Лекция 24. Обследование пациента (продолжение).

Лекция 24. Обследование пациента (продолжение).

Следующая задача врача-гомеопата — установить связь между характером заболевания и патогенезом лекарственного средства. Для этого он должен проиллюстрировать собранные в результате обследования симптомы и определить, какие из них — проявления имеющихся патологических изменений, а какие характеризуют реакцию организма на болезнь, т. е. какие из них — общие, а какие — индивидуальные. Если все симптомы окажутся общими, то либо врач упустил из виду индивидуальные симптомы, либо их вообще не было — это не имеет никакого значения, т. к. в любом случае подобный препарат подобрать не удается. Ясный, полный и законченный образ болезни получается только в том случае, когда есть симптомы, характеризующие патологию, болезнь и индивидуальную реакцию организма. Позже мы подробно поговорим о неизлечимых болезненных состояниях, патогномоничных симптомах, неясных случаях, индивидуальных симптомах и т. д.

Когда врач после проведенного обследования обрабатывает свои записи, он в первую очередь старается разделить все имеющиеся симптомы на относящиеся к болезни, относящиеся к индивидуальным особенностям реагирования организма на болезнь и на общие симптомы, характеризующие больного в целом. Эти группы выявляются в каждом законченном случае болезни и в полном патогенезе любого лекарственного средства. При правильном гомеопатическом обучении и определенном опыте врач-гомеопат с первого взгляда определяет, какой симптом к какой группе относится. В каждом клиническом случае на первый план всегда выступают общие симптомы, но если врач-гомеопат не обнаружит индивидуальных симптомов, то он не сможет правильно подобрать лекарство.

Гомеопатическое лечение показано при любых излечимых болезнях, главное — правильно применить гомеопатический метод.

Врач-гомеопат должен четко разделить симптомы на общие и индивидуальные. Если рассказ пациента несвязен или неясен, нужно определить, следствие ли это интоксикации или бредового состояния, а может быть, больной просто сумасшедший? Даже блеск глаз может рассказать опытному врачу о многом.

Необходимо всегда обращать внимание на выражение лица больного. Когда у пациента безразличный взгляд, нужно выяснить, не страдает ли он психическими заболеваниями или это следствие шока или интоксикации, а может быть, у больного тиф или какое-то другое заболевание, для которого характерна оглушенность сознания? Врач сразу же задает вопрос: «Как долго больной находится в постели? Чем он страдает?» Если не замечено никаких психических нарушений и человек не склонен к выпивке, то отбрасываем повреждение мозга и интоксикацию и продолжаем выяснять дальше. В конце концов выясняется, что у пациента уже много дней лихорадка, обложен язык, чувствителен живот и т. д., т. е. у него тифозная лихорадка.

Врач должен уметь определять, едва взглянув на больного, на что похоже его состояние: апоплексия, кома, отравление опиумом и т. д. Предполагается, что опытный врач автоматически соотносит состояние больного с патогенезом определенного лекарственного средства. При опиумном отравлении необходимо подобрать противоядие, а, например, при апоплексии — тщательно дифференцировать симптомы, относящиеся к церебральному тромбу, чтобы предотвратить воспаление, и симптомы, относящиеся к общему состоянию. Обязательно нужно учитывать, что часто может наблюдаться состояние интоксикации и апоплексии одновременно.

Не бывает незначительных симптомов, особенно в острых и серьезных случаях. Врач иногда застает ребенка крепко спящим, и его не могут разбудить. Мать говорит, что у ребенка глисты, и доктор на основании ее слов назначает Cina, т. к. в патогенезе этого препарата есть симптомы оцепенения, бесчувственности, невозможности добудиться, крепкого сна. Но ребенок слабеет, впадает в кому, нос подрагивает, хмурятся брови, грудная клетка вздымается и в ней появляется шум, что показывает вхождение в церебральную гиперемию.

