Рак и гомеопатия. Э. Шлигель. Тюбинген.

Рак и гомеопатия

Э. Шлигель

Тюбинген

Дамы и господа, вы оказали мне честь, пригласив прочесть лекцию о раковых заболеваниях, после того как в начале ны­нешнего года я опубликовал книгу по данной проблеме. В своей книге я сделал попытку собрать и проанализировать всю имею­щуюся на данный момент информацию о раковых заболеваниях и попытках их лечения, а также исследовать с точки зрения со­временной медицины различные аспекты этой проблемы, чтобы доказать, что гомеопатическая терапия вполне оправданно при­меняется при этой патологии, т.к., способна оказать реальную помощь и подает большие надежды на будущее. Уверенность в этом дают мне проведенные много исследования и клинический опыт.

Продолжая исследования нашего соотечественника Самуила Ганемана, чьи гениальные идеи еще не достаточно широко из­вестны, я попытаюсь показать вам истинную ценность его тера­певтической методики в отношении этой страшной болезни. Прошло уже более века с тех пор, как Ганеман опубликовал свои теоретические труды, обосновывающие гомеопатическую док­трину, но лишь в последние пятьдесят лет раковые заболевания серьезно изучались с точки зрения гомеопатической медицины. Здесь ведущая роль отводится британским ученым-медикам, та­ким как д-ра Паттисон (Pattison), Купер и Бурнетт. Впервые была развернута научно-практическая дискуссия. Но идеи этих вы­дающихся медиков развивались лишь на основе их собственного клинического опыта, а с точки зрения современной науки мы се­годня говорим, что все это время различные медицинские школы демонстрировали бесплодность своих попыток найти научное обоснование решению этой проблемы. И данная ситуация сохра­няется и по сей день. Если мы теперь поставим вопрос, на чем основывается с научной точки зрения лечение раковых заболева­ний, то в ответ услышим: медицинская наука не имеет знаний, раскрывающих природу раковых заболеваний или дающих воз­можность лечить эту болезнь каким-либо научно обоснованным методом. Медицинская наука свободна в своем выборе благодаря тому обстоятельству, что с помощью опытов еще никому не уда­лось более или менее достоверно установить природу ракового заболевания, хотя следует признать, что некоторые отрывочные знания были получены при хирургических операциях и в резуль­тате наблюдения за пораженным организмом в ходе естествен­ных и искусственных экспериментов. Но ничего из того, что мы знаем о раковых заболеваниях, не показывает нам корней этого процесса, нет ясных и определенных данных, на основании кото­рых можно было бы проводить лечение. Не было получено суще­ственных знаний ни при экспериментах с растениями, где мы обнаруживаем аналогичные явления, ни при опытах с животны­ми, пораженными карциномой. Когда кто-нибудь, как кажется, достигает определенного положительного результата в отдельном случае, способ лечения в конечном итоге оказывается ненадеж­ным, и попытки его внедрения в клиническую практику обре­чены на неудачу. Подобные опыты проводятся повсеместно, и следует надеяться, что они будут продолжаться до получения новой предварительной информации. Однако до сих пор экс­периментальным путем не удалось найти хоть какой-нибудь надежный терапевтический метод. Практическая медицина представляет широкие возможности для деятельности во всех направлениях, касающихся проблемы раковых заболеваний. Успех сам по себе может оказаться в этом случае решающим, независимо от того, достигнут он посредством хирургическо­го, диетического, медикаментозного или лучевого лечения. Следовательно, мы, гомеопаты, также свободны в своих изы­сканиях наравне с представителями других медицинских школ, н пока более свободны в возможности критиковать дру­гие школы.

Я кратко расскажу, как, по моему мнению, мы должны оце­нивать различные терапевтические методы.

Первый метод терапии, очевидный даже для дилетанта, это хирургический. Вы видите опухоль и знаете, что ее здесь не должно быть. Удалить ее — вполне естественное стремление, но, как известно, не ко всем формам рака применима операция. И даже в случаях, если опухоль может быть удалена, этого будет не достаточно для излечения с медицинской точки зрения. Разве не может организм, вырастивший одну такую опухоль, вырастить другую, пусть даже и не на основе первой? В данном случае не хватает биологического подхода. И действительно, в клиниче­ской практике достаточно часто мы видим, что там. где была уда­лена оперативным путем одна опухоль, как правило, позднее по­является вторая н даже третья. Конечно, иногда хирургическое лечение проходит успешно: нет рецидивов опухолей, и этот факт является основным доводом сторонников хирургического лече­ния. Но отсутствие повторной опухоли не только результат уда­ления первичной, но также и результат биологических измене­ний, которым способствовала операция; сильное физическое и психическое напряжение, возможно, наркотизация, потеря кро­ви, стимуляция организма через переливание крови, изменение диеты и другие факторы, влияющие на состояние пациента. Мы приходим к выводу, что хирургический метод лечения имеет скорее биологическую, чем чисто анатомическую основу.

