Доктор Анрэ Руи. Преподавание гомеопатической терапии. Глава 2. ЭВОЛЮЦИЯ ГОМЕОПАТИЧЕСКОЙ СЕМИОТИКИ — PULSATILLA

Эволюция симптомов заболевания приводит к изучению ме­дикаментозных связей в гомеопатической терапии. В этой семио­тике темперамент лекарств подтверждается их эволюционной линией. Темперамент накладывает отпечаток на систему, функ­цию и на ткань.

Из одного и того же эмбрионального листка возникает: мезодерма, сердечно-сосудистая система и ретикуло-эндотелиальная ткань, которые с возрастом претерпевают различные дегенеративные изменения, причем, в одних системах они происходят гораздо быстрее, чем в других.

Общее происхождение и различная скорость дегенеративных процессов указывают на существование различных форм само­защиты. Их активация и практическое использование является основой гомеопатической терапии. Так как формы самозащиты проявляются в эволюции симптомов и реализуются под воздей­ствием лекарств, их следует рассматривать с точки зрения теории тройных связей, где препарат темперамента связан со своими саптелитами.

В качестве влияния на функцию, рассмотрим воздействие лекарств на функцию кровообращения на примере венозной недостаточности с Pulsatilla, плеторы с Aurum и хрупкости капилляров с Arnica. В качестве влияния на ткань рассмотрим Silicea, Graphites, Calcarea fluorica и Spirantes. В качестве влияния на систему, рассмотрим действие Causticum, Ignatia и Chamomilla.

PULSATILLA

(Венозная недостаточность)

В гомеопатии семиотика – это изучение симптомов больно­го, доминирующее над изучением симптомов болезни. Эта аксиома находит повседневное подтверждение на практике в том плане, что врач-гомеопат, хорошо знающий клиническое лекарствоведение, очень быстро находит название препарата, отвечающего состоянию больного, а не болезни и тем самым ему удается облегчить состояние своего больного с помощью симптомокомплекса Материа Медика, что не может покрыть никакое название болезни. “Наблюдайте больного, а не бо­лезнь, поймите, что любой патологии предшествует физиологи­ческое нарушение, что до структурных нарушений имела мес­то психотравма и симптомы – предвестники бури, которая разрушит орган или парализует его функцию. Эти симптомы-предвестники, эта психотравма, это физиологическое нару­шение исчезнут частично по мере того, как произойдет акцен­туация патологических свойств, так трактует “Органон”, так понимается этиология в идее Ганемана, “Человек прежде, чем его органы”, – говорит Кент.

Начиная с гомеопатической терапии великого медика, интуи­ция которого заслуживает уважения, со скромностью, присущей большому опыту, мы имеем в виду Д-ра Антуана Небеля из Лозанны. Мы работаем, как указал нам на это Небель, своей интуицией и находим выражение клинического синтеза в харак­тере: поведение, вытекающее из морфологии, форму выражения патофизиологических нарушений, указывающих на лекарство, которую производит больной и которая подтверждается наблю­дением над местными клиническими симптомами и нахождени­ем точек Вейе.

Повседневная практика позволяет нам находить сущность нашей семиотики. С помощью реперториумов и клинических наблюдений наших предшественников, мы постоянно ищем подтверждения написанного и стремимся выявить симптомы личности. В основном мы исходим из объективного терапевти­ческого наблюдения, а также субъективных симптомов, встреча­ющихся наиболее часто. Поскольку гомеопатическая терапия является индивидуальной относительно применения лекарства, по существу она остается личностной относительно определения субъекта.

Наша точка зрения есть результат повседневного опыта, обогащающего память встречей с аналогичными клиническими случаями. Избегая повторять реперториум, мы стараемся в своей книге выразить наше терапевтическое кредо.

1. На первый план, как нам кажется должно выступать конституциональное средство, естественно, вытекающее из морфологического комплекса и бессознательного поведения больного.

2. Местный симптом (достоверность которого мы оцениваем по частоте встречаемости) ориентирует нас на лекарство, чаще всего являющееся спутником основного средства-лекарства, ко­торое нас приводит к системе медикаментозных связей.

