синевато-красный цвет, выделяемый гной грязного цвета, коричневато-желтый или же желтовато-зеленый; нередко он разъедает окружающие здоровые участки кожи. Данный симптом довольно часто встречается у младенцев, появляясь вскоре после их рождения. Моча и кал также ед­кие, как уже было отмечено выше, и нередко вся область промежности воспалена, очень болезненна и чувствительна, «горит» из-за едкого ха­рактера мочи, ребенок пронзительно кричит и плачет после мочеиспус­кания. Этим детям требуется особенно тщательный уход, чтобы пре­дотвратить разъедание упомянутых участков кожи: частое купание и присыпки специальными детскими пудрами.

Таким образом, при обследовании слизистых поверхностей, пора­женных данными катаральными состояниями, нам необходимо обращать внимание на симптом «крапчатая, пятнистая поверхность ткани», а также на выделения из этих темных, наполненных венозной кровью пятен. При осмотре сразу заметно, что слизистые оболочки утратили свой естественный розоватый цвет, характерный для здоровых тканей.

Существует множество других вторичных патологических процес­сов в органах малого таза, о которых следует упомянуть, так как они приобретают злокачественный характер после заражения гонореей. Это спайки в малом тазу и брюшине, тазовые и брюшинные абсцессы, кис­ты слизистых оболочек, локализующиеся в любом месте на наружных стенках матки, размер которых варьирует от размера яйца до размера раздутого пузыря. Их внутреннее содержимое представляет собой жел­товатую или цвета соломы (бледно-желтую) жидкость. Они крепятся при помощи ножек. Любой хирург, специализирующийся в области операций на органах брюшной полости, знает их, так как они весьма распространены.

Я вспоминаю один клинический случай, когда молодая женщина двадцати пяти лет заразилась гонореей от своего мужа вскоре после свадьбы, и у нее появились скудные вагинальные выделения с зудом наружных половых органов, которым женщина не придала особого зна­чения. Это было примерно четыре месяца спустя после замужества. Вскоре после того, как обнаружились данные симптомы, женщина забе­ременела, а чуть позже у нее появились боли в матке, а также обильные вагинальные выделения, т. е. симптомы, однозначно указывающие на гонорейную интоксикацию. К концу четвертого месяца беременности боли в матке усилились, и при обследовании было выявлено, что матка в три раза больше, чем должна быть на этом месяце беременности.

Пациентка отправилась в Чикаго для консультации у хирурга, ко­торый предложил диагностическую операцию и провел ее несколько дней спустя. Как и предполагалось, женщина была беременна, однако ее матка оказалась в четыре раза больше, чем должна быть на этом сро­ке беременности; матка имела темный синевато-черный цвет, и повсю­ду на ее наружных стенках обнаруживались узловатые образования, одни из которых имели в диаметре два-три дюйма, а другие были не больше, чем орех. При вскрытии узлов было выявлено, что они имеют фиброзную природу.

На наружных стенках матки имелась дюжина кист размером от ма­ленького яичка до раздутого пузыря, с тонкими прозрачными стенками, внутри которых содержалась прозрачная бледно-желтая серозная жид­кость. Некоторые кисты были настолько крупными и переполненными серозной жидкостью, что врачу пришлось предварительно удалять их содержимое, а затем уже отделять сами кисты, крепившиеся к стенкам матки при помощи ножек. Очень немногие врачи понимают, что подоб­ные кисты представляют собой вторичные проявления гонорейной ин­фекции и появляются на вторичной стадии развития миазма Sycosis. Однако для многих это уже становится очевидным, и хотя подобные симптомы кажутся некоторым таинственными и они не способны спра­виться с ними при помощи применяемых ими терапевтических методов, тем не менее симптомы столь явные и определенные, обнаруживающиеся в случаях, подобных вышеописанному, нельзя недооценивать. Некото­рые современные врачи, принадлежащие к различным терапевтическим школам, достаточно смело и решительно заявляют сегодня, что причиной подобных патологических состояний является гонорейная инфекция.

