Суть материа медика. MERCURIUS SOLUBILIS (merc.) (Меркуриус солюбилис)

MERCURIUS SOLUBILIS (merc.) (Меркуриус солюбилис)
Изучение Mercurius — первый пример того, как концепция сущности препарата может прояснить массу данных, которая, кажется, захлёстывает изучающего. Mercurius — один из широко испытанных и широко используемых препаратов Materia Medica и представляет собой солидный массив симптомов, который предстоит изучать начинающему.
Это настоящий учебник патологических состояний.
Однако после повторного и длительного изучения Materia Medica и размышлений над ней постепенно удаётся различить нить, тему, которая проходит через весь этот препарат. Когда она понята, все «данные» становятся на свои места в едином уникальном образе.
Для Mercurius нет одного слова или фразы, которые бы адекватно описали эту нить.
Главная идея — отсутствие силы реакции в сочетании с неустойчивостью или неэффективностью функций.
Здоровый организм имеет защитный механизм, реактивность, которая позволяет ему создавать устойчивое эффективное равновесие после воздействия многих физических и эмоциональных стимулов в окружающей среде.
У Mercurius эта сила реакции ослаблена, становится неустойчивой и не выполняет свои функции.

Почти все стимулы поглощаются пациентом без достаточной защиты, что приводит к патологическому состоянию. Отсутствие защитной силы делаёт пациента типа Mercurius чувствительным ко всему. Изучая Materia Medica, мы обнаруживаем, что пациенту типа Mercurius
ХУЖЕ от всего — тепла, холода, на открытом воздухе, в сырую погоду, при смене погоды, от тепла постели, потоотделения, напряжения, разной пищи и т.д.
Улучшений, напротив, по-видимому, очень мало.
Пациент может поглотить очень немногое, что создало бы ему комфорт, потому что система не может надлежащим образом приспосабливаться к чему бы то ни было.
В качестве интересной демонстрации (хотя не рекомендуемой в качестве общего метода изучения) можно просмотреть раздел «Общее» в репертории в поисках множества рубрик, где он указан курсивом или жирным шрифтом как препарат, испытывающий ухудшение или улучшение от физических воздействий. Имеется только 7 мест с улучшением (5 из которых связаны с ситуацией, когда пациент ложится) и в то же время 55 рубрик, описывающих ухудшения. Из-за этой крайней уязвимости мы видим, что пациент типа Mercurius имеет очень узкий диапазон терпимости ко всему; например, такой пациент чувствует себя комфортно только в очень узком диапазоне температур и начинает чувствовать дискомфорт при малейшем тепле или холоде.

Непереносимость жары и холода иллюстрирует неустойчивость, которая характеризует особую слабость Mercurius. Как говорил Кент, пациент является «живым термометром». В один момент он страдает от холода и стремится к теплу, а согревшись, испытывает ухудшение и от тепла. Это происходит не только во время лихорадки, но и хронически. Имеется также слабость и неустойчивость эмоционального выражения, чередование плача со смехом. В отличие от Ignatia, у которой этот симптом есть проявление истерического состояния от неконтролируемой эмоции, плач и смех Mercurius обусловлен более механической неустойчивостью. Во время плача Mercurius чувствует возникновение какого-то настроения, которое приводит к отклонению к противоположной крайности — смеху. Механически смех и плач часто очень похожи, и, таким образом, безумие Mercurius заставляет пациента очень легко переходить из одного состояния в другое.

Неустойчивость и неэффективное функционирование Mercurius можно прекрасно проиллюстрировать размышлениями о физическом состоянии ртути. Если разбить ртутный термометр, окажется, что ртуть существует в состоянии, находящемся между жидкостью и твёрдым телом. Она течёт, как жидкость, но обычно в некоторой степени сохраняет свою форму, как твёрдое тело. Если попытаться подхватить её пальцами, покажется, что она избегает вас: она не даёт схватить себя, как твёрдое тело, и не прилипает к вашей коже, как жидкость.

В своей физической форме Mercurius демонстрирует неустойчивое функционирование, аналогично тому, как он неустойчив и неэффективен в своём патологическом состоянии.
Таким образом, легко видеть, что слабость Mercurius не такова, как у других препаратов. Arsenicum может проявлять слабость в форме прострации, но она совершенно не похожа на неустойчивость Mercurius. Конечно, у Arsenicum есть много общих конкретных патологических симптомов с Mercurius, но неперено-симость холода у пациента типа Arsenicum смягчается теплом; конечно, верно также, что психически Arsenicum демонстрирует гораздо большую способность
реагировать — тревогу, беспрестанную работу ума, проницательность.
Кроме того, препаратами с очень слабой способностью реагировать, но без неустойчивости и неэффективности Mercurius, являются Stannum, Helonias и
Baptisia.
Эта слабость реакции Mercurius не является внезапным событием. Это медленный и коварный процесс, который может быть труден для понимания на ранних стадиях для пациента, а потому и для гомеопата.
Он так медленно развивается, что пациент едва упоминает уязвимость к стимулам. К тому времени, когда пациент консультируется у гомеопата по поводу какой-нибудь конкретной жалобы, большинство симптомов забыты и больше не считаются аномальными. Научившись приспосабливаться к узкому диапазону переносимости, пациент сообщает только о непосредственных симптомах, которые привели его на консультацию.