Мы упоминали Кента, который хотя и был уницистом, но признавал наличие трех сопутствующих препаратов или тройных связей, которые установлены нашей семиотикой и являются результатом эволюции симптомов.

Напомним триаду Кента: Silicea – Pulsatilla – Acidum fluoricum, где Silicea подготавливает переход к Pulsatilla, затем к Acidum fluoricum. Нас поражают красные кисти рук из-за венозного застоя Pulsаtilla, реакция жара, которая провоцирует зуд с образованием кровянистых пузырьков и указывает на Acidum fluoricum, ногти, которые еще содержат кальциевые следы Silicea.

Эволюция в направлении Acidum fluoricum, которая представ­ляет нарушенную реминерализацию, после стадии сильной деминерализации Silicea, является реакцией защиты индивидуума в форме Pulsatilla, часто измененной ее непостоянством, которое, как нам представляется, обусловлено нарушением нейро-эндокринной регуляции, отражающейся на различных тканях, как проявление патологической эволюции.

Эволюция Pulsatilla (соответственно доминирующим синд­ромам)

А. ПЕРВИЧНЫЕ ИЛИ ПРЯМЫЕ ТРОЙНЫЕ СВЯЗИ

Cемиотика Pulsatilla, которую мы изучали:

1) Анемический синдром,

2) Связочный синдром,

3) Циркуляторный синдром,

4) Ревматоидный синдром.

В жизни Pulsatilla остается любезной, сердечной и с легким характером, такая же она и в своей семье. Так представил нам ее доктор Поль Широн.

Переходящая от смеха к слезам, это согласно доктору Дюпра “апрельский день”. В этой стадии Pulsatilla любит утешение. Но удары жизни, болезни детей, изменяют ее поведение. После кори, истощенная утечкой кальция и железа через кишечник, согласно доктору Небелю, продемонстрировавшему это своим лабораторными исследованиями Pulsatilla, исходящая из Silicеа поражает нас. Ее бледность, ограниченная краснота днем, рефлекторное раздражение носовой полости, внезапный голод и, анорексия, изменения, сопровождающиеся ухудшением, связаным с фазами луны, приводят нас к Cina.

1) АНЕМИЧЕСКИЙ СИНДРОМ, ОБУСЛОВЛЕННЫЙ ГЕЛЬМИНТОЗНЫМИ НАРУШЕНИЯМИ SILICEA – PULSATILLA – CINA

Влияние жизненных невзгод постепенно меняет поведение Pulsatilla, утешения больше ее не успокаивает, она становит недоверчивой (подозрительной и в начале она изменяется в семье, тогда как наедине с посторонними она остается легко краснеющей и робкой. Под влиянием первой любовной неудачи потрясшей ее организм, происходит процесс дефторизации, локализация его бывает разной:

– отражаясь на связках и периосте,

– на системе кровообращения, меняя тонус гладкой мускулатуры сосудов и сократительную способность сердца,

– также на слизистую, которая приобретает катаральное состояние.

В первом случае реакция выражается нервным возбуждение которое проявляет себя на пальцах: это Kali bromatum с аналогичными психическими трудностями и развитием синдрома сексуальной астении с гипофункцией яичников, со слабостью тканей организма, птозами, расслабленностью связок, эволюция, которая приводит к Sepia.

Во втором случае преобладает:

2) СИНДРОМ ПОРАЖЕНИЯ РЕТИКУЛО-ЭНДОТЕЛИАЛЬНО ТКАНИ: PULSATILLA – KALI BROMATUM – SEPIA

В третьем случае реакция циркуляторного стаза более выраженная в органах, богатых кровообращением: как например мозг, что обусловливает меланхолическое поведение, акцентирующееся желание одиночества, подавленный гнев приводит к истинному страху. Pulsatilla поддается сильному гневу и доктор Боннэ Лемер без колебания говорит нам, после наблюдения подобных проявлений, что любая Pulsatilla – это “грязное животное”. В действительности же Pulsatilla уже соскальзывает в Staphysagria, чье состояние раздражительной слабости является результатом локальных сосудистых застоев: пожелтевшие зубы, развитие ячменя, если взгляд остается еще живым, губы приобретают темный цвет, отражая сосудистый стаз.

