ХРОНИЧЕСКИЕ МИАЗМЫ

ХРОНИЧЕСКИЕ МИАЗМЫ

Часто задают вопрос: требуются ли глубокие знания хронических миазмов, чтобы с успехом лечить те многочисленные хронические болезни, с которыми врач постоянно сталкивается в своей ежедневной врачебной практике? Давайте посмотрим, какую роль играет это знание при гомеопатическом лечении. Ганеман в § 4 «Органона» писал: «Врач должен быть также и охранителем здоровья, если ему известны при­чины, производящие и поддерживающие болезни, и если он может устранить их в обыкновенном образе жизни здорового человека». Об­ратная формулировка звучит так: тот, кто не знает причин, расстраивающих жизненную силу и поддерживающих болезни, тот не является истинным врачом и охранителем здоровья людей. Чтобы правильно лечить болезнь, мы должны знать основную причину, ее вызвавшую. Я знаю, что многие сейчас задают вопрос: разве совокупность всех сим­птомов не выражает болезнь в полной мере? Да, конечно, выражает, но важно также и знание причины, вызвавшей появление данной совокуп­ности симптомов. Если врач не знает этой причины, то он действует вслепую и в этом случае попросту не сможет проследить, как будет развиваться процесс лечения; также он не сможет правильно подобрать ле­карство, назначить правильную диету, если не знает характерных особенностей миазма, лежащего в основе болезни. Конечно же, имеющиеся метко выраженные симптомы в какой-то мере вам помогут, но вы не будете полностью уверены в положительном результате своего лечения, если не будете знать характерных особенностей основного действующего миазма, расстраивающего жизненную силу. Псорическому пациенту требуется совершенно другая диета, чем туберкулезному пациенту или же пациенту с миазмом Lues и Sycosis. Мочекислый диатез не производится туберкулезным, сифилитическим или псорическим миазмом.

Таким образом, знание основного действующего миазма в каждом отдельно взятом случае помогает нам не только в подборе необходимо­го для излечения лекарства, но и во многом другом. На основании этого знания мы устанавливаем целесообразную для пациента диету, благо­приятные для него род занятий, образ жизни, социальное поведение, сексуальное поведение, исключаем вредные привычки и регулируем действие множества других факторов. Мы не можем увидеть духовную сущность болезни, но от нас этого и не требуется. Однако, врачу необ­ходимо знать, что стоит за той или иной конкретной симптоматикой, и незнание этого является невежеством. Если вы утверждаете, что у па­циента простуда, или что он переутомился, или что причина его недо­могания — расстройство пищеварения, и будете приводить тысячу дру­гих известных, неоригинальных доводов, которые далеки от научного обоснования, вы можете следовать вашему старому, шаблонному обра­зу мышления. Именно так поступали врачи до Ганемана, именно так врачи традиционной школы поступают и сейчас.

Аллопатическая школа делает всего лишь только «первое прибли­жение», когда полагает, что микробы являются причиной чуть ли не всех патологических проявлений болезни. Гомеопатическая школа не относится таким же образом к острым миазмам. Нет! Мы очень осто­рожно и очень внимательно выявляем с большей степенью определен­ности действующее болезнетворное начало при таких заболеваниях, как скарлатина, корь, оспа и т. д. Лечение подобных заболеваний не может быть эффективным, если врач не имеет понятия о хронических миазмах.

Пока остается без внимания множество случаев проявления латент­ной формы сифилиса, туберкулеза и гонореи, до той поры будут страдать больные от наших упущений. Страдает не только качество лечения, стра­дает общество, весь народ, страдает все человечество, переживая невыра­зимые муки и боль. Наши тюрьмы и наши исправительные учреждения переполнены, а мест в психиатрических больницах требуется все больше.

«Совокупность симптомов есть наружное выражение внутренней сущности болезни», — говорится в § 7 «Органона». Что выражают собой симптомы? Сущность заболевания. А что является сущностью заболе­вания? Хронический миазм. Ясно ли вам, почему необходимо понимать причину внешних проявлений болезни и почему определенные симпто­мы являются постоянными и упорно продолжают сохраняться? В § 11 «Органона» сказано: «При наступлении болезни первоначально поража­ется эта духовная, повсюду присущая телу, самостоятельная (авто­номная) жизненная сила враждебным жизни динамическим влиянием

болезнетворного деятеля». Снова в § 12 «Органона» читаем, что «только болезненно пораженная жизненная сила производит болезни». Что подразумевает Ганеман под «враждебным жизни динамическим влия­нием болезнетворного деятеля»? Имеются в виду факторы, обусловливающие существование всех патологических проявлений болезни, под которыми Ганеман подразумевает миазмы Psora, Lues и Sycosis или же комбинацию или слияние этих трех основных болезнетворных начал. Именно посредством динамического воздействия патогенный агент со­общает организму и жизненной силе свою собственную природу, свои специфические аномальные ощущения, вибрации и вызывает самые раз-личные физиологические нарушения, которые мы называем болезнью.

Однако § 18 «Органона» гласит: «Болезнь выражается исключи­тельно совокупностью внешних признаков, т. е. симптомов». Это великая истина, и мы полностью с ней согласны. Но мы говорим сейчас не о понимании совокупности симптомов, а о правильной концепции причины, обусловливающей существование патологических проявле­ний или совокупности симптомов.

В этом случае не нарушается гомеопатический закон терапии, так как никакого излечения вне положений закона не может быть, посколь­ку любой закон постоянен, вечен и непреложен.

Однако мы твердо уверены в том, что врачу необходимо знание то­го, являются ли патологические проявления каждого отдельно взятого случая результатом действия миазма Sycosis, Lues или Tuberculin, так как совокупная симптоматика определяется симптомами действующего ми­азма. Это одна из причин, по которой специфичные и характерные сим­птомы, будучи учтены врачом при подборе лекарства, обеспечивают столь превосходные результаты лечения. Те блестящие случаи излече­ния, которые изредка осуществляются посредством одного — единственного лекарства, происходят тогда, когда в основе патологических прояв­лений лежит один-единственный миазм, но в сложных случаях, когда имеется комбинация миазмов, подобных превосходных излечений, как правило, не бывает, и именно в таких случаях столь необходимо знать эволюцию и порядок возникновения патологических проявлений.

Данная эволюция весьма четко описана Ганеманом в § 38 «Орга­нона», где сказано: «Если новая несходная болезнь сильнее предшество­вавшей, тогда прежняя болезнь будет на время приостановлена новою, пока эта новая болезнь не пройдет самопроизвольно или не будет изле­чена (устранена посредством гомеопатически подобранного лекарства), но затем прежняя болезнь появится вновь!».

Именно так действуют хронические миазмы; один, как правило, ока­зывается активным и удерживает другой миазм определенное время в латентном состоянии. Например, миазм Sycosis, обнаруживаемый в любой его форме и на любой стадии, обычно подавляет проявление других миазмов. Представьте себе случай, где выявляются выраженные симптомы миазма псевдо Psora и подавляющее большинство симптомов указывает на Calcarea carbonica. В этом случае Calcarea carbonica являлась бы основным лекарством, так как его патогенез отражает полную картину туберку­лезного диатеза, но, тем не менее, Calcarea carbonica не окажет исцеляю­щего действия, если имеются симптомы миазма Sycosis, даже если сим­птомы этого препарата превосходят другие по численности, потому что только суммарная симптоматика не отвечает требованиям гомеопатиче­ского терапевтического закона. Нет, только лекарственное средство, отра­жающее образ действующего, нарушающего равновесие и порождающего таким образом болезнь миазма отвечает требованиям закона подобия.

Когда действие первым назначенного лекарства приостанавливается или оно оказывается бесполезным для дальнейшего лечения, тогда сле­дует подбирать лекарство в соответствии с симптомами более раннего миазма, т. е. в нашем случае после того, как антисикотическое лекарст­венное средство устранило симптомы миазма Sycosis, следует подобрать препарат по оставшимся симптомам миазма псевдо Psora, и только тогда лечение будет успешно завершено. Мне неоднократно приходилось на­блюдать, как врачи с большой практикой назначали Psorinum или Sulphur для лечения острых миазмов, таких как белая оспа, импетиго, чесотка, тогда как Sepia, Rhus toxicodendron, Rumex crispus или любое другое ле­карство, в полной мере охватывающее симптоматику острого миазма, это все, что требовалось в данном случае. Действительно, эти врачи выявля­ли определенные симптомы, требующие назначения выбранных ими ле­карств, но эти лекарства, как оказывалось после их назначения, способны в значительной мере ухудшить заболевание, к величайшему разочарова­нию этих врачей, из-за возбуждения пребывающих в латентном состоя­нии хронических миазмов. Так что единственным результатом примене­ния этих лекарств было утяжеление болезни.