Итак, результатом операции действительно может быть из­лечение, и рецидив опухоли может не наблюдаться. Но вместе с тем, операция — это опасная несовершенная попытка лечения рака, и часто она бывает невозможна из-за особенностей локали­зации опухоли и стадии развития болезни. Некоторые врачи, ко­торых сегодня, к-сожалению, еще очень мало, рассматривают раковое заболевание с другой точки зрения. Они сначала вовсе не принимают во внимание локализацию карциномы и начинают изучение болезни не с видимой опухоли, а с самих корней патологии. Одновременно они физиологи, и вероятно, приверженцы вегетарианства. Тот факт, что пациенты с раковыми опухолями, как правило, упитанные люди, очевидно питающиеся богатой белками пищей и мясными продуктами, и то, что рак преобла­дает в среде людей, привыкших к богатству и роскоши, застави­ло многих врачей бороться с этой болезнью посредством стро­гой диеты. Полагаю, вы все знаете имя д-ра Л. Дункана-Балкли (L. Duncan-Bulkley), директора Нью-йоркской клиники кожных и раковых заболеваний, который не мог упустить предоставляемые ему повседневной практикой многочисленные возможности для наблюдения и приобретения практических знаний и богатого опыта. Он опубликовал книгу, содержащую ценную информа­цию; также он является редактором журнала “Раковые заболева­ния”, выпускаемым им вместе с другими врачами, придержи­вающимися того же мнения, что и он. Его школа почти полно­стью игнорирует хирургическую терапию. При различных видах рака, а также при рецидивах и метастазах, врачи его школы рекомендуют придерживаться строгой вегетарианской диеты, упот­реблять больше натуральной пищи без тепловой и иной обработ­ки. Даже молоко почти исключается из диеты. Благодаря этому лечению д-ра Балкли уже излечилось столько людей, что он ожи­дает повсеместного внедрения своего метода во врачебную прак­тику и надеется, что столь непобедимая болезнь будет наконец изучена и отступит назад.

Но нельзя игнорировать тот факт, что рак иногда обнаружи­вается и у людей, долгое время употреблявших вегетарианскую пищу. Я уже опубликовал подобное наблюдение несколько лет назад, и оно было подтверждено многими врачами-диетологами. Однако д-р Бирхер-Беннер (Bircher-Bermer) из Цюриха, один из наиболее опытных и успешных реформаторов в диетологии, сде­лал замечание: “Я не встречал .заболевания раком у людей, кото­рые правильно употребляли вегетарианскую пищу”.

В последние годы большую сенсацию вызвала книга, напи­санная Дж Эллисом Баркером (J. Ellis Barker) “Рак, его лечение и надежная профилактика”. Д-р Баркер описывает историю своей семьи, когда ему, как врачу, пришлось наблюдать случаи рака у своих родителей и родственников. Он сам. как полагает, подошел к порогу этой болезни, хотя она еще не имела видимых проявле­ний и не была диагностирована. Изучая проблему в целом, д-р Баркер пришел к убеждению, что рак является болезнью, причина которой кроется в современном образе жизни и цивилизации, и избегая этих зол, человек сможет сохранить здоровье. Соблюде­ние диеты и здоровый образ жизни надежно укрепил организм д-­ра Баркера, и он посчитал справедливым поддерживать выше­упомянутую концепцию лечения. Он обращает пристальное вни­мание на искусственное приготовление и обработку пищи, ли­шенной таким образом витаминов, на консерванты, на наличие нитратов и химических добавок, и видит во всем этом одно из величайших зол цивилизации. К этим наблюдениям можно доба­вить, что нынешнее загрязнение воздуха углеродами и ежеднев­ное загрязнение природы всеми видами углеродных соединений формирует болезнетворные вещества, создающие “благоприят­ную” почву для предрасположенности людей к раковым заболе­ваниям. Этот факт подтверждается наблюдениями за развитием рака при соприкосновении организма с сажей, парафином, ани­лином, бензоловыми маслами и другими углеродистыми соеди­нениями. Очевидно, что зараженная пища и воздух, которым мы дышим, постепенно загрязняемый выхлопными газами, увеличи­вают предрасположенность к раковым заболеваниям. Так же оче­видно, что побег от всего этого снова поставит организм в более благоприятные условия существования, повысит его иммунитет. Хотя зародившееся недавно целое движение защиты от зол циви­лизации носит профилактический характер, мы можем также по­нять, как оно действует терапевтически. Мы можем также утвер­ждать, что при раковых заболеваниях человеческий организм сохраняет биологический механизм, позволяющий защитить себя и победить болезнь, если его резервные силы будут превосходить болезнь. И то, что это возможно, доказатш д-р Балкли и другие врачи, и я считаю, что здесь открывается плодотворный метод терапии раковых больных.

