НАУЧНОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ ЗОЛОТЫХ ПРАВИЛ. ПРОГНОЗИРУЮЩАЯ ГОМЕОПАТИЯ. ТЕОРИЯ ОСТРЫХ БОЛЕЗНЕЙ.

НАУЧНОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ ЗОЛОТЫХ ПРАВИЛ
• Назначай минимум
Тот лучший гомеопат, кто назначает минимум. Это золотое правило. Тот, кто хочет быть удачливым врачом-гомеопатом, должен остерегаться назначений, в которых нет необходимости. В первую очередь он должен знать, когда назначать, а когда не назначать.
Имеются тысячи книг по Materia Medica, равно как и по «Органону» и философии, которые учат, как назначать лекарства. Но никто не учит, как этого не следует делать!
Моя двадцатипятилетняя практика дает мне право с одинаковой степенью уверенности говорить о «минимальном назначении» или «неназначении» как в острых, так и в хронических случаях.
Это может показаться парадоксальным, но золотое правило неназначения имеет научное обоснование.


Случай: Пациент, страдающий от острой инфекционной диареи, сообщил мне: «Доктор, сегодня уже третий день, как у меня тяжелый водянистый понос. Стул 25 — 30 раз в день, жидкий, почти прозрачный или слегка желтоватый. Стоило мне съесть что- либо, как сразу же возникал позыв и я должен был немедленно бежать в туалет. При повторном позыве я уже просто не мог контролировать стул». Я спросил его: «Почему же вы не пришли ко мне два дня назад?» Ответом было: «У меня не было ни сил прийти к вам, ни возможности терпеть два часа в очереди к вам». Тогда я задал ему вопрос «Но как же в таком случае вы смогли прийти сегодня?» На это пациент ответил: «Я не мог ни есть, ни пить что-либо из-за отсутствия желания, и я чувствовал себя очень слабым и вялым. Со вчерашнего дня число посещений туалета резко уменьшилось, сегодня утром стул был лишь три раза. Я хорошо спал ночью, я смог поесть и почувствовал себя достаточно сильным и энергичным, чтобы прийти к вам». В ответ на мой следующий вопрос, появился ли у пациента аппетит или он заставил себя позавтракать, пациент ответил:
«Нет-нет, я действительно после почти трех дней болезни был голоден!»
В описываемом здесь случае диарея, вне всякого сомнения, была обусловлена какой-то инфекцией или токсинами, попавшими с пищей. Человеческий организм так устроен, что он не терпит в себе присутствия чего бы то ни было, наносящего вред.
Поэтому он располагает защитным механизмом, который начинает немедленно выбрасывать токсины из организма путем усиленной перистальтики кишечника, проявляющейся диареей. В сущности, диарея, по меньшей мере в описываемом случае, была всего лишь механизмом самоизлечения организма. Процесс излечения уже начался, и после удаления токсинов из организма пациент почувствовал себя лучше: уменьшилась слабость, улучшился сон, сократилось число посещений туалета. Пациент чувствовал себя окрепшим, у него восстановился аппетит.
В целом общие характеристики состояния человеческого организма (желание двигаться и работать, аппетит и сон) более важны, нежели диарея. Если мы наблюдаем улучшение в
этих характеристиках, то, само собой разумеется, диарея ОБЯЗАНА ПРЕКРАТИТЬСЯ! Точнее будет даже сказать, что стул должен нормализоваться в течение 24 часов. Значит, всё, что требовалось, это дать пациенту плацебо и с уверенностью прогнозировать: «Вы можете идти домой, завтра утром ваш стул будет в норме!»