Мне доводилось наблюдать подобного рода назначения и при неиз­лечимых заболеваниях, таких как органические болезни сердца, туберку­лез и т. д. При подобных заболеваниях назначать глубоко действующие антимиазматические лекарства очень опасно, так как это может привести не только к утяжелению состояния, но и к летальному исходу. При на­значении обязательно нужно учитывать не только гомеопатический тера­певтический закон, но и стадию эволюции болезни и знать закономерно­сти развития хронической болезни. Нередко в случаях смешанных миаз­мов мы вынуждены сделать единственно верный выбор лекарства на ос­новании трех-пяти симптомов, игнорируя все остальные, и когда это пер­вое лекарство приведет организм в надлежащее состояние, тогда все те симптомы, которые были отброшены при выборе первого лекарства должны быть обязательно учтены, и на их основании врач-гомеопат подбирает второе лекарство. Это особенно касается тех случаев, где имело место подавление или где как следствие подавления или неправильного лечения развиваются вторичные патологические процессы.

В § 50 «Органона» говорится: «Даже сама природа не имеет в своем распоряжении других гомеопатически действующих сил, нежели миазматические болезни». Чем больше мы изучаем болезнь и чем луч­ше осваиваем применение гомеопатического терапевтического закона в клинической практике, тем чаще задействуем в лечении нозоды и пре­параты, приготовленные из патологических выделений.

Хотя наши коллеги врачи-аллопаты придерживаются примерно того же направления, тем не менее их методы приготовления этих лекарств, т. е. нозодов, являются ненаучными и, в конечном итоге, губительными для здоровья людей. Это просто применение естественных болезней, о чем говорится в § 80 «Органона». В большинстве случаев гомеопатическое лечение, когда врач-гомеопат не знает миазматики, подобно аллопатиче­скому лечению является по существу паллиативным даже при использо­вании одного лекарственного средства в одной потенции. Одна из при­чин, объясняющих подобную ситуацию, заключается в поверхностном знании хронических миазмов, определяющих характер всех патологиче­ских проявлений, с которыми приходится иметь дело врачу. Многие из врачей-гомеопатов хорошо знают, как правильно подобрать лекарствен­ное средство, однако не знают, сколько времени длится действие каждого лекарства, т. е. как долго ждать, пока его действие будет полностью ис­черпано; другими словами, эти врачи-гомеопаты не понимают, каким образом происходит обратное развитие хронического заболевания, будь то миазм Lues, Psora или Sycosis. Им необходимо тщательно изучить вто­ричные и третичные проявления миазмов и симптомы, появляющиеся на каждой новой стадии развития хронической болезни, так как если врач-гомеопат поверхностно знает вторичные и третичные проявления миаз­ма, то он находится в полной неопределенности и растерянности, когда эти проявления оказываются подавленными или замаскированными вследствие подавляющего или паллиативного лечения.

Ганеман выделяет всего два класса болезней, и под этими двумя главными типами он классифицирует все патологические формы и со­стояния. «Первые, — пишет он, — это скоротечные процессы в жиз­ненной силе, отклоненной от ее нормального (естественного) состоя­ния, которые имеют определенную продолжительность, более или ме­нее кратковременную. Таковые болезни называются острыми». «Вто­рые, — продолжает Ганеман, — менее отчетливы и определенны и за­частую незаметно овладевают организмом. Эти болезни развиваются очень медленно, и сила, известная как жизненная сила, не способна противостоять им. Она не может устранить их своей собственной энергией. И со временем эти недуги все более усиливаются и разрас­таются, наконец совершенно разрушая организм. Эти болезни извест­ны как хронические и обусловлены действием хронического миазма».

Из § 72 мы ясно видим, что Ганеман достаточно глубоко изучил хронические миазмы, а также понимаем, что он хотел, чтобы его после­дователи обязательно ознакомились с этими знаниями, и именно с этой целью был написан первый том «Хронических заболеваний», полностью посвященный изучению хронических миазмов Psora, Lues и Sycosis.

Имеются все основания полагать, что после двенадцати безмолв­ных лет исследований (о чем мы узнаем из первого тома «Хронических заболеваний», ибо Ганеман не оповещал мир о своих исследованиях в продолжение всех этих лет) он весьма основательно изучил хрониче­ские миазмы: шестьдесят четыре исписанные убористым почерком страницы первого тома «Хронических заболеваний» доказывают это. На этих страницах Ганеман подробно, во всех деталях, разбирает тему хронических болезней и иллюстрирует предмет изучения многими слу­чаями из врачебной практики, ссылаясь на них в качестве доказательст­ва. Не так давно один известный врач-гомеопат сказал мне: «Ганеман написал «Органон» не раньше, чем написал «Хронические заболевания»». Да, и насытил «Органон», так же как и прекрасное вступление к этой ценной и незаменимой книге, полностью ее (т. е. «Хронических заболе­ваний») содержанием. Помимо этого, люди, подобные Чарльзу Дж. Гемпелю, которые переводили «Хронические заболевания» и писали преди­словие к ней, верили и следовали наставлениям, изложенным в этой книге, и один из самых выдающихся представителей гомеопатической науки, Константин Геринг, также написал предисловие к первому тому.

В этом труде Ганеман не только раскрывает характер и сущность хро­нических миазмов Lues, Psora и Sycosis, но и описывает эволюцию их дей­ствия на внутренние органы и закон природы, который управляет этой дея­тельностью, даже о том, что управляет жизненной силой в законе лечения. Рассуждая о миазме Psora, он сообщает, что это источник хронических недугов и прародительница бессчетного количества болезней, перечислен­ных в работах ученых-медиков по патологии: это носовое кровотечение, варикоз вен, геморрой, кровавая рвота, гиперменорея, ночные поты, запор и великое множество других заболеваний, обозначаемых разными нозоло­гическими терминами. Кроме того, он пишет об итогах, гибельных для всего человеческого сообщества на протяжении эпох мора и эпидемий, прародителями которых являлись эти миазмы; о миллионах людей, чья жизнь угасла, подобно пламени свечи, погашенному дуновением ветра.

Картина, так драматически нарисованная на первых 30-40 страницах первого тома «Хронических заболеваний», ужасна, и Ганеман подразумевал, что это урок для каждого врача, который должен быть твердо выучен. Он считал, что врачам необходимо ознакомиться с предлагаемой им этиологией болезни, которая на самом деле является единственно верной причиной появления всевозможных патологических состояний, заслуживающей внимания и изучения. Эта этиология подводит болезнь в целом под греховный процесс, под нарушение Божьего закона, за что «расплатой явится смерть». Ганеман на многих страницах описывает различные случаи подавления хронических и острых миазмов, приводя­щие к ужасным последствиям и гибельным результатам. В 97 клинических случаях, представленных нашему вниманию, Ганеман дает нагляд­ную картину подавлений хронических миазмов со всеми их фатальными исходами, смертельно опасными процессами и злокачественным развитием. Он указал на эти результаты как на следствия ненаучного лечения, которое в каждом отдельно взятом случае являлось негомеопатическим.

И вновь Ганеман, говоря о недостаточных изучении и внимании, уделяемом хроническим миазмам, на 50-й странице первого издания «Хронических заболеваний» пишет, что «…обстоятельства, относя­щиеся к причине хронических болезней, заслуживают гораздо большего внимания, поскольку врачи общепринятой медицинской школы, особен­но современные, из-за явной своей слепоты упустили их из виду, не­смотря на то, что эти обстоятельства были очевидной причиной всех хронических болезней». На той же странице Ганеман определяет три правила, которым мы должны следовать при изучении трех хрониче­ских миазмов. Во-первых, знать время, когда произошло заражение; во-вторых, знать время, когда организм полностью был поражен миазма­тической инфекцией; и в-третьих, уметь распознавать внешние проявления, которыми Природа указывает на завершение развития миазмати­ческой болезни внутри организма.

Из этих строк мы узнаем, что нам следует изучить все проявления этих хронических миазмов как на начальной стадии развития, в период инвазии, так и в период, когда на коже появляются вторичные призна­ки, указывающие на вторичную стадию развития миазма.

Третий период — это когда силы организма облегчают внутренний стресс и устанавливается относительное равновесие в жизненной силе. Этот процесс часто осуществляется и в ходе лечения пациента при назначении гомеопатического лекарственного средства. Все вы видели, как Sulphur, или Psorinum, или, возможно, какое-либо другое лекарство вызывает данные вторичные проявления в виде кожных сыпей или по­средством возобновления выделения или восстановления какого-либо прежнего заболевания; часто в этом случае психическая симптоматика облегчается, а физическая — обостряется или наоборот. Главное, что Ганеман выявил весьма четко в связи с этим, заключается в том, что миазматическое заражение всего организма завершается прежде, чем данные высыпания появятся на поверхности кожи.