Все эти мнения почти напрямую основываются на опыте, но у нас есть счастливая возможность подтвердить их с научной точки зрения. Биологическое поведение организма проявляется уже в известном опыте с осмолением кроличьих ушей. На этот же факт указывает самопроизвольное исчезновение раковой мета­стазы, а иногда даже имеющее место самопроизвольное исчезно­вение всей раковой опухоли. Благодаря двум австралийским уче­ным, Фройнду (Freimd) и Каминеру (Kaminer), мы узнали в 1925 году биохимическую основу природы раковых заболеваний, и выяснилось, что у раковых пациентов должна быть предрасполо­женность к этой болезни. Эти исследователи проследили биохи­мические изменения в организме при раковом заболевании и смогли разделить все раковые заболевания на рак и саркому. По мнению этих двух ученых локальная предрасположенность к ра­ку возникает, когда используется слишком много этерифицируемой себацидной кислоты, уничтожающей раковые клетки, и ее защитный профилактический эффект ослабевает.

Итак, защита возможна, также как и прекращение защиты из-за слишком больших биологических нагрузок. Эта концепция подходит для поиска формы лечения карциномы либо через не­посредственное облегчение нагрузки на организм посредством натуральной диеты, либо другими путями, так как успех любого терапевтического метода будет зависеть от того, сможет ли орга­низм мобилизовать свои внутренние резервы, которые служат как средство самосохранения. Очевидно, что некоторые способности к адаптации будут по-прежнему развиваться в нас и в наших по­томках по отношению к болезнетворным проявлениям цивилизации. Следует также понимать, что канцерогенные факторы поя­вятся у будущих поколений в изобилии, и, возможно, в более разнообразном виде. Но так как болезнетворное влияние внешней среды в результате технических и химических выбросов быстро увеличивается, процесс адаптации организма человека, вероятно, не будет за ним поспевать, и будет необходима кардинальная реформа использования всех этих ядовитых веществ, чтобы со­кратить число заболеваний раком. А когда болезнь уже начала развиваться, то во многих случаях оказывается слишком поздно использовать диету и другие подобные меры, уже не имеющие к тому моменту позитивного влияния.

Теперь рассмотрим третью возможность преодолеть образо­вание карциномы — посредством медикаментозного лечения Применение медикаментов — не самый удобный способ избав­ляться от болезни, так как мы не знаем, какие процессы протека­ют внутри нашего организма. Если хирургическое вмешательство решает видимую проблему, и диета с ее широким спектром дей­ствия также доступна для понимания, то медикаментозная тера­пия является для нас загадкой. То, что легко понять с точки зре­ния химического действия, не относится к области медикамен­тозной терапии, например, разрушительное действие соды на кислоты; последние имеют неясное происхождение и вызывают неконтролируемые побочные эффекты при поступлении в орга­низм. И тем не менее эти эффекты действительно существуют в самом удивительном виде. Мы утешаем себя мыслью, что в при­родных процессах вообще многое неясно, хотя все же мы не со­мневаемся в важности взаимосвязи причины и следствия. Вся проблема питания организма лежит внутри этой сферы. Мы тре­буем научного объяснения явлений, природу которых мы не по­нимаем, но действие которых на наш организм не вызывает ника­ких сомнений. Это схоже со сферой медицинского опыта, когда постоянно делаются наблюдения общего характера, хотя их трудно применить в индивидуальном случае. Совершенно раз­личные медицинские препараты, наркотики, сильные раздражи­тели, даже яды, из которых я назову только красавку и цикуту, иногда оказывали сильное воздействие на организм при раковом заболевании. Напротив различных природных продуктов стоит единственное показание карцинома, и многие случаи прихо­дилось лечить одним из таких лекарств, чтобы еще раз достичь такой же безошибочной реакции. Это было делом случая, подкрепленным интуицией врача, когда назначенное лекарство сра­батывало. И все же никто не может полностью отрицать эти эф­фекты, и даже там, где вместо медицинского мастерства практи­ковался медицинский скептицизм, к таким лекарствам обраща­лись снова и снова как к последним средствам перед лицом ужасных страданий раковых больных.