Врач должен был всесторонне обследовать ребенка и проанализировать этот случай, чтобы выяснить характер заболевания и знать, чего можно ожидать. Тот, кто пренебрегает этим, — не истинный врач-гомеопат, т. к. такое симптоматическое, поверхностное лечение неприемлемо для гомеопатии. После того, как все симптомы собраны, врач должен выяснить характер лихорадки: либо она продолжается уже долгое время, то исчезая, то вновь появляясь, либо она внезапно появилась первый раз; у врача должно быть достаточно данных для суждения о болезни в целом.

Со временем, систематически занимаясь врачебной практикой, вы узнаете так много о смысле и значении даже каждого движения человеческого существа, что все меньше и меньше будете полагаться на диагностические симптомы как таковые, и все больше и больше — на симптомы, характеризующие вашего больного как личность. Вы будете удивлены, каким экспертом по диагностике и прогнозированию развития заболевания вы станете, изучая симптомы. Из каждого случая болезни вы будете узнавать для себя что-то новое.

У больного восковое лицо? Сразу множество случаев приходит на ум, но путем исключения вы быстро установите причину этого состояния, отбросив все неподходящие. Причину необходимо знать, чтобы подобрать правильное лечение, т. к. в зависимости от причины при одном и том же заболевании лечение будет абсолютно разным. Вы всегда должны помнить, что название болезни не играет особой роли при назначении лечения, определяющей является причина болезненного состояния.

Основная помеха при выборе подобного лечебного средства — предшествующее неправильное лечение, которое изменяет проявления болезни. Очень важно после рассказа больного о своих симптомах спросить у него, не принимал ли он какое-нибудь лекарство, и тут может выясниться, что вчера пациент принял дозу Calomel, а, скажем, два дня назад — дозу хинина, но это ему не помогло, и тогда он решил прийти к вам на прием. При острых заболеваниях подобное лечение довольно сильно изменяет проявления болезни и очень затрудняет подбор подобного лекарства. Очень часто клиническая картина острого заболевания представляет собой смесь симптомов болезни и симптомов, появившихся в результате действия лекарства. В случае хронических заболеваний положение несколько иное. Симптомы, которые появляются после принятия дозы сильнодействующего лекарства, искажают проявления болезни, дают неверное представление о патологическом состоянии, и по ним невозможно подобрать подобное лекарство, поэтому врачу не остается ничего иного, как только выжидать, пока закончится действие этого лекарственного средства, или же назначить антидот, нейтрализующий действие лекарства. Иногда ждать приходится довольно долго, пока симптомы, вызванные принятым лекарством, не исчезнут и болезнь не проявит свою истинную природу.

Особенно тяжелые последствия наблюдаются в тех случаях, когда больной, принимавший ранее лекарства, приходит на прием к плохому врачу: проявления болезни искажаются и действием аллопатических лекарств, и неправильным гомеопатическим лечением. Существуют горе-врачи, которые, не разобравшись в сложившейся ситуации, продолжают назначать один препарат за другим по появляющимся симптомам лекарственной болезни: у них не возникает даже мысли подождать, пока действие лекарства закончится и проявится истинная природа болезни. Неправильное лечение — это наиболее частый и наиболее сильный фактор изменения болезненных проявлений, но не единственный. Большое количество алкоголя и радиоактивное облучение также способны исказить истинную клиническую картину, и опытный врач перед тем, как назначить лечение, обязательно исключит эти факторы.

Цель врача — распознать природу болезни, которая выражается внешними проявлениями. Когда эти внешние проявления искажены действием лекарственных веществ, «прочитать» их невозможно. Любое насильственное вмешательство так изменяет проявления болезни, что врач не сможет отыскать гомеопатическое лекарство, необходимое для излечения, и неизбежно обратится к помощи аллопатической медицины.

Я наблюдал за работой не одного такого горе-врача, называющего себя гомеопатом, и неприятно удивлялся, как они могут продолжать практику, не имея положительных результатов и видя, что их больные после долгого и безуспешного лечения уходят к другим врачам. Такие люди, называющие себя врачами, дискредитируют не только гомеопатию, но и всю медицину в целом.