Это касается всех миазмов, так как для всех миазмов характерно появление кожных высыпаний только на вторичной и третичной стади­ях развития. В случае миазма Psora появляются папулы, в случае миазма Lues — полиморфные патологические изменения, а при миазме Syco­sis — все множество бородавок, наростов, родимых пятен и угрей, о которых уже говорилось в данной работе.

«Одинаково, — пишет Ганеман, — и для хронических миазмов, и для острых: после того, как внутренняя болезнь сформирована, на те­ле появляются кожные сыпи». В патологии закономерностью является то, что, тогда как острое заболевание проходит свою эволюцию в тече­ние нескольких дней или недель, хроническое часто требует нескольких лет. Нередко мы не замечаем миазма Lues в продолжение многих лет, как вдруг, к нашему удивлению, совершенно неожиданно он вновь по­является в виде кожной сыпи или в виде какого-нибудь патологическо­го изъязвления. Острые миазмы быстро исчезают, последовательно из­меняясь, часто с высокой температурой, а организм избавляется от них быстро и навсегда, но в случае хронических миазмов дело обстоит со­вершенно иначе: они медленно, с паузами и остановками, постоянно эволюционируют, всегда присутствуя внутри. Пребывая в латентном состоянии годами, они могут заявить о себе на любой стадии развития кожными проявлениями, освобождающими организм от значительного внутреннего страдания.

Жизненное начало не способно самостоятельно освободиться от хронических миазмов, поскольку они не локализованы в организме как острые миазмы. Эта мысль великолепно пояснена Ганеманом на 54-й странице первого тома «Хронических заболеваний». Говоря о миазме Lues, он пишет: «Не раньше, чем внутренняя болезнь будет полностью сформирована, Природа попытается облегчить или успокоить внут­реннее страдание путем формирования в месте проникновения инфек­ции локального симптома, являющегося заместителем внутренней бо­лезни». Контагиозность болезни появляется вместе с этим проявлением, а передача инфекции происходит через локальные проявления, которые не появлялись до тех пор, пока весь организм не был полностью пропи­тан миазматическим ядом. «Только компенсаторная язва (шанкр) обла­дает способностью передавать другим лицам тот же самый миазм, представляющий собой внутреннюю болезнь». У всех хронических ми­азмов — Psora, Lues и Sycosis — приблизительно в одинаковый период времени развивается первичная стадия — примерно от десяти до сем­надцати дней. «Psora, — говорит Ганеман, — занимает от десяти до четырнадцати дней; болезнь в случае всех трех миазмов проявляется в месте проникновения инфекции, а затем развивает свои вторичные и третичные процессы».

Миазм Psora образует зудящие везикулы или зудящие папулы, ми­азм Lues — вирулентные открытые язвы, а миазм Sycosis — специфиче­ские катаральные выделения. Действие всех этих миазмов вызывает не­значительное повышение температуры, а признаки и симптомы проявля­ются непосредственно перед началом вторичной стадии. Во всех случаях наблюдаются недомогание, функциональные расстройства как проявления действия специфического заразного начала, следующие за инфицировани­ем и слегка опережающие появление вторичных симптомов хронической болезни. При острых заболеваниях, таких как скарлатина и корь, врачи-гомеопаты, как правило, выбирают лекарство на основании всей совокупности симптомов, охватывающей болезнь, и почему бы не относиться подобным же образом к хроническим миазмам и поступать так же? В § 258 «Органона» при обсуждении этой стороны вопроса говорится сле­дующее: «Следует быть осторожными и не поддерживать предубеж­дения против тех лекарств, от которых мы могли испытать затрудне­ние в том или ином случае, ибо здесь вина врача — он неверно выбрал лекарство; и всегда следует помнить истину, что из всех известных лекарств только одно заслуживает нашего предпочтения, а именно то, чьи симптомы ближе всего соответствуют симптомам болезни».

Эта болезнь, согласно моему опыту, обнаруживала себя каждый раз в качестве активного миазма, а активный миазм оказывался чаще всего Sycosis, и правильный выбор лекарственного средства во многих случаях основывался на симптоматике миазма Sycosis. В подобном слу­чае любой врач всегда сумеет также обнаружить симптомы миазма Psora или, допустим, миазма псевдо Psora, которые неграмотному вра­чу-гомеопату, не изучавшему науку миазматику, покажутся наиболее ценными для выбора препарата. Смею утверждать, что именно здесь чаще всего заключается ошибка, объясняющая, почему неверно опре­деляется similium. Таким образом, знание активно действующего миаз­ма, лежащего в основе наблюдаемого патологического состояния, по­могает в классификации гомеопатических лекарств, будь то лекарства антипсорные, антисифилитические или антисикотические. В этом слу­чае выбор второго лекарства наверняка охватит ту группу симптомов, которую охватило ошибочно первоначально выбранное лекарство. Та­ким образом, мы делаем заключение, что выбор первого лекарства дол­жен быть основан на симптомах действующего миазма, а выбор второго лекарственного средства должен охватить симптомы миазма, пребы­вавшего в латентном состоянии, но теперь разбуженного и приведенно­го в действие активным миазмом, который и определил выбор первого лекарства.

Рассмотрим следующий пример: допустим, мы выбрали для лече­ния скарлатины Belladonna, патогенез которой охватывает выходящую на первый план, ярко выраженную совокупную симптоматику. За этим острым миазмом (скарлатиной) скрывается туберкулезный элемент (псевдо Psora), пребывающий в латентном состоянии, который очень сильно растревожен этим действующим острым миазмом. Вскоре мы замечаем, что симптоматика Belladonna исчезает, а симптомы пребы­вающего до этого в латентном состоянии миазма выступают на первый план, активизируются со всей силой, производя, например, абсцесс среднего уха, требующий для лечения таких препаратов, как Hepar sul­phur, Mercurius solubilis или Arsenicum album. Закономерности при ле­чении острых миазмов такие же, как и при лечении миазмов хрониче­ских. Различие состоит в следующем: при скарлатине мы легко разбе­ремся в ситуации, поскольку патологические проявления очевидны, а симптомы выражены отчетливо, но при слиянии хронических миазмов симптомы выражены нечетко и данная особенность требует вниматель­нейшего исследования и пристального наблюдения для того, чтобы распознать на вторичной или третичной стадиях хронических миазмов, какой действующий миазм лежит в основе данной болезни, как указано в § 258 «Органона».

Пока я четко не понял, что грипп является сикотическим заболева­нием, я часто испытывал трудности при выборе лечебного средства, которое бы полностью уничтожило болезнь, и мне нередко приходи­лось назначать второе и даже третье лекарство. А теперь, зная, какой миазм скрывается за этой болезнью, я редко затрудняюсь в выборе ле­карственного средства. Исследуя данную болезнь, вы в более чем 90 % случаев обнаружите, что ее эпидемическая сущность проявляется ис­ключительно симптомами миазма Sycosis. Мы подбираем нозоды, ис­пользующиеся при гомеопатическом лечении именно таким образом и исходя именно из этого знания. Тем не менее я наблюдал случай, когда Psorinum был назначен при острой сикотической сыпи (которой в точ­ности соответствовала Sepia) исключительно на основании симптома зуда. Эпидемическая сущность — это еще одно подтверждение данной истины. Эпидемическая сущность — это лекарство, которое охватывает всю совокупную симптоматику эпидемической болезни, хотя не все симптомы этой болезни могут выявляться у каждого отдельно взятого пациента. Таким образом, это верно в отношении всех других случаев. Болезнетворные силы, взаимодействуя с силами жизненного начала, производят компенсаторный очаг, который обнаруживается группой симптомов, представляющих полное подобие существующей болезни, состоящей в каждом случае из проявлений деятельности миазма. Если вы этого не обнаруживаете, то ваше лечение паллиативно и не соответ­ствует гомеопатическому закону.

Разумеется, вы можете сказать: «Но ведь так трудно разобраться в этих вещах. Каким образом мы можем распознать симптоматику Действующего миазма?». На это ответ такой: «Таким же образом, как вы исследуете патогенезы лекарств, потому что патогенезы лекарств отображают специфику действующего миазма» Сифилитическая гумма отображает специфическое расстройство жизненной силы сифило-псорической природы; Rhus toxicodendron даст нам четкое представ­ление о сикотическом ревматизме; Benzoicum acidum — о подагре мо­чевого пузыря и подагрическом состоянии организма н целом; Rheum и Chamomilla — о сикотической диарее; Gelsemium об остром грип­позном заболевании; Rhus toxicodendron и Sepia о сикотической сыпи и т. д. через весь перечень гомеопатических лекарственных средств.