Болезнь вышеуказанной пациентки не была излечена путем удале­ния матки и ее придатков, как обещал хирург, очень искусно и успешно сделавший эту операцию; в те времена (а это было примерно двадцать лет назад) подобная операция казалась чудом для всех, кто был ее оче­видцем, особенно потому, что пациентка в итоге поправилась и была снова в состоянии выполнять свои домашние обязанности. Поскольку я был другом этой семьи, мне довелось быть свидетелем всей этой исто­рии и пристально следить за ее развитием все последующие годы. Со­бытия разворачивались следующим образом: спустя месяц после опе­рации женщина была доставлена из госпиталя домой, где она начала медленно выздоравливать. Через шесть недель у нее на шее, руках и туловище появились бородавки: мелкие, без ножки, остроконечные, тесными скоплениями, различного размера — от булавочной головки до пшеничного зерна, нитевидной разновидности (verruca filiformis). Я обратил внимание пациентки на эту бородавчатую сыпь и предложил ей гомеопатическое лечение, поскольку, по моему убеждению, существовала четкая взаимосвязь между данной сыпью и ее болезнью женских органов; однако женщина, истратив уже много средств на предыдущее лечение, ответила, что в настоящее время не испытывает желания тра­тить деньги вновь.

В течение трех-четырех последующих лет я не видел эту пациент­ку и ничего о ней не слышал. Потом я узнал, что женщина заболела ревматизмом, а кроме того, у нее обнаружилась болезнь желудка; она перепробовала различные способы лечения, но ни один не принес ей длительного, стойкого облегчения. Пациентка тогда проживала на по­бережье озера Верхнего и из-за холодного, влажного климата этой ме­стности вынуждена была перебраться южнее, где климат более благо­приятен, поскольку холод и сырость северного озера значительно усу­губляли все ее симптомы. Именно тогда я вновь встретил эту женщину в Чикаго и узнал, что у нее развилась хроническая болезнь желудка, а также появились выраженные симптомы сахарного диабета, который быстро истощал ее жизненные силы. Данная история является типич­ной; это случай, где инфекция носила весьма специфичный характер, вероятно, определявшийся тем, что пациентка обладала изначально вы­раженной псорической конституцией, кроме того, в ее роду по линии матери обнаруживался туберкулезный миазм, однако женщина унасле­довала все характеристики отца и родственников по линии отца и вследствие этого, вероятно, была значительным образом защищена от разнообразных туберкулезных проявлений.

Этот клинический случай заслуживает самого пристального иссле­дования. Во-первых, пациентка не захотела применить гомеопатическое лечение, и выделения были подавлены местными лекарственными спринцеваниями, в результате чего развился стаз кровообращения в органах малого таза. Вторичное подавление более тяжелых патологиче­ских проявлений было произведено посредством операции, которой на )той стадии, когда болезнь была уже запущена (т. е. когда развились вторичные воспалительные процессы), уже нельзя было избежать. Тем не менее операция часто является наихудшей формой подавления, по­скольку жизненная сила при заболевании формирует в организме сдер­живающий, компенсаторный очаг в виде локальной болезни, которая может носить либо функциональный, либо структурный характер, и, если мы применяем лечение согласно закону подобия, данный очаг в виде локальной болезни устраняется естественным образом благодаря устранению миазматической основы болезни, т. е. болезнетворного на­чала, вынудившего жизненные силы создать локальный компенсатор­ный очаг. Однако посредством операции этот компенсаторный очаг механическим образом устраняется, и жизненная сила, расстроенная действием все того же миазма, вынуждена, в соответствии с законом действия и противодействия, на котором основывается любая жизне­деятельность и любое движение, сформировать новый сдерживающий центр или очаг, с помощью которого сохраняется весь организм в це­лом. Поэтому данный сдерживающий центр должен, согласно закону прогрессирования болезни, быть локализован теперь в более важном для жизнедеятельности органе.

Рассмотренный нами случай не является исключением из данного правила. Таким образом, обнаруживаем, что далее патология распро­странилась на нервную систему, а также на желудок. У пациентки на­рушилась функция пищеварения, которая до операции была абсолютно нормальной, и теперь у нее развились выраженные симптомы сахарного диабета, который постепенно разрушал ее организм и ее жизненные силы. Такова история тысяч молодых и многообещающих женщин, хотя, вероятно, далеко не у всех из них болезнь развивается по представленной выше схеме, но, тем не менее, развившиеся патологические состояния оказываются столь же серьезными и разрушительными для организма.