Дополнительный элемент, подходящий в этот период – Aurum, характеризующийся чередованием гнева и печали. “Веселые всегда выздоравливают”, – говорил Амбруаз Паре и для тото, чтобы Pulsatilla вышла из состояния Aurum ей нужны солнце и веселье. Так возникает

3) ЦИРКУЛЯТОРНЫЙ СИНДРОМ: AURUM – STAPHYSAG­RIA – PULSATILLA

или синдром венозного стаза, гипосистолии с проявлением калилляроза и образованием небольших варикозов.

С помощью этой связи мы добились наиболее показательного излечения хориоретинита у молодых девушек и миопии у молодых женщин, в случаях, где Pulsatilla покрывает большую часть симптоматологии, но требует дополнения, обусловленного ее эволюцией в виде Aurum и Staphysagria.

Именно с помощью этой связи, как мы уже отмечали в нашей книге, мы смогли ликвидировать ячмени и халязионы.

Как мы уже говорили в начале нашего изложения, психоло­гические изменения Pulsatilla предшествуют формированию па­тологических свойств. Но назначение Pulsatilla и ее эволюцион­ных дополнений необходимо в период формирования нарушений, которые еще остаются обратимыми. Трансформация происходит одновременно в психологическом плане и в дезинтеграции гиперемированных тканей.

В четвертом случае, отмеченном также в драгоценной Мате­риа Медика доктора Дюпра из Женевы, это катар слизистых, преобладающий в защите организма Pulsatilla. Все слизистые могут быть вовлечены с характерными признаками, присущими Pulsatilla: слабое отделяемое, без экскориации.

а) В пищеварительном тракте: язык обложен плотным желто­вато-белым налетом, непереносимость разогретых жиров, а также отрыжки горечью через два часа после приема пищи. Это характерные изменения, которые ее уточняют по отношению к Antimonium crudum или по отношению к парадоксальности Ignatia.

Pulsatilla – Antimonium crudum – Ignatia составляют частую последовательность при катаральных острых и хронических диспепсиях с исходной точкой Pulsatilla и которые могут осложняться колитическими формами.

Здесь также имеется фундаментальная связь Pulsatilla с Sulfur, когда неожиданно после полуночи появляется жидкий стулилиже он возникает и вынуждает вскочить с постели в результате тенезмов (и это ни в коем случае не раздражающий стул Arsenicum, несмотря на время его появления (биоритм).

Одна единственная доза Pulsatilla и Sulfur, данные совмест­но в очень высоком разведении 10М/К и в крайнем случае 30С достаточны для стабилизации дисгармонии в кишечнике, погрешность, из-за которой очень часто возникает энтероренальный синдром с характерными для Pulsatilla болями в спи­не, свойственные также Sarsaparilla. Мы обнаруживаем эту связь во время кожных эпизодов: Pulsatilla – Sulfur – Sar­saparilla.

б) Со стороны дыхательной системы в начале возникает катар в носу с густой и слабой секрецией, с ухудшением от тепла, что сближает Pulsatilla при частом сочетании с блефаритом Boraх, у которого уже воспаленный нос становится блестящим и отеч­ным, а когда возникают корочки переходит в Teucrium marum.

Конгестия (гиперемия) слизистых дыхательной системы при­водит к хрипоте и к тенденции возникновения астмы. Pulsatilla имеет также ухудшение вечером с расслаблением в постели как и Hyoscyamus, который часто является ее дополнением, после припадков как и Sambucus, в начале астмы достаточна связь Pulsatilla – Hyoscyamus – Sambucus.

4) РЕВМАТОИДНЫЙ СИНДРОМ

Ревматоидный синцом Pulsatilla возникает, когда венозных застой отражается на конечностях (ноги красные летом, фиолетовые зимой), с тенденцией к отекам (инфильтрации) с угрозой отморожения и образование дерматитов. Этот венозный стаз в конечностях объясняет появление болей, мешающих ими двигать. Варианты локализации, непостоянство болезненных ощущений Pulsatilla, которые она сохраняет, дают свое ухудшениe регулярно в сумерки.                                     

Влияние внешних электрических полей, наступление ночи, приближение грозы или снегопада определяют эволюцию неко­торых форм ревматизма, исходящих от Pulsatilla. Это один из симптомов, определенных Ганеманом как “особый, необыкновенный, странный, характерный”, эти симптомы нужно принимать во внимание прежде всего, так как их постоянство позволяет точно определить сходство с лекарствами.