Я сейчас вспоминаю несколько случаев заболевания белой оспой. Пациенты — старый, опытный врач-гомеопат и все его семейство. Их тела покрыты сыпью, на них страшно взглянуть, так как эта семья забо­лела еще пять месяцев назад. Этот врач испробовал, по его словам, все антипсорные лекарства — все тщетно. Я ему сказал: Это не псорическая болезнь, это армейская чесотка, чисто сикотическое заболевание. То, что вам нужно — это антисикотическое лекарство». Этим лекар­ством оказалась Sepia в потенции 1т, которая устранила все симптомы болезни за 8 дней: по истечении первых суток наблюдалось значитель­ное улучшение, а на 5-й день уже не обнаруживалось ни одного серьез­ного симптома. Были использованы всего лишь четыре-пять доз, и даже меньшего их количества, думаю, было бы достаточно. «Как же так произошло?» — спросите вы. Виной всему отсутствие знания болезне­творного начала, лежащего в основе заболевания, вследствие чего Sepia была упущена из виду.

Наверняка утверждение, которое встречается в большинстве работ по теме хронических миазмов, опубликованных за все последние годы, о том, что все симптомы, не относящиеся к миазму Lues, относятся к миазму Psora, очень навредило делу гомеопатии. «Однако, — возразите вы, — Ганеман учил именно этому и сделал данное утверждение исти­ной». Да, в то время это было верно, но с тех пор прошло целое столе­тие, и положение вещей изменилось. Этот новый элемент — миазм Sycosis — распространился и размножился в десятки тысяч раз с того времени. Он был не столь распространен во времена Ганемана и, как правило, не особенно серьезно принимался во внимание, как мы видим на стр. 102 первого тома «Хронических заболеваний». Все же Ганеман кратко, в сжатой форме, описывает миазм Sycosis на трех страницах, посвященных данной теме. На стр. 113 он говорит об излечении данной формы заболевания посредством Nitricum acidum (имея в виду форму заболевания, сопровождающуюся наростами и кондиломами, которая, как мы теперь понимаем, происходит из смешанного миазма, т. е. из объединенных миазмов Lues и Sycosis, клиника которого весьма часто соответствует Cinnabaris, а также Nitricum acidum).

Другая форма заболевания — та, при которой подобные наросты отсутствуют, но выявляются обычные сикотические бородавки (verruca vulgaris), а также бородавки на ножке. При этой форме все имеющиеся симптомы охватывались патогенезом такого лекарства, как Thuja, и здесь, как уже отмечалось, Ганеман указывает порядок лечения или по­рядок подбора лекарства. Он пишет: «Если аллопатическое лечение растревожило Psora или Lues, которые, возможно, присутствовали в организме в скрытой форме, настолько, что они теперь стали явно выраженными и активными, тогда порядок лечения обратный, и в пер­вую очередь мы устраняем псорический миазм посредством определен­ного позднее противопсорного лекарства, а затем используем лекарст­во, соответствующее Sycosis». Следуете ли Вы в своей обычной прак­тике этим принципам при подборе лекарств или же продолжаете упорно воевать с миазмом Sycosis и таким образом терпите поражение, так как Вам не удается излечить Ваших больных? Вы проявляете слабость именно там, где вы должны проявить силу; более того, многие из вас готовы возражать любому, кто привлекает ваше внимание к этой важ­ной истине, провозглашенной Учителем.

Я не провозглашаю новую истину и не претендую на это, так как я всего лишь «глас вопиющего в пустыне»: идите прямым путем, следуя в точности наставлениям Ганемана, так как, если вы нарушаете фундамен­тальный закон Природы, лежащий в основе гомеопатии, вы навлекаете на нашу терапевтическую школу плохую славу и таким образом вредите сущности Гомеопатии. Влияние хронических миазмов на эндемические и эпидемические болезни хорошо известно тем, кто знаком с принципами, управляющими Гомеопатией (здесь я, безусловно, имею в виду Гомеопа­тию Ганемана, поскольку в мире существуют терапевтические системы, также именуемые гомеопатическими, последователи которых не придер­живаются принципов лечения, сформулированных Ганеманом, и поэтому дискредитируют и доставляют значительный ущерб делу Ганемана).

«Сей удивительно упорный характер эпидемических болезней, — пишет Ганеман, — происходит из-за некоего псорического миазма». Но сегодня мы знаем, что в этом повинен не только один миазм Psora, по­скольку миазм Sycosis, о чем упоминалось много раз, часто играет при этих болезнях не меньшую роль, чем миазм Psora, и поэтому увеличи­вается количество случаев рака и злокачественных болезней. Извест­ный английский писатель-медик говорит: «Рак по темпу своего развития за пару сотен лет уничтожит человеческую жизнь на острове1 полностью» (1 Имеется в виду остров Великобритания. — Прим. перев.).

Злокачественных состояний наблюдается все больше, так как болезни умножаются и утяжеляются благодаря миазматическим влияниям и применению подавляющих методов лечения. Здесь я мог бы сказать, что в Англии онкологические заболевания распространены не больше, чем в других странах, просто в этой стране данный факт осве­щен более полно. Однако мы знаем, что болезни размножаются на Земле, мы знаем, что они трудноизлечимы, более стойки и упорны в их связи с жизненным началом: Земля полна греха, полна болезни, страдания, смерти и упадка человеческой расы, она является настоящим «домом мора и госпиталем чумы».

Время от времени появляются всевозможные ошибочные теории лечения, а также ошибочные учения относительно природы болезни и природы жизни. Многие из этих неправильных методов лечения вошли в клиническую практику за последние десять лет, и имя им — легион, большинство из них подавляющие по своей сути и паллиативные по своему воздействию на болезнь; поэтому применение этих терапевтиче­ских методов только утяжеляет болезнь, возбуждая хронический миазм, действие которого на организм, безусловно, становится более злокаче­ственным, и, как следствие, утяжеляются внешние проявления и пато­логические процессы. Кроме того, если продолжить тему изучения воз­действия острых эпидемических болезней, подобных гриппу, на хрони­ческие миазмы, пребывающие в латентном состоянии, то обнаружива­ется, что, как только острое заболевание проходит, а часто до того, как оно покинет организм, «проснувшийся» хронический миазм потребует специального лечения. «Причем даже в том случае, — как пишет Га­неман, — если против острых миазмов будут задействованы наши лучшие лекарства». Практически во всех случаях после исчезновения острой эпидемической болезни требуется назначение того или иного глубоко действующего антипсорического или антисикотического ле­карства, чтобы полностью восстановить здоровье больного. В этой так­тике ведения клинического случая заключается секрет успешного лече­ния эпидемического заболевания. То же самое можно сказать и о тех острых заболеваниях, которые являются промежуточными и названы Ганеманом «morbi intercurrentes». Никакое острое заболевание (исклю­чая контагиозные и инфекционные) не возникает без усилий со стороны жизненной силы, без ее попытки выбросить продукты внутренней бо­лезни или внутренней деятельности хронического миазма наружу. Ко­гда жизненному началу не удается это сделать, болезнь сосредоточива­ется на каком-либо внутреннем органе, и мы наблюдаем пневмонию, бронхит или какое-либо другое глубоко укоренившееся патологическое состояние.

Далеко не все гомеопатические лекарства воздействуют на перво­причину, т. е. хронический миазм, поэтому Ганеман назвал лекарства, которые обладают такой способностью, соответственно, антипсорными, антисифилитическими и антисикотическими. В § 251 «Органона» он прямо говорит об этом, а в § 252 использует термин «противопсорный», заключая его в скобки: «Если (противопсорное) лекарство, назначенное в надлежащей дозе, не дает поправки здоровья, это служит верным признаком того, что причина, поддерживающая болезнь, еще остает­ся в своей силе, и образ жизни больного или его окружающих представ­ляет какое-либо условие, которое необходимо должно быть устране­но, если хотят достигнуть прочного выздоровления». В классификации наших лекарств выделяются лекарства, действующие поверхностно, т. е. не затрагивающие хронический миазм, а также лекарства глубоко дей­ствующие, т. е. действующие непосредственно на хронический миазм; первые являются паллиативными средствами, вторые же — излечи­вающими. И те и другие необходимы при лечении больного, правда, лекарствами первой группы врачи слишком злоупотребляют.