На ранних стадиях для выявления гомеопатических симптомов, об отличии которых от опыта других людей может не знать сам пациент, требуется терпеливый, квалифицированный и вдумчивый опрос.
Поскольку психическое состояние является центром личности, опишем подробно стадии развития.
Mercurius одновременно присуща медлительность ума и слабость понимания.
Ментальность Mercurius характеризуется некоторой неэффективностью работы. Mercurius — один из препаратов, характеризуемых спешкой и двигательным беспокойством, но это спешка, в которой человек ничего не делает. Задача, для решения которой требуется полчаса, займёт у пациента типа Mercurius полтора.

Такие препараты, как Tarentula, Acidum sulphuricum, Nux vomica и Natrum mur., также спешат в патологической степени, но их работа, тем не менее, продуктивна и эффективна.
Вторая стадия характеризуется импульсивностью.
Из-за своей уязвимости к стимулам как снаружи, так и изнутри, ум Mercurius не способен сосредоточиться исключительно в одном направлении. Здоровый человек может сосредоточить свой ум на каком-нибудь предмете или задаче, несмотря на множество хаотических мыслей и идей, которые могут попытаться вмешаться. Ум Mercurius не имеет сил для такого сосредоточения. Каждая приходящая ему на ум случайная мысль становится событием, на которое пациент считает необходимым реагировать. Эта черта относится к я патологии на ментальном уровне.
Первый наблюдаемый эффект — медленность работы ума Mercurius.
Пациент медленно отвечает на вопросы (как Phosphorus , Acidum phosphoricum и другие препараты). Он медленно осознаёт, что происходит или о чём его спрашивают. Сначала это не спутанность сознания или слабая память, а настоящая медлительность, непонимание, разновидность глупости.
Медлительность ума присуща, конечно, Calc. carb., но Calcarea — умный человек; поняв мысль, Calcarea может использовать её эффективно.
Mercurius одновременно присуща медлительность ума и слабость понимания.
Ментальность Mercurius характеризуется некоторой неэффективностью работы. Mercurius — один из препаратов, характеризуемых спешкой и двигательным беспокойством, но это спешка, в которой человек ничего не делает. Задача, для решения которой требуется полчаса, займёт у пациента типа Mercurius полтора.
Такие препараты, как Tarentula, Acidum sulphuricum, Nux vomica и Natrum mur., также спешат в патологической степени, но их работа, тем не менее, продуктивна и эффективна.

У него может возникнуть импульс наносить удары, разбивать вещи, убить кого-нибудь из-за лёгкой обиды или даже убить любимого человека (Mercurius, Nux vomica и Platinum — единственные препараты, указанные для этого импульса).
Однако ведущему опрос врачу нелегко увидеть эти импульсы.
Пациент типа Mercurius чувствует позывы, но сдерживает их. Это закрытый человек, медленно отвечающий, нехотя открывающий другим свои чувства. Он достаточно осознаёт своё положение, и знает о своей уязвимости к раздражителям и импульсам. Понимая, что эта восприимчивость может принести ему беду, он просто держит их внутри, не давая им быть социально видимыми. Это хрупкая стратегия; человек так же уязвим и должен тратить значительную энергию на сохранение контроля над собой.

С переходом патологии в третью стадию неэффективность ума, слабое понимание, импульсивность и уязвимость создают, в конечном счёте, параноидальное состояние. Пациент чувствует себя настолько уязвимым, что начинает считать всех своими врагами.
Хрупкий механизм контроля не сработал, так что пациент неизбежно воспринимает каждого как противника, как человека, от которого он должен защищаться.
К этому времени пациент не является по-настоящему душевнобольным, но иногда чувствует, что сходит с ума, и испытывает страх безумия, особенно ночью.
На конечной стадии психической патологии мы не наблюдаем развития открытого психоза, как у многих других препаратов.
У Mercurius отсутствие силы реакции так сильно, что он не может даже генерировать состояние психоза. Вместо этого развивается имбецильность.
Кажется, будто ум размягчился, и не способен реагировать вообще. Все стимулы поглощаются, но более не осознаются.
Последовательность событий при развитии заболевания Mercurius на физическом и ментальном уровнях является одним из классических примеров развития патологии, хорошо понятого наукой гомеопатии.

