Беннингхаузен Quid? (Что?)

2. Quid? (Что?) Конечно же, данный вопрос относится к самому заболеванию, а именно, к сущности и особенностям протекания болезни.

Можно принять за аксиому утверждение, что прежде всего мы должны иметь четкое представление о заболева нии для того, чтобы назначить действенное лекарственное средство против него. То, что временное облегчение может быть достигнуто немедленно без выяснения первопричины заболевания, мало опровергает данную аксиому, как и тот факт, что неожиданное обострение, часто наблюдаемое на практике, не всегда может быть просчитано врачом, и оно может означать либо благо, либо вред, но ни само изменение состояния больного, ни назначение врача ни в коей мере не могут повлиять на него.

Но данная аксиома влечет за собой другую, которая является не менее верной и важной, а именно: мы должны обладать знанием патогенезов лекарственных средств и самими этими средствами, способными преодолеть заболевание, когда оно распознано. Без этого знание сущности заболевания не представляет для врача никакой пользы.

Со времен Гиппократа, т. е. за период двух тысяч лет, очень многое было сделано в отношении первого момента, и мы являемся свидетелями огромного прогресса и просвещения, особенно за сравнительно короткий период от прошлого столетия до настоящего времени. Метод чистого наблюдения и опыта, который на некоторое время был почти совершенно забыт и на основе которого этот древний Отец Искусства Врачевания накопил свои бесценный опыт, снова получил распространение. В то же время, наши современники обладают и пользуются огромным преимуществом, потому что они опираются на опыт своих предшественников и их круг видения значительно шире, тем более, что этот поразительный прогресс затронул все вспомогательные для гомеопатии науки, особенно химию и анатомию. Кроме того, у современных врачей есть еще одно преимущество, заключающееся в том, что им доступны различные физические приборы и устройства, которыми они, надо признать, научились пользоваться умело и прилежно.
По этим причинам современная школа физиологии и диагностика заболевании достигли совершенства, которого не наблюдалось в прежние времена.

Единственное, что не устраивает в этом вопросе врачей-гомеопатов, это то, что в учении о диагностике заболевания очень много обобщении и, как правило, различные по своей сущности и требующие различных лечебных средств заболевания описываются и классифицируются под одним и тем же названием.

Непосредственным результатом данного упущения является то, что гомеопатия может лишь ограниченно пользоваться достижениями наиболее влиятельной школы диагностики, поскольку их метод обобщения исключает всякую специализацию, необходимую для нахождения индивидуального средства лечения.

И поскольку современное аллопатическое лекарствоведение, так же как и предшествовавшее ей, придерживается этого самого обобщающего метода, то неизбежно даже высокопрофессиональный врач-аллопат зачастую находится в нерешительности перед выбором лекарственного средства. Поэтому разные врачи нередко назначают разные препараты при одном и том же заболевании, и обычно аллопат вынужден сочетать множество лекарственных препаратов, чтобы охватить различные симптомы пациента.

Более подробно этот вопрос будет рассматриваться в следующих разделах данного краткого трактата, где будут обсуждаться также и другие вопросы, А здесь я ограничусь лишь следующим:
а) наиболее аккуратный и наиболее точный диагноз в том виде, как его предлагают наилучшие руководства по аллопатической медицине, очень редко, если вообще когда-либо, годен для гомеопатии и не способен помочь правильному выбору лекарственного средства;
б) подобный аллопатический диагноз в лучшем случае, и то не всегда, может помочь исключить все те лекарственные средства из списка конкурирующих препаратов, которые не соответствуют природе заболевания и действуют преимущественно на иные органы и части тела.

Total Views: 928 ,