При использовании лекарств первой группы их можно назначать повторяющимися дозами, получая хорошие результаты, а при назначе­нии препаратов второй группы частое повторение лекарства оказывает­ся губительным для здоровья пациента и нередко портит все предыду­щее лечение. Кроме того, Ганеман говорит в § 249 «Органона»: «Если какое-либо лекарство при развитии своего действия вызывает новый, не свойственный лечимой болезни, и даже тягостный симптом, то оно не способно для излечения болезни, неудачно выбрано». В этом заключа­ется один из секретов успешного лечения. Когда врач плохо знает при­роду и динамику развития (прогрессирующую и эволюционную) каж­дого из хронических миазмов, тогда он не способен отличить симпто­мы, принадлежащие лекарству, от симптомов, относящихся к миазма­тическим процессам или проявляющимся благодаря лечебному дейст­вию правильно подобранного лекарства; и, безусловно, он не может отличить ухудшение, вызванное действием правильно подобранного лекарственного средства, от ухудшения, свидетельствующего о том, что препарат выбран неверно и начинает формироваться лекарственная бо­лезнь. Таким образом, неграмотный врач запутывается в появившихся симптомах и не в состоянии разобраться в них.

Если, однако, врачу известны паузы и особенности эволюции миаз­матических болезней, которые являются динамическими процессами, тогда он будет точно знать, как изменятся симптомы после приема пра­вильно подобранного лекарства, а также будет точно знать, когда болезнь будет полностью уничтожена и удалена из организма. Именно то, что врач понимает причину болезни и знает, к каким последствиям приведет развитие этой болезни, дает ему понимание того, насколько важна необ­ходимость полного излечения хронической болезни. Если, к примеру, врач видит только ограниченный локальный воспалительный процесс при острой гонорее, то сразу же попытается его уничтожить при помощи местного лечения. Но если в этом ограниченном локальном проявлении он видит начало серьезной миазматической болезни с длительной исто­рией развития патологических процессов, видит начало гибели жизни, возможность тюремного заключения, а также пособника проклятья душ, тогда он будет лечить это воспаление исходя из его миазматической ос­новы. Таким образом, существует разный взгляд на одну и ту же пробле­му: один видит ограниченный патологический процесс, который он тщетно надеется погасить при помощи своего химического «огнетушите­ля», считая его локальным заболеванием, которое будет уничтожено в его остром проявлении, как только будут уничтожены бациллы. Другой, обла­дая знанием сущности и причины происхождения болезни и знанием ми­азматической основы болезней, видит длительный и бесконечный процесс, нарушающий нормальные процессы жизнедеятельности, и знает, как уст­ранить венерическую язву или гонорейные выделения посредством естественного лечения, основанного на фундаментальном законе приро­ды, с которым он сотрудничает и является союзником в деле истины.

«Поразительные, необычные, экстраординарные и специфичные симптомы», о которых говорит Ганеман, всегда являются симптомами, указывающими на миазм, лежащий в основе данного заболевания; от­сюда и удивительные лечебные результаты после назначения лекарств, подобранных на основании таких симптомов, так как эти лекарства спо­собны действовать достаточно глубоко, чтобы уничтожить болезнь или, правильнее сказать, разрушить ее миазматическую связь с жизненным началом. Один из переводчиков «Органона», говоря о так называемом гомеопате, который назначает гомеопатические лекарства, не зная зако­на, управляющего их действием, пишет: «Однако как же этот кро­потливый и трудный процесс, с помощью которого может быть осу­ществлено наилучшее лечение болезни, понравится тем господам, ко­торые, для видимости награждая себя почетным званием гомеопата, якобы со знанием дела предписывают выбранные методом «тыка» лекарства в гомеопатической форме».

Если же назначенное наугад лекарство не вызывает немедленного облегчения болезни, то причину неудачи эти лжегомеопаты объясняют как угодно, но только не собственным поверхностным знанием тера­певтического закона, а также незнанием причины, порождающей болезнь и производящей патологические состояния.

И целом, суммируя все вышесказанное, можно сказать следующее: лекарственное средство, обладающее способностью произвести искус­ственную болезнь, подобную болезни естественной, всегда ослабит или уничтожит эту естественную болезнь, но для того, чтобы найти сим­птомы, которые сделают возможным выбор такого лекарства, необхо­димо научным методом изучить явления, составляющие и поддержи­вающие естественную болезнь. Мы не говорим, что без этого невоз­можно обойтись, но мы заявляем, что тогда это не научная гомеопатия, не та Гомеопатия, которую Ганеман старается по капле влить в своих учеников с каждой страницы своих трудов. Псевдогомеопатов доста­точно легко выявить, так как они утверждают, что невозможно точно спрогнозировать изменение симптомов в процессе лечения, т. е. невоз­можно разобраться, имеют ли эти новые симптомы лекарственное про­исхождение, т. к. назначение неправильно выбранного лекарства поро­дило лекарственную болезнь, или же симптомы проявляются в резуль­тате обратного развития миазма, пребывавшего до начала лечения в латентном состоянии, протекавшего по тем правилам, которые опреде­лил Ганеман. «Врачу нет нужды беспокоиться, выписывая антипсорическое лекарство, если обычные симптомы этой болезни (Psora) вос­производятся с большей интенсивностью, чем они обычно проявляют себя». Этой части терапевтического закона не уделяется достаточное внимание, а ведь это насущно необходимо, это очень важно, чтобы полностью понять закон подобия, так как незнание симптомов возобно­вившегося миазматического процесса нередко приводит к гибельному провалу нашего лечения. Более того, это означает изменение всех фи­зиологических процессов очищения, которые осуществляются в резуль­тате целебного действия удачно выбранного антимиазматического ле­карственного средства. Именно это «воспроизведение симптомов в по­рядке, обратном их появлению», что Ганеман и называл действием ле­чебного средства, обеспечивает чудесный процесс излечения. Это по­следовательное воспроизведение симптомов является результатом дей­ствия фундаментального закона природы в его стремлении нормализо­вать все измененные в результате болезни физиологические процессы.

Мы не должны подбирать гомеопатическое лекарство только основы­ваясь на термине Psora, Sycosis или Lues. Нет! Выбор лекарства должен быть основан на совокупной симптоматике потревоженного и приведен­ного в действие миазма, и эта симптоматика должна быть осознанно ис­следована в первую очередь. По приведенным причинам, а также по ог­ромному количеству других причин у нас нет ни времени, ни места пере­числять все лекарства в этой статье. Ганеман классифицировал свои антипсорные лекарства, и, исходя из этой классификации, он выбирал по­добное лекарство, но его классификация антисикотических лекарств была недостаточной, ограничиваясь, по существу Thuja. Это объясняется, безусловно, недостаточными патогенетическими испытаниями лекарств.

Сегодня мы располагаем почти таким же множеством антисикоти­ческих лекарств, как и лекарств антипсорных, а также достаточно хо­рошо осознаем тот факт, что имеются глубоко действующие лекарства (я мог бы упомянуть мышьяк), охватывающие симптомы всех миазмов, настолько глубоко они действуют на жизненное начало. Основательное знание этих хронических миазмов позволяет понять регрессивное и прогрессивное развитие болезни, а также помогает при выборе необхо­димого для излечения лекарства посредством правильной классифика­ции антимиазматических лекарств. Таким образом, это знание помогает нам в клинической практике наблюдать, процесс развития болезни и помогает понять, каких симптомов и в какой последовательности сле­дует ожидать при обратном развитии любою миазма, вплоть до момен­та, когда этот миазм будет полностью уничтожен и будет устранена его связь с жизненным началом. Кроме того, знание миазматики дает воз­можность не руководствоваться при выборе подобного лекарства сим­птомами, свидетельствующими о пребывающем в латентном состоянии миазме, и выбрать лекарство на основании симптомов действующего миазма, который, будучи устранен, может позволить другим симптомам выйти на первый план так, что они могут быть охвачены вторым вы­бранным лекарством. Например, доза Sulphur, назначенная туберкулез­ному пациенту и подобранная на основании четко выраженных много­численных симптомов Sulphur, настолько растревожила туберкулезный элемент в ряде моих случаев, что потребовалось много месяцев для ис­правления вреда, причиненного пациенту.