Это верно, что сильные, крепкие люди, даже несмотря на неправильное гомеопатическое лечение, выздоравливают. Но только человек самого сильного конституционального типа способен вынести такое гомеопатическое злодейство, и это прекрасно, что его собственный организм, несмотря ни на что побеждает болезнь.

Однако обычно мы наблюдаем другую картину: после неправильного назначения появляются симптомы лекарственной болезни, и врач, вместо назначения плацебо, делает следующее неправильное назначение. Через какое-то время после неправильного назначения приходит пациент и говорит обычно следующее: «Все это время я принимал то лекарство, которое вы мне дали, и часть моих симптомов исчезла». На основании оставшихся симптомов врач подбирает новое лекарство, и на следующем приеме все опять повторяется. Так может продолжаться до тех пор, пока пациенту не надоест или пока он не умрет. Врач может исписывать симптомами страницу за страницей, и к образу какого лекарства он придет? Да ни какого: это выглядит так, как если бы симптомы из целого ряда патогенезов постоянно перемешивались бы друг с другом, проявляясь после каждого последующего назначения в новом сочетании, но без всяких признаков индивидуальности. Очень часто бывает, что симптомы, выявленные на первом приеме, как раз и указывали на подобное лекарство, отображая природу болезни. И если теперь их еще раз проанализировать и подобрать по ним лекарство, то именно это лекарство окажется необходимым для излечения, и оно начнет действовать, хотя и не сразу из-за предыдущих неправильных назначений. Я много раз убеждался в этом на практике, когда ко мне за консультацией обращались мои коллеги.

В тех же случаях, когда изначально было неудачно проведено обследование пациента и вы видите, что и первый и последующие препараты назначены неправильно, — следует отменить все назначения и переждать определенное время, пока закончится действие неправильно назначенных лекарств и появятся симптомы истинной болезни, а затем заново обследовать пациента.

Встречаются и такие случаи. Предположим, к вам за помощью обращается ваш коллега врач-гомеопат и говорит: «Сначала я наблюдал выраженное улучшение после назначения Thuja, но потом симптомы, кажется, начали меняться и этот препарат перестал оказывать какое бы то ни было действие. Я заново обследовал пациента и на основе этого обследования подобрал новое лекарство, но оно также не оказало никакого действия». В этом случае вы должны снова дать пациенту Thuja и таким образом ухватиться за нить, ведущую к образу лекарства. Как писал С. Ганеман, «симптомы, имеющиеся до назначения лекарства или появляющиеся через несколько дней после прекращения действия лекарства, дают истинное представление о первоначальной форме болезни».

Это наша главная задача — вернуть болезнь в ее первоначальную форму. Часто для этого мы должны преодолеть массу трудностей и неудобств, но нам необходимо вернуть болезнь в ее первоначальную форму, т. к. только тогда мы сможем найти подобное лекарство для окончательного ее излечения. Даже если болезнь в своей первоначальной форме появилась много лет назад, скажем, 20 или даже больше, мы ее окончательно излечим только тем лекарством, которое было подобно этим первоначальным проявлениям. Все остальные препараты лишь вызывают нарушения жизненной силы и в лучшем случае дают временное улучшение. Опытный врач-гомеопат способен проследить развитие заболевания и подобрать единственно нужный препарат.

То, что болезнь появилась, скажем, 20 лет назад, — не причина для того, чтобы не попытаться выяснить, как начиналось заболевание. Все это время болезнь не лечилась, а подавлялась, ее проявления временно смягчались, но это оставалась та же самая болезнь, и для ее излечения требуется одно подобное лекарство, независимо от стадии ее развития. Во многих случаях подобное лекарство не действует, т. к. из-за неправильного лечения уже сформировалась более сильная лекарственная болезнь, но после снятия последствий неправильного лечения с помощью антидота, все равно для излечения нужно будет дать препарат, подобный первичной форме болезни.