Хотя Mercurius может влиять на любую систему органов, чаще всего мы видим, что его «конечной целью» являются, прежде всего, кожа и слизистые оболочки, затем позвоночный столб, и, наконец, головной мозг.
Медленное и коварное развитие болезни в этих органах наводит на мысль о возможной особой склонности Mercurius к структурам эктодермального происхождения. Как хорошо известно в биологии, эмбрион дифференцируется на три производных ткани: эктодерм, мезодерм и эндодерм. Каждая из этих тканей выполняет в зрелом организме свою функцию.
К эктодермальным структурам относятся, в частности, кожа и слизистые оболочки у поверхности тела, глаза и нервная система. Это структуры; к которым склонен Mercurius.
Слабость защитной реакции очевидна во всей физической симптоматологии Mercurius.

Как говорилось ранее, среди всех препаратов у пациентов типа Mercurius один из самых узких диапазонов переносимости жары и холода. Из-за слабости защитного механизма в системе Mercurius имеется большая неустойчивость.
Это очевидным образом проявляется во множестве физических симптомов, которыми хорошо известен Mercurius.

Mercurius известен лёгкостью потоотделения и отсутствием облегчения от него. Потоотделение — это нормальная функция, предназначенная для охлаждения тела при перегреве, а также для выделения токсичных продуктов. Однако у Mercurius малейший стимул или напряжение вызывают потоотделение из-за его сверх-чувствительности. Это избыточная реакция на минимальный стимул. Затем само потоотделение становится источником ухудшения для человека с таким узким диапазоном переносимости.

Недостаточная сила реакции является главной причиной характерного ухудшения Mercurius от подавления выделений, таких как выделения при оторее и иных заболеваниях, сопровождающихся нагноением. У Mercurius такое подавление происходит при ортодоксальном лечении очень легко. В отличие от здоровой за-
щиты, которая, в конечном счёте имеет силы для восстановления выделений в той же или иной форме, система Mercurius просто поглощает болезнетворное влияние, позволяя ему вызывать патологию на более глубоком уровне.
Имеется тенденция к хроническим нагноениям всех видов, которые могут держаться многими годами. Просто нет достаточной защитной силы, чтобы устранить инфекцию, и поэтому возникает тупик, сохраняющийся до тех пор, пока не вмешается гомеопат и не подавит инфекцию до более глубокого уровня.
У Mercurius много язв, особенно на коже и слизистых оболочках (афты). Это фагенические язвы, от которых тело не может избавиться, и поэтому позволяет им коварно распространяться на всё более широкие участки.
Когда у Mercurius возникает нагноение или изъязвление, у него недостаточно сил для борьбы с ними, и поэтому происходит прогрессирующий распад. Это лучше всего видно по разрушению дёсен. Дёсны разрушаются, что влечёт расшатывание зубов, образование пазух с гноем и появление очень отвратительного запаха.
Характерные для Mercurius отвратительные запахи появляются в результате разложения, которое неизбежно в системе, не имеющей сил реагировать.
Так же, как мы наблюдаем потоотделение из-за сверхчувствительности системы к любому бремени, мы можем также видеть аналогичный процесс, приводящий к избыточному слюнотечению у Mercurius.

Желудок разрывается почти от любого влияния, а затем даже малейшее расстройство в желудке вызывает чрезмерное слюнотечение. Слюнотечение можно наблюдать в любое время суток, но оно больше всего выражено ночью, которая является типичным временем ухудшения Mercurius. При такой низкой реактивности пациент постоянно ослабляется в течение дня всеми влияниями, пока, наконец, слабость не становится ночью наиболее очевидной: боли в костях, воспалительные симптомы, жалобы на нервную систему, страх безумия и слюнотечение ночью усиливаются.

В качестве промежуточной стадии на пути с поверхности тела к головному мозгу патология Mercurius поражает позвоночник и периферическую нервную систему, вызывая тремор, наблюдаемый особенно часто в руках. Такой тремор часто диагностируется как следствие болезни Паркинсона или артериосклероза, но в случае Mercurius его более фундаментальной причиной является слабость защиты и вытекающая из неё неустойчивость функций. Пациент обнаруживает, что не может держать в руках стакан с водой, не пролив её, если не опереться на локоть или предплечье.

Этот тремор символичен для сущности Mercurius. Недостаточная реактивность — слабость перед всеми так легко поглощаемыми системой стимулами — приводит, в конце концов, к неустойчивости нормальных функций. Так же как механизм контроля температур колеблется взад-вперёд между лёгкими крайностями
жары и холода, постоянно и неэффективно пытаясь обеспечить компенсацию, так и рука колеблется взад-вперёд в неэффективной попытке выполнить свою нормальную функцию, из-за чего и возникает тремор.
Разобравшись в сущности образа Mercurius, можно перечитать различные Materia Medica и обнаружить, что океан данных укладывается теперь в единую согласованную картину.

Просмотров: 2245 ,