Нам необходимо также изучить вопрос подавления хронических ми­азмов и знать те органы или жизненные центры, на которых сосредото­чивается патогенное действие каждого из миазмов. Например, миазм Lues действует на менингеальные оболочки головного мозга и на сам го­ловной мозг, гортань, горло, глаза, кости и надкостницу. В одном случае заболевания сифилисом мужчины и его жены я наблюдал паралич, на­ступивший через два месяца после того, как первое проявление вторич­ного сифилиса, розеола на лбу, было подавлено применением ртутной мази. Миазм Psora при подавлении устремляет свой патогенный потен­циал преимущественно на нервную систему или нервные центры, произ­водя достаточно серьезные неврологические и психические симптомы, но, безусловно, эти симптомы ослабевают, когда на коже появляются высыпания. Миазм Sycosis поражает внутренние органы, особенно поло­вые органы и органы малого таза, проявляясь наиболее тяжелыми специ­фическими воспалительными состояниями, производя гипертрофии, абс­цессы, кистозную дегенерацию, кисты слизистых поверхностей и т. д. Действие миазма Sycosis на головной мозг порождает головные боли, серьез­ные формы острого психоза, безумие, нравственную деградацию и т. д.

Все эти характерные особенности действия на организм хрониче­ских миазмов должны быть хорошо известны верным хранителям здо­ровья, т. е. истинным врачам-гомеопатам. По мере изучения хрониче­ских миазмов мы замечаем, что они представлены нам во множестве форм и видов, в самых различных нюансах, столь же многообразных и изменчивых, как облака на небесах, столь же колеблющихся и неустой­чивых, как взлеты и падения барометра в зимнюю пору, — сейчас про­грессивное развитие, затем регрессивное. Таким образом осуществляет­ся непрерывная борьба между хроническими миазмами и жизненной силой. На лицо любого больного, находящегося перед нами, мы смот­рим как на физиологическое зеркало, верно отражающее присутствие хронических миазмов, степень их разрушающего действия внутри ор­ганизма, неизгладимую печать их присутствия, глубоко отраженную и запечатленную внутренней жизненной силой, словно заклятье. Именно на лице врач ищет признаки здоровья или болезни и видит бледность при изнеможении, приливы жара, нездоровый чахоточный румянец, признаки упадка духа, душевного подъема и нравственного падения в виде псорических папул, сифилитической розеолы или сикотических пятен. Лицо бледное с красными пятнами, мертвенно-бледное, синюш­ного цвета, серое, пигментированное, землистого цвета, желтое, нечис­тое, бескровное, осунувшееся, анемичное — оно может выражать самые различные нюансы и обладать самыми различными оттенками, которые способен понять опытный глаз; все отражается на лице. Кроме того, признаки миазматической болезни всегда обнаруживаются в опреде­ленных, хорошо известных врачам-гомеопатам, частях организма, о которых так много написано в учебниках по патологии, и, наконец, мы видим их в психической, духовной, в нравственной сфере, в морали и поступках человека и в его повседневном образе жизни.

Мы подробно описали три хронических миазма — Psora, Lues и Sycosis — и их симптоматику как отдельных миазмов, но совсем немного было сказано о смешанных миазмах, исключая написанное в 1-м томе данной работы. Здесь я не имею возможности углубиться в данный ас­пект темы, но надеюсь сделать это позднее. После того как будет написан III-й том «Хронических миазмов», «Lues», я намереваюсь написать труд на тему смешанных миазмов, из которых лишь миазм псевдоPsora так полно представлен в 1-м томе. Д-р Геринг в своем введении к «Органо­ну», переведенном Чарльзом Дж. Гемпелем, пишет: «Ганеман различает венерические миазмы, такие как Lues и Sycosis, а также разделяет ми­азмы Psora и псевдоPsora. Традиционная медицина в целом признает тот факт, что третичный сифилис не является истинным сифилисом, и мы знаем, что он таковым не является, поскольку нередко для его излечения нам приходится обращаться к антипсорным лекарствам».

Я не могу дальше развивать эту тему и просто хочу привлечь ваше внимание к данному факту, поскольку именно сочетания хронических миазмов с миазмом Psora значительно осложняют врачебную практику. Именно такие комбинации, известные как смешанные миазмы, порож­дают все злокачественные заболевания, такие как рак, волчанка, свище­вые абсцессы, фистулы, туберкулезные инфильтрации, новообразова­ния и изменения, и все неисчислимые формы злокачественных процес­сов. Например, специфическое для миазма Sycosis вторичное воспале­ние возникает только тогда, когда миазмы Psora или псевдоPsora пол­ностью сливаются с миазмом Sycosis на его вторичной стадии развития. Кроме того, этим же слиянием объясняется появление наблюдаемых на третичной стадии развития миазма Sycosis фиброзных изменений в поч­ках, печени и т. д. То же самое можно сказать о злокачественных тубер­кулезных изменениях в случае рака и волчанки. Причиной образования кондилом является смешанный венерический миазм Lues-Sycosis, одна­ко данная тема столь обширна и охватывает такое огромное множество патологий, что мы не можем здесь углубиться в нее.

При выборе лекарства ни в коем случае не следует упускать из внимания психические симптомы, появляющиеся в результате деятель­ности миазмов, поскольку психические симптомы всегда должны пре­обладать над физическими. Каждый из хронических миазмов специфи­чески действует на психику, что проявляется определенной психиче­ской симптоматикой, каждая из которых упоминалась в данной работе. Ганеман говорил, что наблюдению психических и нравственных сим­птомов в ходе лечения необходимо уделять огромное внимание. «Об уровне гомеопатического соответствия, существующего между ле­карством и болезнью, мы должны судить по улучшению, наблюдаемо­му в духовной сфере» (Геринг).

Также обязательно следует обращать внимание на закономерности смены психических и физических симптомов при лечении болезни, т. е. когда физические симптомы уменьшаются, психические усиливаются, и наоборот. Как часто душевное состояние улучшается при появлении внешних патологических процессов: безумие исчезает с появлением наружной язвы, или кожной сыпи, или же вагинальных выделений. Действие этого закона мы наблюдаем и в физической сфере, например, при носовом кровотечении часто облегчается головная боль, при появ­лении сыпи — боли, обильные ночные поты, что указывает на то, что болезнь, сосредоточенная внутри, не покинула своего потаенного места. Миазматическая симптоматика, тем не менее, охватывает все, что необ­ходимо для определения simillium, полностью излечивающего болезнь.

Позвольте мне еще раз процитировать Ганемана и простите меня, если я утомляю вас этими цитатами. Рассуждая об истинной этиологии болезни после открытия миазма Psora, Ганеман пишет: «Это показало мне. что врач-гомеопат не должен лечить болезни подобного рода как самостоятельные и окончательно сформировавшиеся недуги; не дол­жен также он ожидать такого надежного излечения этих болезней, которое предотвратило бы их повторное появление в организме либо в их первоначальной форме, либо в видоизмененной и часто в более не­приятной форме». Почему? Далее мы читаем: «Эта первичная болезнь, несомненно, обязана своим существованием некоему хроническому миазму». Таким образом, мы ясно видим, что Ганеман рассматривал бо­лезнь только с миазматической точки зрения, и, когда он выбирал ле­карство для лечения хронической болезни, он основывал свой выбор на тех симптомах, которые указывали на действующий хронический миазм. Как мы сможем ознакомиться со способом выбора лекарств, применяе­мым Ганеманом? Только путем изучения его «Органона врачебного ис­кусства» и его труда, посвященного хроническим болезням. Каким обра­зом мы сумеем распознать симптомы миазмов? Путем изучения внешних проявлений каждого из хронических миазмов — Psora, Lues и Sycosis — на всех стадиях их развития и во всех их сложных комбинациях.

В этих двух томах написано уже достаточно, чтобы обеспечить вам хорошую базу для дальнейшего более углубленного изучения хрониче­ских миазмов, кроме того, у вас имеются ваши собственные наблюдения из повседневной клинической практики, а также великие принципы тера­певтического закона, чтобы управлять вами и направлять вас так, как это обосновано в «Органоне». Более того, у вас имеется гомеопатическая Materia Medica, которая есть ничто иное, как отраженный образ болезни, которую необходимо излечить. Миазм Psora отображен в патогенезах Sulphur, Lycopodium, Arsenicum album и Psorinum, миазм Lues — в препа­ратах ртути, иодидах и Nitricum acidum; миазм Sycosis — в Rhus, Thuja, Kali sulphuricum, Capsicum, Medorrhinum и в патогенезах многих других пре­паратов, которые будут последовательно приведены в конце этого тома.

В тех случаях хронической болезни, когда не назначается показан­ное антимиазматическое лекарство, иногда в ходе лечения симптомы ослабляются или, как говорил Ганеман, «временно сдерживаются, единственно, чтобы возвратиться в еще более тягостной форме, чем прежде». Только подобное антимиазматическое лекарство отвечает всем необходимым условиям терапевтического закона, и воистину этот закон лечения выполняется или возводится в высшую степень действия против упорствующих сил болезни посредством правильного выбора антимиазматического препарата. Таким образом, без потерь и без помех, восстанавливается жизненная сила, а динамика ее действия непрерывна

и положительна в направлении улучшения здоровья, так как нормализуются физиологические функции организма; иначе мы ограничим дей­ствие процесса лечения и будем способны привести и без тот расстро­енные жизненные силы к еще большему расстройству и искажению.