Также в случае ревматизма: Pulsatilla, это постепенный пере­ход в Rhododendron, который демонстрирует воспаление, пере­ходящее от сустава к суставу, и возможность спать только со скрещенными ногами. Как Pulsatilla, так и Rhododendron, всегда различные по локализации ревматических поражений, дают ухудшение от воздействия электрического поля, облака снега, после страха, перед сумерками, грозой, а когда воспаление переходит от вен к связкам и серозным сумкам, то это относится уже к Formica rufa.

Связь Pulsatilla – Rhododendron – Formica rufa – ценная при ревматизме Pulsatilla для пациента любого возраста.

При другой форме ревматизма, при которой нам удается быстро достигнуть облегчения при приеме Pulsatilla, на нее указывает симптом жесткой боли в начале и повышении ин­тенсивности при прогрессировании. Это – характерная мо­дальность Pulsatilla, что является противоположностью модаль­ности Acidum sulfuricum: в начале медленная реакция, а в конце бурная. Болевая зона в этом случае охватывает внутрен­нюю поверхность левого бедра и сопровождается потливостью кожи на этой стороне с чрезмерной чувствительностью к прикосновению, что указывает на растение, часто являющееся дополнением Pulsatilla – Colchicum, у которого мы не должны забывать наличие раздражительности больного во время при­ступа.

Все, что касается Pulsatilla подвержено изменениям модаль­ности, но когда боли принимают бурную форму и в начале, и в конце процесса, чередуясь со спазмами, усиливающимися от прикосновения и имеющими периодический характер, то это приводит нас к Cuprum metallicum.

Связь Pulsatilla – Colchicum – Cuprum metallicum также часто используется при невритах Pulsatilla.

Б. ВТОРИЧНЫЕ ИЛИ НЕПРЯМЫЕ СВЯЗИ

После изложения эволюционной семиотики Pulsatilla в пря­мых тройных связях, подтвержденных контролем по точкам Вейе, мы тем не менее не должны упускать из виду и непрямые связи. Так, мы не нашли прямой связи Natrium muriaticum с Pulsatilla (если это не представляет собой одну из форм острого состояния Ignatia). В цитируемой ниже связи: Pulsatilla, Ignatia, Antimonium crudum мы смогли констатировать появление Natrum muriaticum после эпизодов Sepia, когда возникли обильные, водянистые и часто зеленоватые выделения, подтверждающие также присутствие Pulsatilla, и ухудшение при продолжительном пребывании у моря: это Kali jodatum, предшествующий Natrum muriaticum, откуда следует эволюция: Pulsatilla, Kali bromatum, Sepia, Kali Jodatum, Natrum muriaticum.

После поражения ретикуло-эндотелиальной системы со сла­бостью связок у Sepia, отмечается клеточная инфильтрация в нижней части тела Natrum muriaticum.

Повторное присутствие солей калия (Kali bromatum, Kali jodatum) до появления Natrum muriaticum свидетельствует о нарушении равновесия натрий-калий.

Наряду с этими непрямыми эволюционными связями, мы отмечаем сосуществующие связи, приводящие к плюрализму, а также к совокупности благодаря точной ассоциации симпто­мов: например, когда речь идет о функциональных нарушениях со стороны уха, такие как жужжание, при котором доктор Небель из Лозанны назначал с успехом: Pulsatilla, Belladonna, Cimicifuga 30К.

Исходя из семиотики одного лекарства, мы следовали учению Геринга и советам Небеля, которые подчеркивали, что тщетно познавать симптомы только одного препарата, изучая его эволю­ционные связи. Это напоминает крестьянина, приехавшего в большой город и не способного его познать. И только горожанин по аналогии, зная другие города, окажется менее смущенным при данной ситуации.

Отмечая доминирующие синдромы для каждого лекарства, которые нам описал в своей Материа Медика доктор Дюпра, мы можем их выделить, как, например, только что сделали для Pulsatilla, указывая многообразие и связи, исходящие от ее личности в период доминирующей в ней агрессии.

Total Views: 127 ,