И теперь выступил вперед гений медицины Самуил Ганеман, чье учение в отношении данной проблемы можно сформу­лировать так: “Спросите природу!”. Не пытайтесь найти науч­ные названия для различных проявлений данного заболевания, а ищите все его естественные проявления, т. е. симптомы объек­тивные и субъективные. Не позволяйте ни одному симптому ус­кользнуть от вашего внимания, так как все они — выражение определенных физиологических процессов, происходящих внут­ри организма. И не пренебрегайте исследованием природных фе­номенов, вызываемых действием лекарственных средств, изучай­те действие Belladonna, Conium, Arsenicum album и т. д. на отно­сительно здоровых людей, и вы получите все виды патологиче­ских состояний, которые поражают нас своей схожестью с сим­птомами различных заболеваний человека. Когда вы обнаружите, что симптомы, выявленные при испытаниях, подобны симптомам раковых заболеваний, назначьте наиболее подобное наблюдае­мому индивидуальному заболеванию лекарственное средство, предварительно освободив его действующее начало от грубых частей их материального первоначального окружения, введя тем самым в пораженный организм превосходящую динамическую силу, которая разрушит действие болезни, потому что эта сила очень схожа с заболеванием, поскольку действует на те же самые части организма. Очень просто представить такую терапевтиче­скую аналогию, если вы интуитивно понимаете действие лекар­ственного средства: перед вами ядовитое вещество, вызывающее заболевание, и вы можете испытывать его на себе, как это сделал Ганеман, принявший кору хинного дерева. Ухудшение его само­чувствия и лихорадка, которую он испытал, напомнили ему сим­птомы малярии. Следовательно, действующее начало, вызываю­щее болезнь, вошло в его организм через прием коры хинного дерева. Долгое время он не мог этого объяснить, пока ему не пришла на ум очевидная мысль, что в этом случае происходит процесс, определяемый некоторым природным законом, который также должен действовать и в случаях с другими лекарственными веществами. Он проверил эту мысль, испытав действие Bryonia и Ipecacuanha, и эксперименты привели его к выводу, что эти по­тенцированные яды более приемлемы для лечения, чем непотен­цированные лекарственные вещества.

Повторюсь, что в данном случае аналогию легко вообразить, но для терапевтического исследования этот случай более сложен и запутан. Если принять доктрины Ганемана в целом, какими они изложены в “Органоне”, очевидно, что медицинская наука может понять их и согласиться с ними только идя окольным путем. Но существует другой, довольно короткий и чисто логический взгляд на эту проблему, основанный на природной динамике и утверждающий: если в двух сложных системах человеческих ор­ганизмов, заболевших случайно и заболевших от медикаментов, имеются далеко идущие аналогии известных природных феноме­нов, значит, должны также существовать отношения во внутрен­ней динамике, которая может иметь связь со способом лечения; эти доводы верны, но они не ведут нас дальше. Данные, которые могут повести нас дальше, можно получить в медицинской науке только через эксперимент. Ганеман, как вы знаете, проводил не­обходимые эксперименты. Он считал, что свойство случайности должно быть исключено из всей системы медицины, так как обычно медицина действенна и в случае острой лихорадки, и в случае туберкулеза или рака, за исключением того, что все хро­нические болезни требуют особого подхода, который обусловлен тем, что организм, который на начальной стадии или при остром развитии болезни не смог самоизлечиться, имеет еще меньше шансов вылечится в случае хронической болезни. Поэтому, если в случае острого заболевания мы можем видеть, как гомеопати­ческое средство действует быстро, резко уменьшая проявления болезни, то в случае рака мы не можем достичь быстрого вы­здоровления, но мы должны терпеливо выявлять и анализиро­вать симптомы хронического заболевания во время всего его развития, снова и снова пытаясь стимулировать организм по­добным средством. Но это не исключает возможности быстрого успеха, по крайней мере на начальном этапе ракового заболева­ния; данный успех может ободрить, но потребует точного и правильного продолжения лечения по той же вышеописанной схеме. А в некоторых случаях, когда болезнь протекает на фоне слишком ослабленных сил индивидуума, мы не сможем побо­роть заболевание.