Такие прогнозы возможны, если хорошо понимаешь физиологию человека.
К «внутреннему врачу», находящемуся внутри организма, следует относиться с должным уважением. Когда он лечит, ни гомеопат, ни даже аллопат не имеют никакого права вмешиваться, ибо он знает, что для него лучше.
Случай: Ребенок, доставленный на лечение из-за лихорадки, длившейся 4 дня.
Ребенок был заторможен и апатичен. По ночам был тяжелый кашель и часто возникающая жажда с желанием небольшого количества жидкости. Вне зависимости от того, получал ли доставленный на консультацию ребенок ранее гомеопатическое или аллопатическое лечение, необходимо решить, требуется ли ему лечение в данный момент. Прежде всего выясни, снижается ли температура в последние три дня. Выясни, выглядит ли сегодня ребенок менее болезненным. Выясни, просил ли ребенок сегодня есть. Если ответ на эти вопросы утвердителен, то его состояние, вне всякого сомнения, улучшается.
Если ребенок проявляет больше желания играть сегодня, чем это было вчера, и просит есть, то это уже четкое указание (даже при продолжающейся лихорадке), что ребенок «лечит» сам себя (аллопаты могут назвать это «самокупирующейся вирусной инфекцией»). Лечить такого ребенка показанным (или непоказанным) лекарством не только ОШИБОЧНО, но просто преступно! Любое назначение или стимулирование иммунитета ребенка может привести к обострению болезни, к утяжелению лихорадки или диареи, и выздоровление малыша будет затянуто. Уважай исцеляющий внутренний иммунный механизм человека!
Когда назначать, а когда не назначать лекарства — это тайное искусство гомеопатической практики.
• Назначай равную дозу одного лекарства
Если гомеопат желает видеть чудеса, если он хочет видеть тиф, излечиваемый в течение всего лишь 24 часов, если он хочет видеть пневмонию, разрешающуюся (также согласно
данным рентгенологического исследования) в течение 48—72 часов, если он хочет быть свидетелем того, как 100 — 135 бактерий в поле зрения в моче исчезают в течение 48 часов и хочет всем этим потрясти своего противника-аллопата, то он должен знать, что это возможно при применении лишь ОДНОЙ дозы ПОДОБНОГО лекарства, и это подобное лекарство всегда ОДНО ЛЕКАРСТВО.
Врачи, назначающие смешения и комбинации препаратов — например Ferrum phosphoricum Зх, Kalium muriaticum Зх, Natrum muriaticum Зх от лихорадки, Aloe 30, Podophyllum 30, Croton tiglium 30 от диареи и пр., и пр., вернейшим способом
НАРУШАЮТ наш главный принцип Similia similibus curantur и семь кардинальных принципов гомеопатии.


До сегодняшнего дня учеными-гомеопатами не предпринималось НИ ОДНОЙ РЕАЛЬНОЙ ПОПЫТКИ найти объяснение этим принципам в пределах возможностей современной науки. Кроме того, гомеопаты, практикующие правильно, никогда не высказывали своего мнения о том, каким образом следует придерживаться СЕМИ КАРДИНАЛЬНЫХ ПРИНЦИПОВ и при этом получать хорошие результаты. Да и эго каждого гомеопата настолько велико, что он отвергает всё, предлагаемое другим гомеопатом, и продолжает придерживаться своего метода. И, наконец, когда нет знания того, как правильно делать назначение, неизбежны многочисленные ошибки.
— Пример: Пациент приходит хо мне с ознобом, появляющимся ночью в 3 часа ночи, который через час сменяется лихорадкой; во время озноба хочется ледяной воды; головная боль после озноба и лихорадки проходит; пациент лежит заторможенный, но не спит; просит включить вентилятор, несмотря на озноб; болей в костях или болей в теле нет; много жалоб не предъявляет. После анализа и реперторизации случая:
* Озноб, ночь; полночь, после; 3 часа.
В учет принимаются рубрики:
1) Озноб (раздел); ночь; полуночи после; 3 часа при прогулке только — Ferr.
2) Озноб, ночь, полуночи после — Ars, Calad, Нер, Ор, Thuj, Coff, Dros, Mag-s, Mang, Merc, Petr, Sil, Sulph.
3) Озноб (раздел); время; 4 часа — Aloe, Am-m, Canth, Cedr, Cimic, Cin, Eup-р, Ferr, Lys, Nat-m, Rhus-t, Sil, Thuj.
4) Та же рубрика: 3 часа — Ars («Полный реперторий»), 3— 5 часов — Kali-с («Полный реперторий»).
5) Лихорадка (раздел); последовательность: озноб, сменяющийся жаром, — 98 лекарств.

Если гомеопат принимает во внимание все эти рубрики, он запутывается окончательно. Помимо этого вопросы, задаваемые врачом, запутывают и разочаровывают пациента.
Маленькие рубрики озноба, за которым следует пот с жаждой или без жажды и жар, который идет за ознобом, а также пот, будь он после жара или озноба или перед ними и пр., способны лишь еще больше запутать, так как разные репертории дают разные лекарства. Таким образом, гомеопат оказывается в погоне за несколькими зайцами сразу. Он в конце концов смешивает вместе два или три лекарства, а то и шесть (!?) лекарств, из числа тех, что обычно рекомендуются при ознобе, жаре и жажде, и назначает принимать их каждые час или два часа, в зависимости от состояния пациента. Температура постепенно опускается от 39.5 ‘С до 38.8 ‘С, а на третий день она 37.7 ‘С. На четвертый день температуры может уже не быть вообще. Гомеопат доволен, что дело обошлось без лекарств от тифа или малярии или, во всяком случае, без вмешательства аллопата. Он не понимает, что температура снизилась лишь потому, что она должна была снизиться. Вирусная или бактериальная инфекция должна была завершить свой цикл, иммунитет восстановился, и всё вернулось к равновесию.
В начале своей карьеры я практиковал и так, и по-другому, искренне стараясь добиться наилучших результатов. Я чувствовал себя настолько неуверенным с таким количеством лекарств и частым повторением их приемов, что очень многих больных я направлял к аллопатам, говоря, что серьезные болезни не могут лечиться гомеопатически. «Сначала получите курс антибиотиков, возьмите под контроль острую инфекцию, а потом уж я укреплю ваш иммунитет». Это не только мои слова. Любой из нас, у кого есть совесть, сознается, что произносил их бесчисленное количество раз в своей практике. Но — и это настоящее «но»! — когда я начал понимать важность лечения БОЛЬНОГО, а не БОЛЕЗНИ, весь мир для меня перевернулся.