Необходимо, по возможности, проследить развитие болезни на всем ее протяжении, чтобы выяснить, как она начиналась, какие симптомы были сначала, а какие появились потом. Например, к вам приходит взрослый пациент с очень сильными невралгическими болями по ходу нервного ствола на протяжении уже многих лет. Этот симптом есть в патогенезе многих лекарств, но из расспроса вы выясняете, что перед появлением этой невралгии, хотя и очень давно, у пациента была экзема, такая же как и в патогенезе Mezereum. Вы смотрите патогенез Mezereum и видите, что там также есть невралгия, подобная той, что у вашего пациента. После назначения Mezereum невралгические боли исчезают, но появляются высыпания, которые в дальнейшем исчезают, и пациент полностью выздоравливает. Не расспросив подробно пациента и не узнав, что в детстве у него была экзема, вы, возможно, никогда бы и не подумали о Mezereum.

Когда подобные случаи постоянно встречаются во врачебной практике, врач перестает удивляться. Если вы занимаетесь врачебной практикой, строго следуя законам гомеопатии, заботливо и всесторонне исследуя каждый случай болезни, у вас будут настолько поразительные результаты лечения, что через непродолжительное время у вас появится внушительная практика. Истинный врач всегда должен суметь распознать скрываемые лекарственной болезнью симптомы, указывающие на необходимое лекарство, и не должен злоупотреблять неуместными повторениями и неправильными дозировками.

«Органон», § 94: «При исследовании хронических болезней необходимо старательно определять те отношения, в коих находится больной касательно своих обычных занятий, обыкновенной диеты, домашней жизни и пр., для того, чтобы узнать, не гнездится ли в них причин, возбуждающих или поддерживающих болезнь, и иметь возможность помогать выздоровлению, поддерживая эти условия».

Почти все в жизни зависит от воли случая. Все поведение человека зависит от обстоятельств, т. е. нет таких процессов, которые не менялись бы в зависимости от обстоятельств. Условия жизни человека влияют на его действия и поступки, а следовательно, на возникновение заболеваний и их развитие. На тело действуют условия внешней среды, в которых человек обитает, и все процессы жизнедеятельности в определенной мере зависят от условий внешней среды. Не учитывая внешних причин, мы не сможем правильно подобрать лекарство, т. к. именно под их влиянием формируются различные болезненные состояния. Следовательно, обстоятельства жизни и привычки должны изучаться не менее тщательно, чем проявления болезни.

Например, обследуя женщину, всегда необходимо выяснить ее пищевые пристрастия, характер стула и менструаций, отношение к купанию и любимую одежду, т. е. вещи, естественные для нее, которые могут быть связаны с появлением, исчезновением или изменением симптомов. Как правило, когда начинаете задавать подобные вопросы, ваша пациентка не сразу начинает понимать, что от нее хотят. «Что вы имеете в виду, доктор?» — спрашивает она. Тогда я обычно объясняю: «Вы жалуетесь мне на головную боль и подробно ее описали. Теперь я хочу, чтобы вы рассказали мне, при каких обстоятельствах у вас появляется эта головная боль, как на нее влияет, скажем, ношение шляпки, перемена погоды, наступление менструаций и т. д.» Все это естественные обстоятельства.

Существует еще другая группа обстоятельств — это обстоятельства, которые чем-то отличаются от обычных. У каждого человека, кроме общих, есть еще индивидуальные обстоятельства, связанные с профессиональной деятельностью, образом жизни и т. д. Скажем, молодая женщина работает в универмаге и весь рабочий день проводит на ногах — это и есть причина пролапса. Или наоборот, она, работая швеей, целый день сидит за швейной машинкой, и это привело к появлению геморроя и т. д. Образ жизни побуждает и направляет причину болезни, которая в зависимости от образа жизни развивается в определенном направлении.

Условия жизни зачастую служат причиной женских болезней, т. к. женщина может быть замужем за человеком, невоздержанным сексуально и т. д.

Все эти обстоятельства должны быть исследованы, чтобы установить, могут ли они породить и поддерживать болезнь.

Просмотров: 1299 ,