Мне выпала счастливая возможность выступить перед кол­легами, убежденными сторонниками гомеопатии. Бы согласитесь со мной относительно вышеупомянутой формулировки наших законов лечения. На самом деле эта формулировка заимствована у Ганемана и немного видоизменена, и нам необходимо дать ей свою оценку, так как вес современное развитие медицины дви­жется навстречу ей. Вы также знаете, что Ганеман указал разли­чия острого и хронического заболевания, и его доктрина не явля­ется плодом теоретических изысканий, а выведена эксперимен­тально. Ганеман вывел из наблюдений и изложил в “Органоне” следующее: “Если опыт доказывает, что «противоположное» лечение оказывается удачным,   нужно избрать его,   а если опыт оправдывает «подобное» лечение, тогда, нужно выбрать сгон. Только после множества проделанных экспериментов этот великий врач окончательно сформулировал и изложил свою кон­цепцию лечения, и мы можем сказать, что благодаря его обраще­нию к природе и его терапии, основанной на чисто природных феноменах, был пролит свет на науку врачевания. Никто не смо­жет задуть факел, который он зажег; напротив, несколько движе­ний ученых-медиков объединились, чтобы разжечь его еще ярче, Однажды этот факел будет поставлен в самый центр, так как это 1 от свет, который исключает неопределенность и ведет к успеху в области возможного. В целом мы можем понять, что терапия, и особенно гомеопатическая терапия, стимулирует естественные защитные функции организма.

Тем не менее, мы видим, что существуют другие терапевти­ческие методы и концепции лечения ракового заболевания, кото­рые также необходимо изучить: я упомяну лишь лучевую тера­пию. Одни считают, что она убивает раковые клетки, другие при­держиваются мнения, что рентгеновское излучение стимулирует естественные защитные силы организма, противодействующие раку. Также могут существовать лекарственные средства, кото­рые соединяются с раковым токсином и нейтрализуют его, а мы, согласно нашим гомеопатическим воззрениям, верим в биологи­ческое противодействие в том смысле, что лекарства, токсичные сими по себе, столь же токсичны, как и сам раковый токсин, но благодаря превосходящим динамическим силам, которые приоб­ретают лекарства в процессе их разведения, лекарственное веще­ство исчезает вновь после того, как оно простимулировало орга­низм. И в случае лучевой терапии мы можем придерживаться как общепринятого факта того мнения, что радий, как и рентгенов­ские лучи, действует как обычное токсическое вещество, которое совершает свою разрушительную работу посредством химиче­ского раздражения. А что касается закона подобия, то действие этих лучей нередко приводит к возникновению карциномы, осо­бенно кожи. Они поражают все ткани, вызывая, например, по­мутнение хрусталиков глаз и разрушая зародышевые ткани. Яз­вы, которые вызывает облучение, часто признавались раковыми и вели к гибели больного. Следовательно, лучевую терапию нужно включить в сферу гомеопатического лечения. Поэтому является оправданной наша экспериментальная работа с минимальными дозами облучения рентгеновскими лучами.

В 1911 году д-р Штильман Байли (Stillman Bailey), выступая здесь на конгрессе, рассказал о данном методе терапии, и я был очень взволнован, узнав о дальнейшем развитии этой темы. Я самостоятельно провел несколько экспериментов в этом направ­лении, оказавшихся очень успешными в случаях лечения ангио­мы и туберкулеза кожи, но, к сожалению, я был не в состоянии продолжать их в полном объеме в случае раковых больных. Было бы желательно что-либо услышать об этой теме и о том, как да­леко продвинулись эксперименты, которые мне не удались, не­смотря на все мои усилия.

Но если вернуться к гомеопатическим препаратам, вы уви­дите, что их подобие, касающееся действия при раковых заболе­ваниях, не так очевидно. Кроме радия и рентгеновских лучей, возможно, ни одно медикаментозное средство напрямую не мо­жет вызывать рак, кроме мышьяка, но многие лекарственные средства делают это косвенно, особенно так называемые карбо­ловые составляющие. Даже при осмолении кроличьих ушей тре­буется долгое время и повторные раздражения, чтобы начался процесс малигнизации. Часто требуются десятилетия, чтобы ра­ковое заболевание проявилось видимо. Эти наблюдения приводят нас к выводу о том, что хронические изменения происходят по мере развития болезни, и аналогия, сначала кажущаяся очевид­ной, между раковым образованием и каким-либо действием пре­парата, оказывается недостаточной, чтобы позволить нам найти лекарственное средство, которое могло бы реально помочь. Вер­но, что если защитные силы достаточно велики и сам организм не сильно изношен, то обращение к подобным гомеопатическим препаратам может привести к быстрому успеху. Но при большинстве заболеваний такого рода нам придется искать более глу­бокое подобие, обнаруживаемое в первичных симптомах, прояв­ляющихся годами в картине заболевания пациента, И постепенно мы обнаружим признаки подагры, туберкулеза, сикоза, т. е. сим­птомы, имеющиеся в патогенезах таких препаратов, как Lycopodium, Arsenicum iodatum, Thuja, Nitricum acidum и других, кото­рые так или иначе понадобятся для излечения. В то же время мы можем использовать непосредственно язвообразующие средства, такие как Phytolacca и другие, и получить положительный ре­зультат достаточно быстро; однако Tuberculinum, Syphilinum, Hepar sulphur, Sepia и подобные конституциональные средства будут необходимы для лечения, поскольку нужно нейтрализовать связь между раком и общей конституциональной предрасполо­женностью. Чтобы ослабить данные конституциональные пред­расположенности и расчистить путь для действия природных средств, эти препараты следует взять в высоких потенциях, что также поможет возвратить организм к исходному состоянию и установить, унаследована или приобретена болезнь.