§§ 20-21 «Органона» гласят: «Мы испытываем скрытые возможности лекарств, наблюдая их воздействия на человеческий организм, когда эти лекарства качественно подобраны, основаны на базовых симптомах болезни». Мы не только наблюдаем их лечебное воздействие на указан­ную болезнь, мы в таком случае распутываем «хитросплетения» патоло­гических процессов, соблюдая терапевтический гомеопатический закон.

Изучая природу и характер действия хронических миазмов, врач одновременно изучает истинные характер и природу болезни. Это не попытка обосновать теорию, будто желудок, печень или сердце являют­ся причиной патологического состояния, но попытка объяснить, что проявления деятельности искаженной и расстроенной жизненной силы — это проявления действия конкретного хронического миазма, харак­тер действия которого врач обязан понимать, так как он определяет ха­рактер и сущность болезни. Врач должен знать, что эти патологические проявления, появляющиеся при болезни, являются нарушением нор­мального протекания физиологических процессов, возникающим бла­годаря действию некой чужеродной силы или сил, характер которых нам знаком и история и динамика развития которых, даже если миазмы подавлены, должны быть известны нам во всех подробностях. «Не су­ществует такого явления, — говорит д-р Кент, — как один орган, вы­зывающий заболевание другого органа или заболевание организма в це­лом». Итак, если ответственность за болезнь не может быть возложена на часть целого, то куда мы должны возложить ее?

Мы выяснили, что болезнь распространяется от центра к перифе­рии и что это разрушающая сила, которая запускает центральный меха­низм в направлениях, противоположных естественному протеканию жизненных процессов, противодействуя жизни и здоровью, является настолько упорной, что стремится вовлечь в этот патологический про­цесс весь организм, вплоть до его разрушения и смерти. Мы утвержда­ем, что именно эта сила является истинной причиной болезни; именно с этой силой, заявляем мы, вы знакомитесь, когда познаете характер и сущность хронических миазмов.

«Мы обязаны выявлять скрытую и неизвестную внутреннюю ос­нову болезни, а не зависеть только от ее внешних проявлений». Конеч­ные результаты болезни обнаруживаются в происходящих патологиче­ских изменениях, однако ее истоки не может выявить ни один человек, если только он не рассматривает болезнь через призму фундаменталь­ного закона природы и знания природы хронических миазмов. Физические обследования дают вам знание первого, но только динамическое исследование дает вам знание второго.

«Нужды пациента, — говорит тот же автор, д-р Кент, — выражены в признаках и симптомах», однако фундаментальное знание значения этих признаков и симптомов возможно получить только из знания хронических миазмов. Изменение состояния больного, носит оно локальный или же общий характер, происходит благодаря действию определенной силы, кооперирующейся и взаимодействующей с жизненным началом, поэто­му следует обязательно изучить эту силу, характерные особенности ко­торой обнаруживаются во всех производимых ею патологических процес­сах. Любой врач обязан знать особенности ее развития и ее проявления.

Снова цитирую д-ра Кента: «Если болезнь лечится по схеме «от причины к следствию», тогда исцеление будет прочным и надежным». Подобное положение вещей утверждается и сохраняется только тогда, когда мы наносим сокрушительный удар по причине болезни, исполь­зуя силу, способную уничтожить причину болезни.

Мягко «отодвинуть» ее в сторону посредством паллиативного ле­карства — значит лишь на время ослабить ее действие, но затем пато­генная причина вновь активизируется. Таким образом, мы признаем, что повторение внешних и внутренних проявлений болезни — это толь­ко «переключение» миазматических сил вследствие воздействия по­давляющих, ненаучных способов лечения.

Мы наблюдаем ту же самую закономерность и в случае болезней, пребывающих в латентном состоянии, например, миазм Tuberculin, пре­бывающий в латентном состоянии, активизируется под влиянием скар­латины или другого острого миазма, производя осложнения. Чтобы понять это, мы должны иметь определенные знания о взаимозависимо­сти патогенных сил и их перемещении из одной части организма в дру­гую, а также о причине этих внезапных перемещений. Врач, приме­няющий локальные способы лечения, такие как рентгеновское излуче­ние или электрический ток, не знает всех этих вещей; исчезновение па­тологических проявлений — все, что его интересует. Возвращающуюся патологию он называет рецидивами, а причина этого возвращения для него остается невыясненной, поскольку он не знает закона природы, управляющего внутренними силами. Нам известно, что развитие любо­го процесса происходит по определенным законам природы, а такое изучение «от причины к следствию» называется индуктивным методом, используя который Ганеман разработал доктрину Гомеопатии. Ослож­нения и многие из опасных и злокачественных патологических прояв­лений нередко появляются по вине врача, не посвященного в науку миазматику, не имеющего представления об активном характере и дина­мике развития миазматических болезней. Необходимо тщательно изучать конституцию каждого отдельно взятого пациента, и в этом случае обнаружится, что в основе болезни лежит определенный миазм, и врач, который не может выявить наличие миазма Sycosis у своего пациента без наличия гонореи в анамнезе, имеет весьма поверхностное представ-ление о науке миазматике и вряд ли сможет излечить пациента.

Легочной туберкулез может быть предупрежден еще до формирова­ния абсцесса в легочной ткани, если врачу известны признаки его зарож­дения. Связь между двумя миазмами может быть уничтожена только та­ким лекарством, которое будет соответствовать совокупности симптомов более активного из миазмов, так как каждый миазм имеет свои собствен­ные характерные симптомы, свои сроки и особенности развития, модаль­ности и способ действия. Появление осложнения — это появление хро­нической болезни или, правильнее, ее проявление, зависящее от внутрен­него миазматического состояния. Все, что посеяно при жизни, произра­стет и породит плоды в семейном древе. Если вы не можете обнаружить признаки болезни на поверхности тела, «вопли» изнутри будут продол­жаться до тех пор, пока болезнь не будет уничтожена. Ни один тайный гpex не может быть сокрыт, ибо все тайное рано или поздно становится явным или высвеченным. «При подборе лекарства, — говорит д-р Дж. Т. Кент, — успех лечения зависит от способности врача понимать яв­ления, составляющие миазм. Если же он не обладает этим понима­нием, он перемешает симптомы, которые не имеют ничего общего».

Д-р В. Е. Реллер, штат Айова, обсуждая миазм Psora в статье, на­писанной для журнала «Успехи медицины» (Medical Advance), 1893 г., пишет: «Ни одно из произведений Ганемана не было так охаяно и ос­меяно, как учение, содержащееся в его труде «Хронические заболева­ния», и, тем не менее, любой внимательный наблюдатель, который старательно изучит его произведения и разумно применит их положе­ния на практике, скоро на основании полученных результатов убедит­ся в их гениальности». Далее он пишет: «Посредственный врач-гомеопат не пользуется теми преимуществами, которыми он мог бы обладать, полностью полагаясь на философию Гомеопатии».

Конституциональные или хронические миазмы могут пребывать либо в латентном состоянии, либо в активном; и они могут быть на­столько скрытыми, что не будет никаких симптомов, указывающих на отклонение от здоровья, и их наличие не обнаружит даже весьма све­дущий в науке миазматике врач-гомеопат. Подобную ситуацию мы на­блюдаем у подрастающих детей, а также у крепких личностей с силь­ной жизнеспособностью. Хронические миазмы становятся активными в присутствии острых заболеваний (подобных детским болезням), а так­же в преклонном возрасте, когда жизненная сила человека ослабевает, поэтому, как правило, опухоли, злокачественные новообразования и все патологические состояния, в основе которых лежат смешанные миазмы, проявляются на склоне лет, от сорока лет и старше.

Таким образом описывается болезнь в наших клинических спра­вочниках и работах по патологии. Причина болезни всегда окутана тай­ной и неизвестна. Только потратив двенадцать лет своей жизни на по­иски неизвестной причины болезни, Ганеман засел за работу, чтобы отыскать лекарства, способные излечить все эти патологические со­стояния, в основе которых лежит смешанный миазм.

Снова цитирую д-ра Реллера из той же статьи, где он говорит: «У меня была благоприятная возможность в одной семье изучать и наблю­дать то, что уже считается бесспорной истиной. Семеро детей в этой семье умерли, не достигнув трехлетнего возраста, — все умирали от желудочно-кишечных болезней, и почти у всех выявлялся симптом гид­роцефалии; те, кому удалось выжить, страдали хроническими головны­ми болями. Я выяснил, что три сестры по материнской линии умерли от туберкулеза, к тому оке одна находилась в клинике для душевнобольных. По линии отца душевнобольными были дедушка и две сестры. Это ли не ужасное подтверждение истинности ганемановской теории Psora?».