Можно привести еще один пример, иллюстрирующий разруши­тельное и злокачественное действие миазма Sycosis, развивающегося в организме, уже зараженном туберкулезным миазмом. Миссис Б., 32 го­да, брюнетка с темными волосами и глазами, заразилась гонореей от своего мужа вскоре после свадьбы. Спустя два года после замужества у нее родился ребенок, и больше детей не было, она стала бесплодной. Вскоре после рождения ребенка появились первые симптомы, свиде­тельствовавшие о прогрессировании болезни: у пациентки развился метрит, сопровождавшийся обычными сикотическими вагинальными выделениями, которые лечились при помощи лекарственных спринцева­ний; затем — ретрофлексия матки и ее сращение с прямой кишкой. Четырьмя годами позже она была направлена ко мне из штата Ин­диана, где она проживала, для обследования и консультации по поводу того, целесообразна ли операция. При обследовании я обнаружил, что вся полость малого таза заполнена бесформенной раковой опухолью, которая выдавалась из вагины примерно на один дюйм; матка, прямая кишка, трубы и широкая связка были поражены этой бесформенной опухолью, как будто все слилось в одну сплошную массу. Пациентка безмерно страдала от болей и кровотечения, обычных для данной бо­лезни на ее поздних, запущенных стадиях. В скором времени женщина умерла, так как болезнь зашла слишком далеко, чтобы можно было прогнозировать хоть какие-то благоприятные результаты от опера­тивного вмешательства. Сикотические абсцессы настолько распро­странены, что любой врач может подтвердить их высокий процент раз­вития у замужних женщин.

Локальное подавляющее лечение сикотических выделений таит в себе огромную опасность; как правило, стаз внутренних органов не раз­вивается, если врач не допускает локального лечения. Существует ог­ромное количество способов подавления сикотических выделений по­средством лекарственных спринцеваний или местного применения ле­карственных веществ в массивных дозах, таких как гидрастис, борная кислота, нитрат серебра, сульфат цинка и других агрессивных ле­карств. Даже теплые или холодные спринцевания могут вызвать острые воспалительные процессы, начинающиеся в канале шейки матки и рас­пространяющиеся в полость матки, а затем в маточные трубы, пока па­тологический процесс не распространится на весь эндометрий.

У мужчин в полости малого таза не существует столь обширной слизистой поверхности, как у женщин, поэтому подавление инфекции на ее первичной стадии, как правило, не вызывает у них развития столь же гибельных последствий и таких же длительных и сильных страда­ний, как у женщин. Не наблюдаем мы в их случае и подобных ослож­нений, требующих хирургического вмешательства. Тем не менее мы обнаруживаем у мужчин заболевания прямой кишки, скопление газов в замкнутых полостях, геморрой и многие другие болезни прямой кишки. Весьма часто у мужчин наблюдаются орхит и эпидидимит или же вос­паление мочевого пузыря, а, кроме того, бесчисленное множество слу­чаев сикотического артрита, подострые формы подагры, ревматизм и различные подагрические состояния организма. У мужчин болезнь со­средоточивает весь свой разрушительный потенциал именно в этом на­правлении, но, тем не менее, она способна произвести еще более вну­шительное действие, еще более опасные осложнения, такие как мания, психоз, настоящее безумие, различные сердечные патологии, желудоч­ные расстройства, желудочно-кишечные болезни, пневмония и другие воспалительные процессы. Подобные случаи очень распространены, и нам в клинической практике часто приходится иметь дело с подобными пациентами, страдающими от последствий подавления гонореи врача­ми-аллопатами. К сожалению, многие из них приходят и от врачей-лже­гомеопатов, не имеющих понятия об истинных гомеопатических мето­дах и поэтому прибегающих к методам старой школы. Это сочетание псевдогомеопатических методов и аллопатии, как правило, производит еще более внушительное подавление, еще более опасные осложнения, чем лечение традиционной терапевтической школы. Хорошо бы, если бы эти люди, выдающие себя за последователей Ганемана, приблизи­лись к пониманию его учения, иначе они могут всю свою жизнь учить­ся, но «так и не прийти к познанию истины».

Total Views: 2018 ,