Но при лечении рака у гомеопатов есть еще один особый метод, о котором я хочу сказать несколько слов. Этим методом является изопатия. Некоторые врачи уже пытались создать пре­параты, препятствующие дальнейшему росту раковой опухоли, а также лечить ракового пациента кровью, слюной и другими сек­ретами, предварительно их потенцируя [Коллег (Collet)]. Также мы обязаны д-ру Бурнегту за способ лечения рака препаратами Scirrhin и Carcinosinum, назначаемыми в высоких потенциях. Но только в последние десятилетия благодаря систематическим экс­периментам, проведенным, например, А. Небелем (A. Nobel), бы­ли получены результаты отдельно для карциномы и саркомы. Д-р Небель высказал предположение, что рак — это инфекционная болезнь с широко распространенным долго живущим вирусом, но который приживается и развивается лишь там, где имеется пред­расположенность организма. Возможно, это та предрасположен­ность, которую имели в виду д-ра Фройнд и Каминер: аномаль­ные кислоты в кишечнике и тканях, лишающие нас нашей при­родной зашиты, или же это предрасположенность в смысле ос­ложнения, когда имеются продолжительные контакты с углево­дородами, которые в конечном счете начинают требовать слиш­ком много от защитных сил организма. Такая неблагоприятная конституция должна существовать изначально, а, значит, почва должна быть подготовлена генетически. Теперь биология выдви­гает одинаковые требования ко всем инфекционным болезням, кроме тех случаев, когда микроорганизмы проникают непосред­ственно в кровь. Разумеется, практически каждый человек под­вержен инфекциям. Часто не имеет значения, считаем ли мы су­ществование вируса причиной карциномы или нет. В любом слу­чае это вопрос чужеродных раздражающих элементов, оказы­вающих токсическое воздействие, химически или физиологиче­ски, независимо от того, происходят ли они от микроорганизмов или от другой материальной причины. Во многих случаях карци­нома давала пищу для подозрений, что она имеет инфекционную природу. Инфекционисты и неинфекционисты могли бы сойтись на условной инфекции, если было бы обнаружено, что бактери­альная причина все-таки действительно существует. Наш высо­коуважаемый коллега д-р Небель идентифицировал и принял Micrococcus doyen в качестве инфекционной причины рака. По его словам, болезнетворный фактор существует в разнообразных ис­ходных формах, и этот болезнетворный фактор наблюдали мно­гие исследователи. Но именно такое разнообразие форм вводило в заблуждение прежних исследователей. Д-р Небель создал изопатический препарат раковых опухолей, дав ему название “оnkolysin”. Если мы используем сыворотку для лечения любой ин­фекционной болезни в качестве изопатического средства, мы все­гда найдем в сыворотке две противоположные субстанции: ток­син, выделяемый возбудителем болезни, и антитоксин, выраба­тываемый защитными силами организма. Если сыворотка будет действовать как токсин, она будет вызывать такой же эффект, как болезнетворное вещество, в точности как при гомеопатическом лечении. А если, например, сыворотку применить как антиток­син, заболевший организм будет обеспечен готовым противояди­ем, которое в действительности организм должен создавать сам, биологически. Оба пути открыты для терапии раковых заболева­ний. И, насколько я знаю, д-р Небель также занимается разработ­кой сыворотки в качестве антитоксина. В настоящее время мы имеем onkolysin, являющийся токсином в чистом виде, который можно принимать внутрь псрорально или вводить в виде инъек­ции, используя как гомеопатическое средство. Поэтому об этом препарате можно сказать, что он изопатический, и, являясь ток­сином, он в то же время может считаться гомеопатическим; в любом случае, это препарат, очень тесно связанный с раковым процессом!