Два лекарственных средства могут иметь одинаковые симптомы, ко­торые по форме выражения будут идентичны друг другу, но, тем не ме­нее, терапевтическая ценность этих лекарств может быть очень разной — лекарство, соответствующее миазму, пребывающему в активном состоя­нии, имеет гораздо более высокую терапевтическую ценность. Кроме того, лекарство, которое действует изнутри наружу и сверху вниз, явля­ется основным, или базовым, лекарством. Однако существует еще одно правило: при действии лекарства симптомы должны исчезать в порядке, обратном тому, в котором они проявились при испытании этого лекарст­венного средства. Поэтому при выборе лекарства мы должны классифи­цировать симптомы согласно их ценности, отдавая предпочтение тем, которые появились последними, так как они являются симптомами дей­ствующего миазма, и классифицируя остальные симптомы как относя­щиеся к миазму, пребывающему в латентном состоянии. Если симптомы миазма, пребывающего в латентном состоянии, будут сохраняться после того, как выраженные симптомы активного миазма исчезли, возможно, потребуется исследование оставшихся симптомов с целью выбора нового лекарства. Их порядок появления, их значимость и их латентность или активность должны быть тщательно проанализированы при выборе сле­дующего лечебного средства. Безусловно, если улучшение приостанав­ливается, требуется заново проанализировать симптоматику. Иногда в симптомокомплексе появляются новые симптомы, т. е. обнаруживаются старые, пребывавшие в латентном состоянии и забытые симптомы. Как при первом, так и при втором выборе они должны рассматриваться в соответствии с их миазматической ценностью. Если на поверхности кожи появляется сыпь, вновь открывается старая язва или восстанавливаются выделения, тогда дело в большинстве случаев значительно упрощается, и излечение идет по закону физиологического прогресса.

Неспособность распознать лежащую в основе болезни идиосинкразию или хронический миазм даже при лечении острых болезней может оказаться фатальной для пациента; это одна из трудностей терапевтиче­ского искусства. Мы должны понимать сущность происходящих про­цессов, поскольку часто симптомы, которые выходят на первый план и наиболее беспокоят пациента, не всегда те симптомы, на основе кото­рых следует выбирать лекарство, и наоборот. Пятнадцать-двадцать па­раграфов «Органона» посвящены теме гомеопатического подбора ле­карств, и в них заложены основы данного искусства. Как часто, приме­нив лекарства «острых» состояний, такие как Bryonia или Belladonna, в повторяющихся дозах или в разных потенциях безрезультатно, мы по­сле тщательного анализа обнаруживаем, будто бы прочитав между строк, более глубоко действующее антипсорное, антисикотическое или псевдопсорное лекарство, показанное в данном клиническом случае.

Аномальный симптом — это знак, указывающий на расстройство жизненной силы, а знание его клинической или патологической ценности является бесценным для врача Правильное определение реальной ценно­сти наблюдаемых симптомов обеспечивает надежные результаты действия терапевтического закона Врач, как попугай, выучивший гомеопатическую Materia Medica, не уделяет достаточного внимания ценности симптомов, т. к. не знает их истинного значения, и, соответственно, он никогда не смо­жет получить истинную лекарственную картину и, как следствие, не смо­жет правильно выбрать необходимое для излечения лекарственное средст­во. В тех случаях, когда это возможно, я начинаю исследование имеющей­ся клинической картины с психических симптомов и постепенно перехожу к наружным физическим симптомам или сверху вниз, к конечностям. Для врача-гомеопата патологические состояния, исключая неизбежную хирур­гию, не должны оставаться неизвестными, и, чтобы точно определить их, он обязан уметь выявлять их миазматические корни и знать их миазмати­ческие динамические основу и происхождение. Ганеман называл миазмы скверной, он говорил о них как о ядах, о заразных началах. Лекарства в материальных дозах также можно отнести к этим ядам, поскольку они являются составной частью причин, делающих человечество больным.

Профессор Г. Н. Гёрнзи, являющийся «основоположником мето­дики ключевых симптомов Materia Medica», говорит, что «мы должны быть в гармонии с совокупной симптоматикой». «Это выглядит как предписание на основе отдельно взятых симптомов, — пишет д-р Е. В. Берридж о методе подбора препарата по «ключевому симптому», — но это не так; данный метод предполагает точное установление опреде­ленного необычного, характерного симптома». Как уже ранее указыва­лось, именно эти ярко выраженные ключевые симптомы, именно эти характерные признаки указывают на наличие подавленного миазма. Я не верю, что можно правильно подобрать лекарство на основе отдельно взятых симптомов, но я верю в совокупное единство симптомов дейст­вующего миазма и, естественно, не верю в метод предписания по прин­ципу «понять болезнь с одного взгляда».

Полагаю, Ганеман был первым, кто заявил, что гонорея является миазматической болезнью, такой же всеобъемлющей, как и сифилис или миазм Psora, протекающей схожим с сифилисом образом и имею­щей три характерные стадии развития, проявления и патология которых качественно отличаются друг от друга, а также от других хронических миазматических болезней. Ганеман отдельно описывает эти различные стадии и далее говорит: «Если болезнь не вылечена на ее катаральной стадии или если ее симптомы подавлены местным лечением, болезнь становится хронической». Такова вкратце история развития миазма Sycosis, и мы не раз наблюдали ее в клинической практике. Мы знаем, что после подавления гонореи может наблюдаться период видимого здоровья, однако при тщательном и пристальном обследовании пациен­та всегда обнаруживаются симптомы, возможно, слишком незначи­тельные, чтобы пациент на них жаловался, но которые указывают на наличие патологического состояния, отличного от нормального состоя­ния, существовавшего до заражения гонореей.

Слабо выраженные симптомы могут оставаться неизменными или могут постепенно усиливаться, в зависимости от того, более сильное или более слабое жизненное начало удерживает их в скрытом состоя­нии. Однако придет время, когда жизненное начало ослабевает в ре­зультате либо острой болезни, либо какого-то значительного душевного расстройства, и тогда миазм Sycosis перестает быть латентным и выры­вается наружу в форме какого-либо патологического состояния, часто имеющего злокачественную природу, которое быстро уносит жизнь пациента. Везувий был спокоен, но легкая дрожь и струйка дыма ука­зывали, что он не потух и только дремлет. Однако благодаря возможно­стям Гомеопатии «вулкан» миазма может быть усмирен и все следы его присутствия в организме могут быть уничтожены.

Прежде чем закончить эту главу, я хочу сказать несколько слов о другом способе проникновения сикотического токсина в организм, а именно через ныне модный порочный метод вакцинации. Мы рассматри­ваем вакцинацию как разновидность миазма Sycosis и больше не сомне­ваемся в этом, так как частые случаи всех тех острых болезней, нередко принимающих опасные формы, появляющихся после проведения вакцинации, однозначно подтверждают это мнение. Однако это вcero лишь измененный, ослабленный вирус плюс процесс животного перерождения, которому вирус подвергается в процессе изготовления препарата. Вакци­нация насильно навязывает всем людям миазм Sycosis и является источ­ником многочисленных кожных заболеваний, таких как рожистое воспаление, импетиго, псориаз, кореподобные сыпи, некоторые формы гангре­ны, эритемы, розеолы, всевозможные папулезные и пустулезные сыпи, крапивница, экзема, герпетиформный дерматит, пузырчатка, обыкновен­ная волчанка и многие, многие другие — все эти болезни буквально «кричат» во всеуслышанье: «Остановите смертоносный прогресс вакци­нации, иначе все человечество вскоре выродится!». Мы верим, что весь народ, все как один поднимутся и в один голос потребуют прекратить практику вакцинации. Каждый добросовестный врач должен стать усерд­ным проповедником, несущим эту правду в каждый дом и каждому своему пациенту. Давайте прекратим принудительную вакцинацию и больше не позволим вести людей, особенно невинных детей, будто овец на бойню.

Мы верим в возможность профилактики болезней, и эта тема пред­ставляет особый интерес при таких острых заразных болезнях, как оспа, однако не следует ограничиваться одним стандартизированным средст­вом (грубый вирус коровьей оспы), как это навязывается сейчас обще­ственности несправедливыми законами, которые оставляют свой смер­тельный след после прививки. Это особенно опасно для детей, и осо­бенно для детей, имеющих туберкулиновую интоксикацию. «Долой вакцинацию!» — таков должен быть наш лозунг.

Просмотров: 5406 ,