Беннингхаузен Ubi? (Где?)

3. Ubi? (Где?) Локализация заболевания фактически является под вопросом предыдущего вопроса, но, тем не менее, заслуживает быть выделенной особо, поскольку часто представляет собой характерный симптом, так как почти каждое лекарственное средство обладает свойством более выраженного воздействия на те или иные конкретные органы и части тела человека.
Эти различия учитываются не только при определенных так называемых местных заболеваниях, но и при болезнях, носящих более общий характер, поражающих весь организм в целом, например, при подагре и ревматизме. Практически никогда или же очень редко мы сталкиваемся со случаями, когда все органы человека поражаются в одинаковой степени; взять для примера хотя бы случаи преимущественного поражения правой половины тела или наоборот, левой. Но исследование локальных поражений как части более обширного общего заболевания, которое врачи-аллопаты описывают общим термином, является непременным требованием для гомеопатов. Такие общие понятия, как головная боль, глазная боль, зубная боль, колика и т. п., ни в коей мере не способствуют рациональному выбору средства, пусть даже в термине указан характер боли.

Само собой разумеется, точная характеристика локализации патологического процесса является непременнейшим требованием при лечении локальных заболеваний. Каждый гомеопат знает по опыту, как важно, к примеру, при раздирающей зубной боли подобрать именно то средство, которое в соответствии с патогенетическими испытаниями проявило свойство воздействия именно на тот зуб, который требуется вылечить. В числе самых поразительных и убедительных фактов в этой связи необходимо упомянуть нарывы на тыльной поверхности суставов пальцев рук и ног, которые при аллопатическом лечении часто оказываются абсолютно не поддающимися излечению, нередко становятся злокачественными, ведущими к ампутации, и, как мне довелось быть свидетелем в двух случаях, могут даже привести к летальному исходу. Каждый гомеопат знает эффективность Sepia при данных изъязвлениях суставов, которые не имеют других отличительных признаков, кроме локализации. Без всякого наружного лечения доза Sepia, принятая внутрь, излечивает их. Препараты, соответствующие подобным язвам, но локализующимся на других частях тела, в таких случаях оказываются совершенно бесполезными.
Если бы методика аускуляции и перкуссии, а также применения стетоскопа, плессиметра и др. была бы так же хорошо известна Ганеману и его ученикам, как нашим молодым врачам, они, без сомнения, с большей пользой применяли бы данные инструменты и смогли бы получить более точное представление о характере и границах распространения внутренних заболеваний. Они смогли бы обнаруживать при легочных заболеваниях, к примеру, определенные четкие локальные симптомы, указывающие на необходимость применения тех или иных конкретных лекарственных средств, смогли бы диагностировать заболевание более точно и не ограничивались бы такими определениями, как «левосторонний», «правосторонний», «в области верхушки», «в области основания». Доведение уже имеющихся патогенетических данных до уровня современных требований и составление более точных патогенезов, возможно, является одной из главных обязанностей тех, кто в настоящее время занят проведением дополнительных патогенетических испытаний препаратов, и может послужить очень важному и необходимому делу обогащения и пополнения нашей Materiel Medico в большей степени, нежели все эксперименты, направленные на подтверждение старых симптомов или обнаружение новых, которые в большинстве случаев не являются индивидуальными.

В то же время, еще одним упущением со стороны аллопатической медицины является то, что данная школа не знакома с особенностями различных препаратов, поэтому более точное определение границ распространения в пораженном органе заболевания, даже когда это имеет большое значение для вопроса постановки окончательного диагноза, не представляет пользы для аллопатической терапии. Аллопатическое лекарствоведение не содержит информацию о преимущественном действии того или иного лекарственного средства, к примеру, на переднюю или заднюю долю печени, на верхнюю или нижнюю часть легкого, на правую или левую сторону и т. п., в соответствии, с чем производится выбор лекарства. И пусть в гомеопатии такого рода информация известна пока еще не для всех препаратов, но она уже известна для многих из них, а в случае отсутствия таковой мы ищем другие симптомы, которые не противоречат сущности препарата.
Таким образом, мы видим, что данные новые методы обследования, значение которых я ни в коей мере не собираюсь принижать, имеют гораздо меньшую ценность для терапии, чем для диагностики заболевания, где они выявляют границы распространения патологического процесса и сущность заболевания.

В завершение хочу сказать, что при рассмотрении данного вопроса мы должны учесть, что ни внутренние изменения, которые могут быть выявлены с помощью приборов, ни органические внешние изменения, которые напрямую доступны для нашего обзора, никогда не бывают причиной функционального заболевания, а являются лишь его следствием и развиваются лишь по мере развития болезни. Поэтому когда причина болезни устраняется соответствующим подобным лечебным средством, то патологические изменения не получают импульса для развития, и ожидание, когда эти нарушения разовьются в полную силу и станут очевидными и распознаваемыми с помощью инструментальных и лабораторных методов об- следования, является недопустимым делом. Это необходимо отметить, чтобы показать пути и методы гомеопатии и самым решительным образом опровергнуть заявление, звучащее иногда в наш адрес, что гомеопатия является чисто выжидательным методом и позволяет болезни беспрепятственно развиваться до такого состояния, когда помочь бывает уже трудно. Напротив, гомеопатия имеет в своем арсенале профилактические средства против инфекционных заболевании и широко использует их. Эти средства всегда способны пресечь болезнь в самом корне и никогда не подводят при их использовании в качестве профилактических средств защиты людей, вынужденных общаться с инфекционными больными.

Total Views: 1033 ,