Д-р Небель понимает, что данный препарат мобилизует ра­ковые токсины в больном организме, и поэтому он намеревается использовать в лечении так называемые “дренажные средства”. г. 6. препараты, активизирующие процессы выведения, которые, как он полагает, делают токсины безвредными. К таким средст­вам относятся многие растительные препараты, как, например, Chelidonium, Hydrastis, Phytolacca. Я считаю, что теоретически невозможно разграничить до конца функции дренирования и мо­билизации, поскольку вышеупомянутые растительные препараты так же сами по себе являются эффективными средствами против рака, и они в некоторых случаях могут сами по себе удовлетво­рять всем требованиям, необходимым для излечения раковых заболеваний, Но так или иначе, очень важной точкой зрения яв­ляется то, что мы не должны назначать oncolysin, и это очень важный принцип при наличии карциномы, — без предваритель­ной подготовки организма к его приему посредством активиза­ции жизненных сил организма. И то, что справедливо в отноше­нии oncolysin, в равной степени касается и других радикальных средств лечения, которые могут нам понадобиться в соответст­вии со строгими указаниями, сформулированными Дж. Т. Кентом. Организм вскоре покажет, способен ли он перебороть рак; если он оказался не в состоянии этого сделать, то мы без про­медления должны помочь данному процессу, назначив, напри­мер. Belladonna, China, Fermm или любые другие лекарствен­ные средства в менее высоких потенциях. Следует отметить, что многие наши коллеги-гомеопаты достигли больших успехов, используя oncolysin. Давайте продолжим исследования данного препарата как ценного средства гомеопатического арсенала, и давайте не будем забывать, что наш коллега д-р Небель также продолжает изучать и исследовать старые хорошо испытанные лекарственные средства, я он часто обращался к ним в случаях раковых заболеваний.

Со мной согласятся многие врачи, если я скажу, что необхо­димо упомянуть еще один близкий нам метод терапии рака, при­меняющийся в последние 20 лет и имеющий похожее изопатическое происхождение. Изучив многочисленные публикации немецких и зарубежных врачей, а также приобретя некоторый соб­ственный опыт, я уверен в ценности этого метода. Я имею в виду процедуру “novantimeristem” д-ра В. Шмидта из Мюнхена. Про­исхождение этой процедуры очень близко нашим гомеопатиче­ским методам лечения, и хотя эта система лечения не основыва­ется на принципах гомеопатической терапии, она приносит успех при лечении раковых заболеваний, и, возможно, что практически и теоретически она однажды найдет себя в работах Ганемана.

Итак, что мы наблюдаем при гомеопатическом лечении рака и откуда берется уверенность в целесообразности применения гомеопатической терапии?

Господа и уважаемые мои коллеги, к сожалению, мы не во всех случаях наблюдаем выздоровление и даже простое улучше­ние состояния. Однако во многих случаях происходит стабилиза­ция состояния больного или же улучшение, а иногда даже и пол­ное выздоровление. Часто нам приходится считаться с противо­действующим влиянием внешних факторов, лишающим нас ус­пеха, который был почти достигнут. И, к сожалению, пациенты редко готовы помочь выздоровлению соответствующими необ­ходимыми ограничениями в диете. Я хотел бы обратить ваше внимание на этот пункт и побудить вас следовать направлению, указанному д-ром Балкли и другими. Конечно, всегда будет очень мало тех, кто будет готов изменить прямо на противопо­ложные прежние жизненные привычки. Хотя мы основываем наше лечение исключительно на гомеопатических и изопатических методах, нам нельзя отказываться от определенного дието­логического подхода к тем строгим предписаниям, которые дик­тует вегетарианская доктрина, требующая употребления сырой, неприготовленной пищи. Мы также должны будем упорядочить стол больного раковым заболеванием, и с помощью гомеопатиче­ских препаратов, подобранных по методикам, описанным и оха­рактеризованным выше, мы в большинстве случаев облегчим страдания пациента.

В случае карциномы мы иногда, хотя довольно редко, на­блюдаем быстрое формирование абсцессов, которые затем пол­ностью излечиваются, Я наблюдал в четырех случаях, как рако­вые опухоли молочной железы преобразовывались в нарывы. .Другие опухоли уменьшаются в размерах вместе с возможными метастазами, и это уменьшение продолжается долгое время, до превращения в рудиментарную форму без полного исчезновения.

Некоторые опухоли, находящиеся в начальной стадии развития и назначенные к операции, исчезают самопроизвольно, не оставляя никаких следов. Возможно, позднее они появятся вновь и снова исчезнут, что указывает на борьбу жизненных сил с болезнью и на ценность медикаментозной терапии.