Для того чтобы справиться с болезнью, т. е. с лихорадкой или диареей, я должен был повторно назначать столько лекарств, что иначе как «забиванием» болезни это и назвать нельзя было. Для того же, чтобы вылечить ЧЕЛОВЕКА, я должен был всего лишь стимулировать его одной дозой подобного лекарства! Всё, что мне требовалось, — лишь слегка поднять иммунитет, подбодрить человека: «Давай, борись с болезнью!»
Вы вспомните, когда в современной медицине мы делаем нечто похожее. Да, это именно тогда, когда мы вакцинируем.
Вакцинация гомеопатична в своем принципе. Мы стимулируем иммунитет антигеном, который представляет собой либо ослабленную бактерию, либо иммуноген, стимулирующий бактерию, введенную инъекцией. Этот стимул вызывает реакцию в организме — в нем последовательно развиваются антитела к антигенам или бактериям и таким образом защищают организм. Это и лечение, и защита «реакцией», а не «акцией».
Наши гомеопатические лекарства лечат аналогичным образом — РЕАКЦИЕЙ, а не АКЦИЕЙ. А когда аллопаты могут использовать гомеопатический принцип similia similibus curantur? Когда они вводят микобактерии туберкулеза для защиты против туберкулеза или столбнячный анатоксин для лечения столбняка. Для того чтобы сделать человека здоровым, требуется одна доза в месяц или потом три дозы максимум, растянутые на 6 месяцев или пять лет. Так почему же гомеопат, чья наука основана на этом принципе, должен повторять эти стимулы, т. е. повторять дозы? Разве требуется аллопатам четыре или пять разновидностей бактерии, которую надо ослабить и ввести в организм пациента, чтобы дать пациенту иммунитет против туберкулеза? Так почему гомеопаты должны давать два, три и больше лекарств, чтобы укрепить иммунную систему пациента? Если аллопатические прививки могут работать (хотя и выборочно) одной дозой и одним стимулом, гомеопат со своим целостным подходом обязан лечить согласно закону ПРОСТОТЫ и закону МИНИМАЛЬНОЙ ДОЗЫ.
Используя практику одной дозы одного лекарства, мы твердо придерживаемся двух из семи кардинальных принципов гомеопатии.

• Не используя материнские растворы и оставаясь верными принципу одной динамизированной дозы, мы соблюдаем третий кардинальный принцип — закон ДИНАМИЗАЦИИ ЛЕКАРСТВ.
Вернемся к нашему примеру. Не следует придавать значение ознобу, времени его появления, характеру озноба, перемене состояний, головной боли или времени, когда появляется пот. Озноб и дрожь — это симптомы болезни или, точнее, проявление работы механизма теплообмена при заболевании.
Озноб или дрожь, в сущности, являются частью механизма, вызывающего повышение температуры. Первичный двигательный центр дрожи, находящийся в дорсомедиальном отделе заднего гипоталамуса, возбуждается сигналами холода с кожи, поступающими через спинной мозг. В результате возникающего рефлекса, мышечные волокна сокращаются.
Дрожь приводит к тому, что выделяющееся тепло организма стимулирует иммунный ответ (количество иммуноглобулинов увеличивается в 10 раз!)- уничтожают бактерии, вирусы или паразиты. Это часть иммунного или защитного механизма, и, вне всяких сомнений, она может проявляться по-разному у пациентов разных конституциональных типов. Но обилие материала (возможно, и ненадежного), находящегося в репертории, легко может запутать. И прежде всего это симптом болезни, реакция на болезнь. Но если мы не учитываем ни лихорадки, ни озноба, то что же мы должны учитывать при назначении лекарства?

Для нас важно лечение БОЛЬНОГО, а не болезни. ЧЕЛОВЕК ИЛИ КОНСТИТУЦИЯ или изменяющийся ОБРАЗ — вот что требуется для нас и что нам следует понять, чтобы назначить подобное лекарство. Конечно, все симптомы — боль, озноб или
особенности лихорадки — дают нам информацию о пациенте, но некоторые из них более информативны, а некоторые менее. Чтобы найти подобное лекарство, мы должны к симптомам ЖИЗНЕННОЙ СИЛЫ, проецирующимся при острых заболеваниях на ось Активность — Температура — Жажда.

Просмотров: 842 ,