В некоторых случаях мы ничего не достигаем, и часто в этом вина самого пациента; нередко все попытки, сделанные с обеих сторон, оказываются напрасными. Очень жаль, что так случается! Но если мы изучим успехи хирургического лечения, к которому недальновидные люди так часто и легко обращаются, мы поймем, что наши пациенты находятся в гораздо более вы­годном положении: они меньше страдают, дольше живут, и они сохраняют свой организм целостным, что часто ведет, даже после долгих и безуспешных попыток излечиться, к изменению состоя­ния больного в лучшую сторон)’.

То, что раковые пациенты, которых не оперировали, живут дольше, — является фактом, который наш коллега-гомеопат д-р Эбли доказал в статистическом исследовании, проделан­ном по заказу швейцарских страховых компаний. Однако нельзя не учитывать случаи карциномы, которые являлись хронически­ми и были излечены хирургическим методом. Мы не игнорируем другие терапевтические методы, хотя изначально мы лечим па­циента медикаментозно. Если не говорить о случаях, когда хи­рургическое вмешательство являлось чрезвычайно запоздалым и уже нецелесообразным, нет необходимости в большой спешке; как показывает опыт, иногда раковые опухоли, которые были поспешно прооперированы и имели размеры горошины или виш­невой косточки, впоследствии продуцировали быстро растущие метастазы, и это приводило к быстрой, в течение двух-трех меся­цев, смерти пациента. Такому развитию событии имеется сле­дующее объяснение; адаптационная способность и противодей­ствующие силы организма были еще слишком слабы, поэтому ткань вокруг маленькой опухоли еще не приобрела защитные свойства, замедляющие рост опухоли. Все эти обстоятельства, оцененные с позиции нашего опыта, оправдывают привержен­ность нашему собственному терапевтическому метод). Мы ос­тавляем другие виды лечебных экспериментов тем, кто находит удовлетворение в их проведении, а сами ищем способы развить и распространить нашу собственную терапию. Мы утверждаем, что она необходима, и се реализация для нас очень важна. Это также обеспечивает чувство братства по отношению к другим терапев­тическим школам, придерживающимся того же мнения. Для на­шего собственного утешения мы можем быть убеждены в науч­ном достоинстве и практической ценности гомеопатической кон­цепции, но мы охотно ставим себя в один ряд с представителями других методов терапии, которые думают несколько иначе. И благодаря такому отношению мы имеем право защищать нашу позицию. Наконец, если поставить вопрос, каким образом можно осуществлять пропаганду гомеопатических концепций в отноше­нии лечения раковых болезней, стоит ответить — это учение сле­дует проповедовать.

В вашей гостеприимной и мудрой стране имеется целый ряд великолепных врачей-гомеопатов, ранее с успехом лечивших рак, и к счастью таковые имеются и сейчас. Позвольте с огромным уважением назвать имена д-ра Джона Генри Кларка, написавшего неординарные труды по гомеопатической терапии, и д-ра Джорджа Берфорда, на основе своей клинической практики соз­давшего специальную систему пропаганды гомеопатического лечения через инструктирование общественности и медперсона­ла, — данную систему мы можем принять за образец. Такая рабо­та — это своего рода проповедь, которая должна проникнуть от нас в сознание страдающего человека.

Д-р Берфорд также высказал идею о том, что гомеопатия об­ладает ключом к решению проблемы раковых заболеваний. Об­разно выражаясь, можно сказать, что дверь уже открыта, и, войдя в нее, человечество обретет одну из форм спасения. Научное и практическое развитие нашей терапии однажды разрушит и уничтожит ветхий забор предубеждений. Тем не менее, вес мы понимаем необходимость другого, практического качества, от­личного от чисто научного подхода, если мы намерены отстаи­вать наш, гомеопатический, метод лечения рака. Поколение, ко­торое почти ушло, отличалось этим качеством. Я повторяю имена д-ров Паттисона, Купера и Бурнетта, и я превозношу смелость убеждения как огромную силу, необходимую для развития меди­цинской науки.

Обсуждение

Д-р Кларк, выступая с председательского места, сказал, что д-р Шлигель попросил его выразить свое мнение о том, что лече­ние рака не является таким уж простым и легким делом в гомео­патии. Проблема раковой терапии принадлежит к сфере прогрес­сивной и разбивающейся гомеопатии. Практической основой прослушанной лекции являются многочисленные случаи, взятые из практики. Более полно данную проблему д-р Шлигель раскрыл в своей книге, находящейся в выставочном зале, и если кто из присутствующих знает немецкий, эту книгу можно просмотреть и купить экземпляр. Д-р Кларк выразил надежду, что когда-нибудь данная книга будет переведена на английский язык. По его мнению, д-р Шлигель, имеющий многолетний опыт в лече­нии рака, провел в данном направлении, вероятно, более объем­ную работу, чем кто-либо другой.

Просмотров: 519 ,